Глава 493. Извилистая дорожка ведёт к обетованной земле

 — Ты… — этот абсолютный деспот снова был разъярён из-за необоснованной насмешки Сун Фея и уже намеревался атаковать.

— Заткнитесь оба, вы и так слишком много растратили моего времени. Я хочу попасть в центральную зону. Немедленно активируйте магический алтарь, открывайте [Магические врата]. Свою вражду разрешите после вхождения в зону 36-го уровня, — внезапно выкрикнул, находившийся всё время с закрытыми глазами и молчавший, таинственный могущественный маг в белом одеянии. В его изумрудных зрачках замерцал блеск опасности. Даже такой могущественный человек, как император Эйндховена Кромкамп, увидев эти зрачки, невольно вздрогнул.

Вжжж!

Закончив говорить, таинственный маг окинул неимоверно холодным взглядом всех людей, вытянул ладонь и приложил к находившемуся рядом четырёхметровому столбу [Магических врат], в который влился поток величественной силы. Можно было невооружённым глазом увидеть, как тёмно-серый безжизненный столб неожиданно засверкал ярким блеском. На столбе замерцали руны и вскоре распространились по всему столбу [Магических врат].

Вжжж!

Вжжж!

Воины, находившиеся в других частях алтаря, одновременно влили силы в стоявшие позади [Магические врата]. В воздухе послышался тихий вибрирующий звук. [Магические врата], одни за другими, начали молча открываться. Непрерывно столбы испускали удивительные колебания энергии.

— Ох! —  император Эйндховена холодно охнул в сторону Сун Фея, положил ладонь на столб, влив в него силу. Злобный взгляд, по-прежнему, прочно следил за Сун Феем.

Сун Фей натянул насмешливую улыбку, пожал плечами, непринуждённо вернулся к [Магическим вратам] в северо-западном углу, подставил одну руку к столбу и влил в него поток магической силы.

В мире Диабло хоть варвар и полагался на физическую силу, и создавалось впечатление, будто он никак не был связан с магией, однако, в реальном мире всё на самом деле обстояло наоборот. Многие способности варвара приводились в действие за счёт магии. Например, при применении самых мощных в настоящий момент способностей Сун Фея [Смерч] и [Атака в прыжке] требовалась определённая магическая энергия.

После того, как варвар Сун Фея повысился до 40-го уровня на кошмарной сложности, то почти все очки характеристики были вложены в атакующий параметр – [Силу]. Маны у него было немного, но вполне хватало для активации [Магических врат].

Вскоре восемь [Магических врат] на магическом алтаре начали переливаться голубоватым свечением, а затем с алтарём произошли удивительные изменения. Огромные ровные плиты под ногами стали двигаться вверх-вниз, словно клавиши клавиатуры, по которым стучали невидимые пальцы. Это выглядело очень необычно. Далее камни в нижней части алтаря образовали что-то вроде большого диска, который с грохотом вертелся.

Такое странное явление напоминало Сун Фею настройку радио на определённую частоту.

Этот процесс продолжался не более 30 секунд, после чего восемь [Магических врат] мгновенно испустили бледно-голубое волнистое свечение, которое окутало всех воинов, находившихся под вратами. Голубое сияние замерцало, и находившиеся в нём силуэты стали тускнеть. Это служило признаком телепортации.

— А-а-а, рискну! —  кто-то из стоявших под алтарём людей внезапно бешено зарычал и, не щадя сил, запрыгнул на алтарь, стараясь в последнюю минуту занять место во вратах. К сожалению, только его силуэт соприкоснулся с алтарём, как невидимая сила раздробила его в мелкий порошок. Он превратился в кровавый туман, от тела не осталось и следа. Его тут же постигла жестокая смерть.

Эта сцена тут же утихомирила пыл других воинов, которые хотели поступить точно так же.

В следующий миг ярко вспыхнуло голубоватое свечение, лишив всего вокруг краски.

Затем пространство исказилось, всё стало хаотичным. И в следующую секунду от воинов, стоявших на алтаре под [Магическими вратами], не осталось и следа.

После того, как всё закончилось, приведённый в действие магический алтарь снова погрузился в могильную тишину. Всё, что здесь происходило прежде, теперь казалось лишь иллюзией. Некоторые, полагавшиеся на везение, воины запрыгнули на алтарь, влили в столбы [Магических врат] силы, попытавшись вновь активизировать магический алтарь, но, к сожалению, как бы сильно они не старались, алтарь больше никак не реагировал.

После продолжительного времени толпа людей разошлась.

Некоторые люди не желали примиряться, возвращались в зоны других уровней, ища удачи. Возможно, если повезёт, то они обнаружат сокровища, которые до них ещё никто не находил, и соберут большой урожай. Пусть даже им не повезло, и они не занимали сильных позиций, чтобы вступить в [Магические врата], зато они могли поискать не особо опасные для них магические ловушки, чтобы закалить свою силу и прорваться дальше в своём боевом искусстве. Так что они не зря пришли в [Демонический дворец].

— Мы тоже пойдём, — упавший духом [Гималайский отшельник] протяжно вздохнул, посмотрел на трясущегося от страха второго ученика Дони и, как ни странно, не стал упрекать или наказывать за ту недавнюю подлую измену. Наоборот, он по-прежнему заботился об этом пареньке, который оскорбил своего наставника.

Для Дони это стало неожиданностью. Увидев, что наставник не хотел его убить и не поменял к нему своего отношения, Дони стал недоумевать. Его страх постепенно пропал. Его прежние заносчивые высказывания оскорбили немало могучих воинов. Теперь несколько человек, которые ещё не ушли, смотрели на него недобрым взглядом. Ему только и оставалось, что встать на сторону [Гималайского отшельника]. По крайней мере, было намного безопаснее находиться с, судя по всему простившим, его наставником, чем с пятью врагами, которые дали ясно понять, что хотели разобраться с ним.

 

Несмотря на то, что у [Гималайского отшельника] не хватило сил побороться за [Магические врата], да ещё он потерпел поражение от рук короля Чамборда, однако, нельзя было недооценивать его мощь, к тому же, владевший божественным энергетическим оружием принц Аякса Вертонген проявлял уважение ему. Воины, хотевшие расквитаться с Дони, поколебались и, в итоге, холодно усмехнувшись, ушли.

Возможно, им казалось, что [Гималайский отшельник] и сам разберётся с Дони.

— Пошли. Нужно сперва найти подходящее место и восстановить силы. Когда наши силы восстановятся, то немедленно покидаем [Демонический дворец] и возвращаемся в Гималаи. Запомни, впредь больше не нужно состязаться с королём Чамборда. Этот человек слишком опасен. Ни в коем случае не смей его провоцировать.

[Гималайский отшельник] выглядел расстроенным. Он высвободил светящуюся оболочку из энергии огня и обволок ею Дони для защиты. Он шёл первым.

На лице Дони отразились сложные чувства, но он вынужден был следовать за наставником.

А иначе с его силой, оставшись один в зоне 34-го уровня, он бы пошёл на верную смерть и не сумел бы выбраться из демонического дворцового ансамбля.

Но этот парень с коварным лицом явно не воспринял всерьёз слова [Гималайского отшельника]. Сперва он получил взбучку от Сун Фея на глазах многотысячной армии, утратив лицо, а теперь Сун Фей отобрал у него шанс войти в [Магические врата], и Дони оказался в опасном положении. Его переполняла ненависть по отношению к Сун Фею. Он не мог просто так об этом забыть.

Глаза Дони мерцали, что явно говорило о его дурных намерениях.

Но никто не заметил, как после того, как все люди ушли, в воздухе показалась рябь, и под алтарём показался маленький светловолосый мальчик, одетый в чёрные лёгкие доспехи. Он смотрел в сторону, куда ушли [Гималайский отшельник] и Дони. На лице показалась милая, непорочная и в то же время жуткая улыбка.

— Ну что за чертовщина. Старая рухлядь и Александр не взяли меня в [Магические врата]. А эти два бесстыжих гада вывели меня из себя…Хе-хе, так или иначе, эти два гада пошли восстанавливать силы, хе-хе, сперва пойду отыщу немного вина, а потом пойду расправлюсь с ними, ха-ха…

Закончив говорить, нечестивый костяной дракон мелькнул и исчез.

……

……

Пейзаж перед глазами быстро поменялся. Казалось, что мгновенно прошли миллионы лет.

Когда всё перед взором вернулось в нормальное состояние, то Сун Фей тотчас же изумился.

Перед глазами находился сплошной глухой лес. Различные вековые деревья закрывали небо. Зелёные стволы простирались до небосклона. Ярко-зеленый цвет бросался в глаза. До ушей доносились рёв зверей и щебетание птиц. Дул слабый ветерок. Запах травы и почвы ударил в нос. Воздух был очень свежий. Стоило его вдохнуть, как сразу появлялись приятное настроение и бодрое сознание. Все поры на теле свободно дышали. Такое чудесное чувство заставляло людей ошибочно полагать, что они очутились в райском уголке.

Сун Фей, действительно, не ожидал, что зона 36-го уровня в [Демоническом дворце] будет иметь совсем иную обстановку. Небо не накрывало серебристое защитное силовое поле, отсутствовали непрерывно тянувшиеся старинные постройки. Это было попросту другое место, наполненное буйной жизненности. Это место, по сравнению с предыдущим таинственным старым демоническим дворцовым ансамблем, казалось просто раем на земле.

А в это время во внешнем мире стояла холодная зима. Зато здесь как будто был конец весны или начало лета. Воздух был влажным, листья зелёными. Всё было полно жизни, как будто здесь спутались время и пространство. Это не был реальный мир. Если Сун Фей не ошибался, то вполне возможно, что это был маленький мир, который создали когда-то в глубочайшей древности великие личности с методами, противоречащими самой природе. Этот мир напоминал сооружённое древними предками удивительное пространство, скрывавшееся в палатке жрицы Акары из [Лагеря разбойников].

Оказывается, [Магические врата] являлись входом в этот маленький мир.

Спустя продолжительное время, Сун Фей постепенно пришёл в себя.

Теперь рядом с ним стояли четверо пожилых мастеров, с которыми он вступил в [Магические врата] на северо-западном углу алтаря. Очевидно, четверо мастеров тоже впервые попали в эту легендарную центральную зону [Демонического дворца] и тоже вскоре были ошеломлены тем, что увидел Сун Фей.

Сун Фей неожиданно о чём-то вспомнил, насторожился, оглядевшись по сторонам и с удивлением обнаружил, что вокруг него находились только четыре мастера. Остальные же прошедшие через другие семь [Магических врат], бесследно исчезли. Даже выпустив душевные силы, в радиусе почти двух километров невозможно было ощутить ауры других могучих воинов.

Оставить комментарий