Глава 511. Истинный воин

20 магматических великанов молниеносно двигались, нисколько не выглядя неуклюже, хоть их тела и были огромными и тучными. Кулаки, которыми они размахивали, даже в воздухе оставляли огненные следы, за которыми сложно было уследить. Атака производилась со всех сторон. 40 кулаков заблокировали каждый уголок пространства, невозможно было уклониться от них.

В мгновение ока императора Ясина окружили со всех сторон, не дав ему шанса уклониться.

От этой сцены, стоявшие на платформе горного пика и внимательно наблюдавшие за боем, воины пораскрывали рты. Сила императора Зенита находилась всего лишь на уровне полной луны, как же он осмелился вести себя так надменно? Если ранее он мог прервать чтение заклинания Доменека, либо проведя уклонение при приближении магматических великанов, либо продержавшись какое-то время, то сейчас…

— Ха-ха-ха-ха, я тебя убью, Ясин. Ты всё такой же заносчивый, как и раньше. К сожалению, нынешний ты выглядишь в моих глазах жалким муравьём. Я тебя одним пальцем могу раздавить, ха-ха, — бешеный смех огласился в воздухе, подобно грому.

В это время ужасные кулаки 20-и магматических великанов уже со всех сторон давили, издавая грохочущий звук. В воздух вырвалась ударная волна, которая несла с собой мощный воздушный поток, отчего магматическое море под горным пиком забурлило, создавая большие стометровые магматические волны, как цунами. А воины на горном пике невольно на полную мощь привели в действие свои силы, с трудом укрываясь от этих волн.

Подвергнувшись такой атаке, даже старец солнечного ранга, если не умрёт, то, как минимум, потеряет верхний слой кожи.

Императору Ясину ничего хорошего не сулило.

Под мрачными взглядами воинов Доменек смеялся ещё более разнузданно и самодовольно. Этот смех распространился по всему [Миру ослепительного огня].

— Правда? Императору очень хочется посмотреть, как ты меня раздавишь пальцем.

В этот момент раздался, похоже ничем никогда не стеснённый, голос. Это был не звонкий голос, но он мгновенно перекрыл все остальные звуки в [Мире ослепительного огня]. Бешеный смех Доменека неожиданно прекратился. Изумрудные зрачки мерцали так, будто он увидел призрака. Множество воинов тоже вздрогнули и подняли головы.

Только и видно было, как в тот миг, как затих голос, ослепительные золотые лучи света вырвались наружу с того места, где стоял император Ясин и, словно карающие мечи богов, легко пронзили 20 смертельно опасных магматических великанов, эти громадные величественные туши. Лучи испускали бесконечное сияние, окрасив тёмно-красное небо [Мира ослепительного огня] в золотисто-жёлтый цвет.

— [Удар дракона – Вращение дракона]!!!

Внезапно раздался ясный крик императора Ясина.

В следующий миг только и было слышно, как неожиданно раздались грозные и роскошные крики драконов, словно мгновенно, бесконечное множество божественных драконов прорвалось сюда сквозь время и пространство. Случилось как будто землетрясение, всё пространство яростно затряслось. Это был несомненный признак того, что солнечный образ собирался разрушиться. Затем золотисто-жёлтые блики в виде драконов с пронзительным звуком закружились вокруг императора Ясина.

С каждым новым вращением золотисто-жёлтых бликов раздавались оглушительные крики драконов.

В присутствии этих золотисто-жёлтых бликов 20 невероятно ужасных магматических великанов, словно халтурно изваянные глиняные скульптуры, подвергшиеся удару пятитонного молота, легко были разбиты вдребезги. Ужаснейшие частицы энергии огня, что циркулировали в их телах, мигом испарились. Магматические великаны превратились в чёрные окостенелые валуны, которые беспомощно упали вниз. Оранжево-розовые брызги поднялись веером из магматического моря.

Эта сцена, действительно, выглядела очень пугающе.

Эти беспредельные золотистые блики заключали в себе невообразимую мощь. Их невозможно было остановить. Вслед за криками божественных драконов [Мир ослепительного огня] мгновенно превратился в мир золотых драконов, которые стали хозяевами положения, всё взяв под свой контроль. Наконец отреагировавший вдалеке Доменек, придя в смятение, пытался изо всех сил контратаковать, но всё оказалось безрезультатно. Не прошло и 10-и секунд, как всё обернулось против него.

Император Ясин величественно стоял, улыбаясь.

От недавней атаки у него даже волосинки на голове не всколыхнулись. Этот непринуждённый силуэт создавал впечатление, будто ему невозможно было сопротивляться.

Когда Сун Фей увидев эту картину, у него в горле пересохло.

 

Это не была та боевая техника [Удар дракона], которую он в самый первый раз наблюдал. Он помнил, что, когда военный гений Красич пал на поле боя, Хюнтелар, Костакурта и Амаури, эти три воина лунного ранга, сели на грифонов, чтобы сбежать. Именно в тот момент император Ясин забеспокоился и применил удар дракона, в лёгкую поразив грифонов, находившихся на расстоянии 4-5-и километров. От удара три воина лунного ранга свалились вниз на землю.

А сегодня Сун Фей снова наблюдал [Удар дракона].

Удар дракона, который применил, находившийся в полном расцвете сил, император Ясин, прямо-таки заключал в себе мощь, способную ошеломить любого человека.

Каждый из 20-и двухсотметровых магматических великанов обладал силой солнечного ранга, но, в итоге, они были легко уничтожены одним [Ударом дракона – Вращение дракона]. Этот процесс уничтожения выглядел таким простым, что у людей невольно зародилось обманчивое ощущение: в силе солнечного ранга нет ничего особенного. Тем не менее Сун Фей понимал, что стоял бы там любой другой воин полной луны, даже пусть он имел бы суббожественное энергетическое оружие, от него бы мигом и следа не осталось.

Сун Фей никогда не встречал такого могущественного человека.

— Это и есть сильнейший, в этом и заключается особенность истинного могучего воина! — в этот момент Его Величество прозрел. Так называемый сильнейший, не только характеризовался уровнем своей силы, но и своей внутренней мощью. Он имел такой настрой: “я должен выжить, а враг — должен быть повержен”. Своим могуществом он был способен всё подавить в этом мире.

— Нет…Это невозможно?! Как ты это сделал? Ты своей ничтожной муравьиной силой уровня полной луны умудрился уничтожить самую мощную атаку моего [Мира ослепительного огня]? Даже сотня воинов полной луны от этой атаки превратилась бы в порошок. Как же у тебя это получилось? —  зависший в воздухе Доменек остолбенел и с трудом скрывал своё потрясение, бешено рыча. В изумрудных зрачках мерцало нежелание смириться.

— Такой вопрос ты мне уже задавал 26 лет назад, когда я со своей силой начального уровня полной луны победил тебя, имевшего силу высшего уровня полной луны. Сегодня мне ничто не мешает тебе снова ответить, — когда император Ясин договорил до этого места, его голос неожиданно наполнился властным тоном. Он рассмеялся:

— Потому что я — Ясин, Андрей Ясин, величайший император Зенита, а ты — всего лишь псина в руках посторонних людей.

— Это невозможно! —  от гнева и испуга Доменек уже изменился в лице и безумно рассмеялся:

— В моём солнечном образе [Мир ослепительного пламени] я всем распоряжаюсь. Такую же атаку я способен производить бесконечное количество раз. Мне незачем беспокоиться, что моя магическая сила иссякнет, а ты? Каждый раз, как ты применяешь [Удар дракона], то твоя внутренняя энергия понемногу израсходуется, постепенно твоя мощь снизится, ха-ха-ха, я посмотрю, как такой самородок, как ты, не полагаясь на частицы и принципы пространства, сумеет много раз применить [Удар дракона].

После слов мага в белом одеянии все воины на горном пике изменились в лице.

Доменек говорил верно. В мире солнечного образа сила творца никогда не может иссякнуть, потому что он является творцом этого мира. Этот мир признаёт только его одного. Необходимая творцу энергия будет беспрерывно пополняться, а энергия остальных людей будет постепенно израсходоваться. В этом и состоял ужас солнечного образа. Если у императора Ясина не было других способов разбить Доменека, тогда, каким бы мощным ни являлся [Удар дракона], он никогда не одержит в итоге победу, лишь будет медленно оттягивать свою смерть.

Вслед за диким хохотом Доменека последовала череда коротких заклинаний, которые огласились по всему пространству. Бешено взревели в пространстве частицы энергии огня. Только и видно было, как магматическое море снова разбушевалось, издавая ужасный рык. Забурлили оранжевые тепловые волны, снова появились, один за другим, магматические великаны. На этот раз великаны были ещё больших размеров, их теперь стало 40 штук. Их количество увеличилось в два раза. Их рост составлял более 300 метров, а мощь была намного ужаснее, чем у предыдущих 20-и великанов. Они окружили императора Ясина.

— Ха-ха-ха-ха, великаны из ослепительного пламени не убиваемы, но стоит тебе потерпеть поражение, и они умрут! — Доменек читал заклинания, размахивая магическим посохом. У него был довольный и насмешливый вид.

— Ранее я дал тебе достаточно времени на чтение заклинания, чтобы позволить тебе проявить самую сильную атаку, чтобы после того, как я разбил эту атаку, ты понял мою правоту. А сейчас император позволит тебе увидеть истинную мощь, чтобы ты окончательно потерял надежду, — раздался властный голос императора Ясина:  — То, на что ты полагаешься, всего лишь солнечный образ [Мир ослепительного пламени], который император собирается окончательно уничтожить, чтобы ты понял, что каким бы ты сильным ни был, тебе никогда не стать мне достойным противником. В присутствии императора ты — всего лишь бесполезная жалкая козявка…[Удар дракона – Вращение дракона]!

Только речь прервалась, как император Ясин вдруг вытянул свой правый кулак в сторону неба. Поток ослепительного золотого света собрался в его кулаке и вырвался наружу.

Вслед за появлением блестящего золотого света появилась поразительная мощь вместе с криком божественного дракона. Как будто легендарный божественный золотой дракон пересёк время и пространство, вырвался из эпохи преданий, неся с собой уникальную мощь и собираясь покорить всё сущее.

— Я…тебя…уничтожу!!!

Вслед за яростным рёвом императора Ясина кулак взмахнул в сторону неба.

Оставить комментарий