Глава 507. Мгновенное убийство

Для Сун Фея воины солнечного ранга были кем-то из разряда легенд. В мире было очень много низкоуровневых воинов, многие посвящали боевому искусству всю жизнь, но никогда не встречали воинов такого ранга. На континенте Азерот слова «воин солнечного ранга» означали загадочность, непобедимость, несокрушимость, способность уничтожить кого угодно, славу, власти воинов солнечного ранга завидовали короли, и вот сегодня он встретил такого.

Согласно преданиям, помимо превосходства в силе, солнечные воины гораздо лучше, чем лунные, понимали законы мироздания, а потому могли создавать принадлежащий только им образ.

Солнечный образ.

Солнечным образом называли созданный мастером солнечного ранга небольшой мир, потому что, поняв законы мироздания, мастера могли создать свой мир по его подобию, но сделав его удобным для себя, чтобы им было выгодно вести сражения в них. Внутри своего образа мастер был практически непобедим и легко мог справиться с равным ему по силам мастером, разве только противник был значительно сильнее и мог разрушить образ.

Для равного по силам воина попасть в чужой [Солнечный образ] было катастрофой.

Кто бы мог подумать, что этот маг находился в солнечном ранге.

Поскольку мастера не успели среагировать и попали в образ, они, можно сказать, уже проиграли.

Этот волшебник использовал магию огня, и поэтому его солнечный образ был заполнен ужасной лавой и невыносимым жаром, повсюду бурлила энергия огня, что создавало мощное преимущество для волшебника с магией огня.

— Чтоб тебя, надо было тебе убить мальчишку, там убил бы, зачем надо было втягивать меня?  — гневно прорычал трехметровый гигант, император Эйндховена, который бы давно уже атаковал, если бы противник не превосходил его по силе.

— Ха-ха-ха, глупый вопрос, зачем мне нужны поводы для убийства? Этому солнечному образу [Мир ослепительного огня] в первую очередь нужны жертвоприношения, а у вас много силы, вы подходите, ха-ха-ха…

Маг так же презирал и императора Эйндховена, а потому нагло хамил ему в лицо. Сказав эти слова, он взмахнул черным магическим посохом, издав гулкий грохот, во все стороны полетели искры. Он взмахнул огромным кулаком в направлении Кромкампа, намереваясь столкнуть его.

— Сдохни!

Император Эйндховена разъярился, его тело вспыхнуло зелено-голубым светом, мышцы гиганта вздулись, и он выставил навстречу этому кулаку два своих.

Бум!

От столкновения трех кулаков весь мир покачнулся, в кулаке гиганта образовалась дыра.

— Ха-ха-ха, не так уж и хорошо, этот солнечный образ… — рассмеялся после успешного удара император Эйндховена, когда его тело, похожее на стальной гвоздь, пробило дыру в руке гиганта, и он заорал:

— А ну продырявь меня!

Он собирался оторвать великану половину руки.

Окружающие, включая Сун Фея, тоже приободрились, начав несколько недооценивать солнечный образ, и решив, что он не настолько опасен для них.

— Ха-ха, сломал? Ты сломал?  — маг расхохотался.

Лава начала притекать к стопам гиганта и перемещаться по нему, и вскоре у него выросла новая рука не хуже старой, которая потянулась к императору Эйндховена и поймала его.

— Черт… ааааааа!!!  — завопил побелевший Кромкамп.

 

Почувствовав опасность, он начал изо всех сил бороться, его тело окутала энергия, и он принялся атаковать руку, чтобы избежать встречи с кипящей лавой, но его разница в уровне с магом была слишком велика, поэтому все попытки были тщетны. Рука гиганта все время пополнялась магмой, и в конце концов, превратилась в шар магмы, внутри которого оказался император Эйндховена.

Вскоре звуки борьбы и крики затихли.

Поверхность шара тоже успокоилась.

Очевидно, этот жестокий тиран погиб в нем и сам стал частью магмы… это всех потрясло.

Мастер на верхнем уровне полной луны был прирезан как курица?

Буль!

Шар магмы упал в море лавы и теперь погружался, по морю разбегались волны, но еще более сильные волны бушевали в сердцах людей. Раз он так легко разделался с Кромкампом, то он и впрямь непобедим, даже если они все объединятся вместе, они не смогут справиться с ним.

Внезапно все ощутили близкое дыхание смерти.

— Ха-ха, король Чамборда Александр, ты все еще думаешь, что я не посмею убить тебя?  — маг сейчас ощущал себя властелином мира, гигант из магмы самодовольно расхохотался, он смотрел на Сун Фея, ожидая, что тот падет ниц и будет молить о пощаде.

— Хорошо, старик, вынужден признать, смелости тебе хватило, раз посмел убить человека из церкви, то осмелишься убить и меня, вот только суметь убить и мочь убить — это разные вещи, не так ли?  — на лице Сун Фея была легкая, непонятная другим улыбка, он был спокоен.

— Ха-ха-ха, ты и сейчас ведешь глупые споры, червяк, я даже зауважал тебя, жаль, что ты выбрал сторону церкви, а значит предал свою империю Зенит, предал Ясина, ты – отказавшийся от славы жалкий изменник, еще имеешь наглость спорить?  — независимый вид Сун Фея рассердил мага, просто убить его ему бы не доставило удовольствия, поэтому он начал раззадоривать Сун Фея.

— Предатель? Смешно! Когда это я предавал Зенит?  — Сун Фей расхохотался как от хорошей шутки:

— С тех пор, как я стал королем, я никогда не совершал ничего против империи Зенит, и впредь не буду. Хоть отношения между империей и церковью слегка натянутые, но они вовсе не враги, а золотая святая сила — всего лишь дар богов, она только на пользу империи, хе-хе, старик, эти глупости рассказывай кому-нибудь другому, и если ты рассчитывал меня задеть, то крупно облажался!

Сун Фей сказал это без тени смущения.

С тех пор, как он стал учеником Красича, он поклялся, что всю жизнь будет защищать границы Зенита, и ни разу не задумывался о возможности измены, он был чист, и говорил от чистого сердца, заставив мага прикусить язык.

Вдалеке от Сун Фея человек с синими волосами, услышав эти слова, подумал о чем-то, и слегка кивнул головой, уголки его рта изогнулись и что-то теплое промелькнуло в глазах.

Глаза волшебника метали молнии, он уже не контролировал себя, почему его так бесит этот сопляк? Он все сильнее и сильнее хотел убить его, и потому не сдержался:

— Тем не менее, ты сегодня умрешь, а перед тем как убить тебя, я убью всех, кто здесь есть, потом мучительно убью тебя, а потом уничтожу всех, кто тебе был дорог, никого не оставлю в живых, а потом уничтожу твою империю Зенит!

От крика волшебника лава забурлила еще сильнее. На правах мастера солнечного ранга он мог делать такие заявления, для него не составило бы особого труда стереть с лица земли империю первого ранга.

— Уничтожишь империю Зенит? Доменек, разве я тебе не отвечу?  — крик мага прервал бесстрастный голос из толпы.

Эти слова произнес не Сун Фей.

Оставить комментарий