Глава 462. Как насчет присоединиться к нам?

Увидев самодовольную улыбку и приподнятые брови молодого короля, явно ощущавшего себя хозяином ситуации, Хассалбэнк понял, что тот ждет, что он тоже призовет аналогичных по уровню мертвецов, но он не был способен это сделать.

Когда он был на пике сил, то даже тогда это умение требовало длительного чтения заклинаний, а сейчас его способности были в упадке из-за всех этих погонь, и призыв был бы еще труднее для него.

Рассчитывая еще раз испытать этого короля, в котором он уже видел [Избранника Смерти], Хассалбэнк мысленно приказал шести черным скелетам атаковать белых скелетов-мастеров.

Вжух! Вжух!

Скелеты-мастера сделали лишь одно простое движение —  и шаровые молнии полетели в сторону четырех черных скелетов, с грохотом превратив их в крошево.

Какая сила!

Брови Хассалбэнка прыгнули вверх, сила этих электрических зарядов превосходила все его представления.

— Неужели это и есть та самая сила [Дыхания смерти], которой боялись даже сами бессмертные? Это несравненно. Если бы был человек, владевший ей, да еще использовавший знания из [Волшебной книги мертвых], разве удалось бы Святой Церкви так легко разрушить [Храм Смерти]?  — мысленно Хассалбэнк восхищенно вздохнул.

Тем не менее он не знал, что несмотря на чистую силу, Сун Фей не мог призвать бесконечные полчища таких скелетов, потому что его Величество был ограничен в количестве. Сейчас его некромант 65-го уровня мог призвать пять скелетов-мастеров и до восьми скелетов-солдат.

Тем не менее сейчас Хассалбэнк убедился, что перед ним находится легендарный [Избранник смерти]. У Святой Церкви был аналогичный титул [Избранник бога] для таких талантов, обладавших золотой святой силой – отличие лишь в одном слове, но эти люди были диаметрально противоположны. Эти люди получали огромный почет, свободу и богатство, их было мало, но все-таки куда больше, чем [Избранников смерти], которых уже много лет не появлялось ни одного.

Появление Сун Фея для Хассалбэнка было сродни наблюдению рождения ребенка у бога Смерти, смилостивившегося над своими адептами, это была, казавшаяся уже недосягаемой, надежда на возрождение [Храма Смерти].

Этот молодой король, неизвестно как овладевший таинствами магии смерти, для Хассалбэнка был мессией, и неясные мысли уже появлялись в его голове.

В его груди поднималась буря. Артур тоже стоял, разинув рот так, что в него можно было засунуть драконье яйцо, он тоже не предполагал, что они встретят такого сильного некроманта в Зените.

Его Величество наслаждался выражением их лиц, с которых как ветром сдуло всю наглость и развязность. С тех пор, как он открыл все семь профессий в Диабло, он так или иначе использовал варвара, амазонку, друида, паладина и прочих, но не некроманта, чьи способности на континенте приходилось скрывать, и не было перед кем им похвастаться. Для него это было как пример для мужчины, который выпил Виагры и не нашел себе девушку на ночь, ложиться в кровать одному. Сегодня ему, наконец, представился случай это исправить.

— Стена из костей!

Со скрипом кости сформировали в зале белую стену высотой три метра, толщиной — метр и длиной — десять метров, которую было бы непросто пробить даже небольшому отряду тяжелой кавалерии.

— Костяная ловушка!

В воздухе возникла огромная костяная клетка, окружившая четырех скелетов Хассалбэнка, которая вдруг начала сжиматься и вскоре так уменьшилась, что раздробила на кусочки прочных, как сталь, черных скелетов – похоже, в такой западне было бы не выжить даже мастеру уровня пяти звезд.

— Костяное копье!

Его Величество махнул рукой — и возникшее из ниоткуда белое костяное копье пронзило насквозь нескольких скелетов, сделав их похожими на фрукты на шпажке, и они превратились в груду гнилых костей…

 

— Костяные клыки!

Четыре острых белых клыка пронзили еще четырех скелетов.

— Костяная броня!

Костяные хлопья, похожие на шестиугольные снежинки, кружась, облепили его тело, образуя толстый костяной доспех. Сун Фей засмеялся и приказал одному из скелетов запустить шаровые молнии в него. Каждый из снарядов, способный прихлопнуть парочку мастеров четырехзвездного уровня, не нанес его броне никакого урона.

Успокоившись, Хассалбэнк подал знак Артуру внимательно следить за всем, что делал Сун Фей, и чем больше он сам видел, тем больше удивлялся, потому что ни для чего из этого он не использовал заклинания.

— Это гениально, это уже какая-то абсолютно новая магия,  — Хассалбэнк не испытывал ничего, кроме потрясения.

— Каменная статуя!

По велению руки Сун Фея мертвая сила полилась вниз, в землю, и она затряслась, и из нее начал подниматься огромный человек, состоявший из камней и глины. Не прошло и десяти секунд, как появился десятиметровый каменный голем, его гигантское тело и мощные конечности внушали страх, одним ударом он уничтожил шесть скелетов…

Игрушки его Величества уничтожили уже больше половины скелетов Хассалбэнка, но некромант уже почти оправился от потрясения и его лицо стало спокойным. Кроме того, половину скелетов Сун Фея он уже тоже извел, да и маны оставалось не больше половины, а потому он решил прекратить.

Оставив только простых скелетов и скелетов-мастеров, да еще глиняную статую стоять рядом, одетый в костяной доспех, довольный собой Сун Фей посмотрел на некроманта, ожидая его реакции.

Тот вздохнул, внезапно все поняв, и сказал:

— Я думаю, что я понял, почему ты один встретил нас в зале, все, что было сегодня – это ловушка для нас, не так ли?

Сун Фей рассмеялся и ответил:

— Ха-ха, не говори так, зачем же ловушка? Раз уж ты знаешь мое положение, то должен был понять мои намерения. Так как насчет дружбы? Подумай насчет присоединения к Чамборду? Для человека в твоем положении — это хорошее предложение.

Сун Фей улыбался, ожидая, что Хассалбэнк сразу согласится.

Но тот отрицательно покачал головой.

— Александр, честно говоря, я не знаю, как ты стал королем вассального государства и что ты замышляешь, но хочу тебе напомнить, что ставки слишком высоки. Ты высоко забрался и привлекаешь много внимания, твоя аура чистейшего [Дыхания смерти] выдаст тебя Церкви, ты просто играешь с огнем. Как только Церковь тебя обнаружит — ты погиб, даже с твоей силой, ты не сможешь ей противостоять. Если я присоединюсь к тебе, то не только не помогу, но ускорю твою гибель, Церковь уже отправила сюда много мастеров по моим следам, когда Демонические Врата откроются — настанет мой последний день.

Сказав это, Хассалбэнк посмотрел на Сун Фея и понял, что как бы ему ни хотелось обучать этого юношу, что он не может подвергать его опасности, тем более теперь, когда он сам ослаблен и уже навел на свой след церковных ищеек, и он не мог раскрыть им секрет молодого короля.

Чтобы сберечь последнюю надежду [Храма Смерти], этого Спасителя, Хассалбэнк не мог находиться рядом с ним.

Поэтому он не мог помогать ему – помогая, он лишь принес бы вред.

Оставить комментарий