Глава 509. Великий император Ясин

Пока жив Ясин, никто его не превзойдет!

Произнесенные мужчиной с синими волосами слова, словно тяжелый предмет ударили всех по головам, и они загудели, пустые, потому что все понимали, что они означают.

Означают чудо.

Чудо, не имеющее равных ни на территории Зенита, ни на Азероте.

А также обозначают имя, славу одного человека, и одну империю.

Пока жив Ясин, никто его не превзойдет.

Великий император Ясин.

Этот человек с синими волосами и был тот уникальный талант, непобедимый герой, основатель империи Зенит, из принца ставший императором – Андрей Ясин.

Словно что-то сильно ударило в сердце Сун Фея — и оно сильно забилось.

— Этот мужчина… в самом деле, великий император Ясин? Это… невероятно,  — его Величество не смел в это поверить, потому что он знал, что по слухам, Ясин доживал последние дни. Ранее полученные раны накопились и разрушали его тело, и как надеялись его враги, его смерть была лишь вопросом времени. Спартак, враг Зенита, и его союзники, предприняли немало усилий, чтобы добыть эту информацию, и теперь она считалась безошибочной, так почему здесь, где он не мог оказаться, неожиданно появился великий император Ясин?

Сун Фей неотрывно смотрел на мужчину с синими волосами.

— Это великий государь Ясин? Тот, кто двадцать лет держал в страхе соседние империи, не осмеливавшиеся атаковать Зенит?

Его Величество не впервые видел легендарного императора.

Три месяца назад, на военном смотре Зенита, император Ясин показался, пролетев по небу, управляя колесницей, в которой были запряжены драконы. Тогда Сун Фей запомнил лишь густой слой золотистой энергии, окутывавшей его тело. Тогда он был на пике уровня шести звезд, и подумал, что даже случайно пролившаяся капля этой силы раздавит его, как скала.

Тогда Сун Фей не разглядел внешности государя.

Но уже тогда в золотистой силе Ясина он уловил слабый аромат упадка, словно болезни, подтачивающей старика, неважно, насколько он силен, но солнце его жизни уже клонилось к закату, и многие отметили, что могучий мастер стареет.

Но сейчас энергия, стоявшего перед ним, синеволосого мужчины была полной жизни и блеска, словно красное солнце высоко в небе в полдень, исполненная жизненной силы, почему не осталось и тени той болезни?

В один миг [Мир ослепительного огня] погрузился в молчание.

— Ты Ясин? Это невозможно, ты же должен вот-вот умереть?  — в изумрудных глазах Доменека плескался страх. Его пробирала дрожь, и он безумно закричал:

 

— Тогда ты получил такую рану, как ты смог так быстро восстановиться? Всего лишь за двадцать лет, всего за двадцать лет исцелился? Даже император Жуниньо говорил, что ты не поправишься, ты лжешь, ты ненастоящий…

Доменек, прокричав это, невольно выдал информацию, над которой многие задумались.

Упомянутый им Жуниньо был государем империи шестого ранга Леон, еще один мастер солнечного ранга. Леон относился к западному сектору и находился далеко от Зенита, и многие люди, видя текущее состояние Ясина и положение в Зените, предсказывали, что в течение ста лет Леон окажется врагом Зенита. Когда сила Ясина начала угасать, и слава Зенита меркнуть, Леон, которому не приходилось воевать с Зенитом, благодаря этому оставался сильнейшей империей на четыре миллиона километров вокруг, и многие говорили, что смерть Ясина будет большой удачей для Леона, и вот сейчас Доменек проболтался, выдав секрет, что смерть Ясина имела отношение к Леону.

На лице синеволосого Ясина промелькнуло выражение гнева, но оно вновь сменилось спокойствием. Он рассмеялся:

— Да, тот удар чуть не свел меня в могилу… Сказать по правде, сейчас трудно поверить, что Жуниньо, государь империи шестого ранга, в ком течет гордая кровь императорской семьи, да еще и мастер солнечного ранга, так низко пал, что так подло атаковал воина на ступени полной луны…  — сказав это, Ясин вновь рассмеялся, и в этом смехе были самоуверенность и дерзость, и он сказал:

— Жаль, что хоть ваш план и был продуман до мелочей, и отнюдь не безобиден, но вы так и не смогли убить меня, ха-ха-ха, тогда вы должны были подумать о сегодняшнем дне, я ведь говорил, что я могу вернуться…

Золотое сияние окутало его.

И тут произошло удивительное превращение в его теле. Менялось все – рост, комплекция, все части тела, кожа и лицо… Словно один человек превратился совсем в другого, что буквально заставило всех распахнуть глаза и рты.

В этот миг Сун Фей окончательно уверился, что перед ним был великий император Ясин.

Его волосы стали золотыми, развеваясь на ветру, они были похожи на огонь. Атлетическое телосложение делало его вместе с этим похожим на бога войны, на которого было сложно смотреть вблизи, его окружала какая-то прирожденная, неподдельная атмосфера, подталкивающая боготворить и преклоняться без каких-либо усилий с его стороны. Словно солнце, он освещал все вокруг.

Сун Фею показалось, что даже если бы боги стояли рядом, они и то не смогли бы затмить его.

Король не мог не признать, что император выглядел именно так, как его описывали легенды.

— Ты… Как это возможно? Это и правда ты… Ты опять вернулся…  — Доменек, мастер солнечного ранга, бог и кумир для большинства воинов, сейчас, после открытия личности синеволосого мужчины, полностью утратил свои достоинство и высокомерие, словно резко поглупев от страха до уровня маленького ребенка, повторял одно и то же.

Уставившись на Ясина, Доменек окончательно понял, что перед ним великий император Ясин, человек из его кошмаров двадцатишестилетней давности.

— Ты прибыл сюда из-за меня? Аааа, я понял, ту информацию о том, что в тридцать шестом секторе [Демонического дворца] на [Кургане павших воинов] может появиться божественное оружие [Великое солнце], это тоже твоя ловушка для меня, так? Ты использовал эту ложную приманку, чтобы выманить меня сюда?  — Доменек испуганно закричал, только сейчас поняв это.

С его солнечным рангом в [Демоническом дворце] было уже нечего искать, но недавно он прослышал о находящемся здесь, в маленьком мире тридцать шестого сектора, божественном оружии огненной системы, к тому же связанное с техниками, которые он еще не освоил, и это был редкий шанс, поэтому он никому в Леоне не сказал, куда он отправляется, и тайно прибыл дожидаться открытия [Демонических врат]. Он был так уверен в своей силе и том, что у него нет соперников, что и не подумал, что эта информация – приманка, ведущая его к гибели.

— Верно, так и есть,  — Ясин говорил улыбаясь, словно со старым другом:

— Я вижу, что ты меня не разочаровал и остался так же глуп, как двадцать шесть лет назад, а твоя алчность только увеличилась, раз ты клюнул на такую глупую приманку и примчался сюда.

Оставить комментарий