Глава 460. Истинная призрачная мощь

Услышав это, маг не рассердился, а лишь молча улыбнулся.

В следующую секунду произошло нечто удивительное. Серый туман, содержавшийся в рассыпавшихся в пыль костях, начал перетекать в другие скелеты, и вот скелеты уровня одной звезды с костяным оружием в руках начали подниматься с пола.

— А пока не рассеется магия, то они смогут снова возрождаться?  — Сун Фей жадно рассматривал увиденное, стремясь ухватить ключевые факторы. Он протянул руку в пустоту, и полуметровая серебряная рука схватила одного скелета, встряхнула его, так что туман рассеялся, это движение, можно сказать, уничтожило магию Хассалбэнка.

Этот серый туман хоть и был магией мертвых душ, но он имел много общего с боевой энергией и другими видами магических элементов. В темном мире Сун Фею много и часто приходилось сражаться с мертвецами, поэтому вся эта пугающая магия была для него обычным делом, надо было лишь знать ряд приемов, чтобы в ней разобраться.

Лицо Хассалбэнка потемнело.

Старый некромант многое понял, он осознал, что этот с виду молодой король хорошо разбирался в методах борьбы с мертвецами, очевидно, у него были сотни и тысячи боев практики за спиной, эта сцена также красноречиво говорила о том, что он не раз сражался с некромантами.

На материке Азерот некроманты всячески преследовались, при обнаружении им грозила смерть. Этот король не раз сражался с некромантами, и раз он стоит здесь живой, то это значит, что сотни или тысячи некромантов погибли от его руки.

Хассалбэнк не был кровожаден, но в бытности своей будучи главой [Храма мертвых], он не раз сочувствовал другим некромантам, тем более что святой престол старался выставить их в глазах мирян жестокими и порочными. Чаще же они вовсе не были такими, какими их изображали барды – нередко это были люди с тяжелой судьбой, многие из них были выходцами из бедноты, потому что обучение этому виду магии не требовало вложений золота и волшебных камней, да и проходило быстрее и проще. Чаще всего решение стать некромантом было своего рода протестом бедноты против жестокости и своеволия знати, ее оружием и надеждой.

Он знал, что многие некроманты были добросердечными и честными людьми, жаль, что простые люди обманывались неприглядностью их ремесла, да еще кознями святой церкви, и начинали видеть в них врагов.

Даже он с его возможностями был вынужден скрываться, что уж говорить о рядовых некромантах.

Из-за этого сострадания, увидев продемонстрированные Сун Феем навыки уничтожения мертвецов, он почти инстинктивно воспылал к нему ненавистью и враждой.

Хассалбэнк остановился и холодно произнес:

— Ваше Величество хорошо осведомлен в обращении с мертвыми, но разве это дает тебе право наглеть передо мной?

Сун Фей почти сразу понял, в чем причина резкой перемены в бывшем главе [Храма мертвых], но не стал объяснять ему ситуацию, а лишь кивнул:

— Я и правда умею разбираться с этими ребятами, однако, почему бы мне не наглеть?

— Хм!  — Хассалбэнк мрачно улыбнулся:

— Хорошо, если королю Чамборда так любопытно, я расширю его кругозор.

Сказав это, он растопырил десять пальцев, не произнося никаких заклинаний, и с его рук потек густой черный туман, заливая дальние углы залы и заполняя кости. Раздался скрежещущий костяной звук, от которого остальные люди побледнели. Скелеты начали подниматься, в пустых глазницах зажглись красные огни, кости из белых становились черными. Размахивая костяными мечами, словно черная волна, мертвецы окружали троих людей.

Сун Фей склонил голову.

В этот раз мертвяки Хассалбэнка выглядели куда более разумными. Кости пугающе почернели, поблескивая, словно черный нефрит, их крепость увеличилась, прочность была сравнима со сталью. От скелетов исходил запах смерти, каждый был где-то на уровне четырех-пяти звезд.

Это было настоящее искусство обращения с останками.

Кроме того, убивая солдат, эти скелеты превращали и их тела в ходячих мертвецов и обладали потрясающей боеспособностью. Сун Фей хорошо представлял результат их столкновения с обычной армией. Эти скелеты, порабощая убитых солдат, распространялись как компьютерный вирус, и были способны наращивать свою численность.

 

Ужасно!

Таково было страшное искусство некроманта.

Несмотря на это, посмотрев на лицо Хассалбэнка, Сун Фей понял, что у того есть еще козырь в рукаве. В это же время мальчик Артур начал отступать к дверям. Увидев это, Сун Фей улыбнулся. Хотя мальчик и выглядел невинным и чистым, как капля воды, он догадывался, что он коварен, как дьявол, и на самом деле идет к дверям, чтобы преградить путь тем, кто попытается бежать.

Интересная парочка.

Сун Фей не стал отражать атаку, а лишь усмехнулся и сказал:

— Ты ведь знаешь, что эти игрушки меня не остановят.

Хассалбэнк скривил рот:

— Попробуешь, тогда узнаем. Если не остановят тебя, то смогут превратить твой тридцатитысячный легион в мертвецов.

— Война дружбе не поможет,  — загадочно улыбнулся Сун Фей и предложил:

— А мы могли бы обменяться опытом.

— Например?  — хотя Хассалбэнк и презирал этого маленького короля, но он не осмеливался недооценивать его, да и от [Города смерти] до Города Двух Флагов было недалеко, и слишком сильная вспышка его магии могла привлечь сюда мастеров святой Церкви, что помешало бы его планам.

Сун Фей рассмеялся:

— Например, я призову ребят, чтобы твой питомец с ними развлекся.

Он переключился в режим некроманта и использовал навык [Призыв скелетов], светло-серая магия потекла от него во все стороны. По движению его пальца прах, в который он недавно обратил скелетов, снова стал костями.

У Хассалбэнка отвалилась челюсть, а глаза чуть не вывалились из орбит.

То же самое было и со стоявшим у выхода мальчиком.

Даже скелеты, поднятые Хассалбэнком, изобразили крайнее удивление, распахнув челюсти с черными зубами, словно они могли мыслить и были потрясены.

— Ты… ты… ты…  — всякое повидавший Хассалбэнк в этот раз сам остолбенел от удивления, не в силах выразить словами свои мысли.

Однако, удивлен он был не только тем, что король Чамборда призвал скелетов.

В реальности это не было такой уж редкостью. Некоторые аристократы в погоне за властью и силой тоже вступали на путь некромантии, при этом сильно рискуя, но они хорошо скрывались. Конечно, они не вдавались в тонкости этой магии, используя полученные знания для своей пользы, были даже такие, кто убивал простых людей, чтобы пополнять свои армии мертвецов, вступали на ложный путь и способствовали очернению образа некроманта.

Когда Хассалбэнк сталкивался с такими, то  он старался уничтожить их.

То, что его на самом деле поразило, крылось в красоте самой магии, использованной Сун Феем. Эта светло-серая сила порождала в его сердце волну невыразимых чувств, только такой, с почтением относящийся к искусству некромантии человек, как Хассалбэнк, мог уловить то, что она ему говорила.

Оставить комментарий