Глава 517. Возвращение короля

Бешено горело пламя, испуская огромное количество тепла. Даже камни вокруг становились мягкими, чуть ли не превращаясь в магму. Чёрный дым устремлялся ввысь, чувствовался запах серы. Такая картина походила на ад, где повсюду царила атмосфера смерти.

В таком состоянии сейчас находилась городская резиденция.

Главный зал был уничтожен энергетическим умением лунного ранга [Огненная глыба], который неоднократно применил Дони, и последовавшим затем внезапно таинственным взрывом. Ничего не уцелело от взрыва, повсюду лежали огромные куски щебня. Два боковых зала теперь тоже были разрушены. Среди щебня смутно выделялись оторванные конечности и разорванные белые одеяния, запятнанные чёрной кровью. От одного лишь взгляда на эту картину хватало, чтобы прийти в глубокое потрясение.

Ауры в воздухе почти затвердели.

Ранее сражавшиеся Дони и мастера Чамборда были откинуты на 20 метров ударной волной недавнего взрыва и, ещё не оправившись от испуга, наблюдали за развернувшейся перед ними трагической картиной. Из-за того, что Дони получил травму, непрерывно использовал энергетическое умение, был сбит ударной волной, и ещё до этого в сражении с мастерами Чамборда понёс внутренние повреждения из-за их необыкновенной энергии, какое-то время энергия Дони не особо слушалась его, а его раны обострились. Он потерял много жизненной силы и не мог просто так покинуть это место. Люди Чамборда тоже были сбиты взрывной волной, получили лёгкие и тяжёлые раны, но, к счастью, они находились не в центре взрыва, а потому им не угрожала смертельная опасность. Больше всех опасность угрожала находившимся ближе всех к главному залу Лэмпарду и Торресу. Взрывная волна неоднократно ударила Лэмпарда. К счастью, среди остальных людей Чамборда он был самым сильным, поэтому наспех защитил жизненно-важные части тела энергией электричества и только отлетел от удара, не получив особо тяжкие раны. А Торрес стоял на верхушке главного зала. После того, как он отлетел от удара, он применил одну особенность, присущую энергии ветра, и понёсся по ветру, как пушинка, приземлившись на взорванные камни. Он почти не получил ранений.

Люди Чамборда увидели эту адскую картину, и в их сердцах пробежал холодок.

Принцесса Анжела и дева-воительница Елена, они…

— Убью его, убью его, отомщу за принцессу… —  взбешённый надзиратель Олег походил, прямо-таки, на окровавленного человека. Его глаза налились кровью, он бешено устремился вперёд, пользуясь тем, что энергия Дони ещё не пришла в порядок. Он внезапно крепко обхватил этого мастера начального уровня молодой луны, стал его сжимать, послышался хруст костей. Олег собирался задушить врага грубой силой.

У Дони изо рта пошла кровь, он почувствовал, как в глазах стало темнеть, и уже почти задохнулся в объятиях этого обезумевшего здоровяка. Кости с хрустом ломались. Дони яростно боролся из последних сил, колотя ладонями по рукам Олега и издавая грозный рык:

— А-а, больно! Убирайся, проваливай вон, ничтожная мразь. Тебе конец! Отпусти меня, а-а-а-а!!!

Дони владел огромной мощью, с каждым ударом ладонями с хрустом ломал кости маленьких рук Олега.

— Даже не думай! Умрём вместе, умрём вместе. Ты убил Её Величество, ты убил принцессу Анжелу, ты уничтожил мой шанс стать хорошим, а-а-а, умрём вместе! —  лицо Олега побледнело, его маленькие руки были почти расколоты врагом. Он лишь полагался на мышцы, соединённые с костями, но он как будто не знал, что такое боль. Руки намертво сковали Дони, не соглашаясь его отпускать, и всё так же старательно сдерживали врага.

Теперь надзиратель Олег окончательно впал в бешенство.

Изначально он являлся приспешником изменника Чамборда, министра Баззера, и был тираном, которому никто в Чамборде не осмеливался протестовать. После того, как Его Величество взял в свои руки власть, то многие люди потребовали казнить Олега, но Сун Фей, пользуясь высоким авторитетом и властью короля, защитил этого предателя, которого все презирали и ненавидели, предоставил ему возможность увеличить свою силу и неоднократно давал ему шанс искупить свою вину. Поначалу Олег усердно себя вёл, чтобы только сохранить свою шкуру, но впоследствии постепенно стал чувствовать, что народ начал смотреть на него по-другому. Презрение сменилось восхищением, отвержение сменилось принятием. А Олег, в свою очередь, от такой смены восприятия испытал небывалое ощущение успеха и чувство удовлетворённости. Впервые он почувствовал, насколько великолепно быть “хорошим человеком”.

Олег поклялся, что и дальше будет вести себя так славно.

И обязательно станет таким же важным помощником Его Величества, как Пирс, Дрогба, Торрес и Чех.

Мрачное прошлое заставляло чувствовать Олега неполноценным, что затем послужило толчком к воодушевлению.

Он желал пожертвовать всем ради Его Величества Александра, даже жизнью.

Но сейчас этот отвратительный тип уничтожил всё великолепие Олега, убив принцессу Анжелу. Олег понимал, что находившиеся в том главном зале две девушки были очень важны для Его Величества Александра. Согласно традициям Азерота, подданные, не сумевшие уберечь двух девушек, уже лишались всей славы. Олегу казалось, что он потерял славу, потерял вообще всё и больше не являлся хорошим человеком.

Поэтому он хотел погибнуть вместе с этим преступником.

— Вставайте, убейте его, не обращайте на меня внимания… — безумно закричал Олег.

Остальные люди, включая самых слабых святых воинов, издали звериный рёв. Их глаза залились кровью. Они, как сумасшедшие, стали окружать врага.

Мастера Чамборда впали в бешенство, нисколько не боясь умереть, отчего Дони испытал огромный страх. Изначально он принимал их за ничтожных людишек, которых запросто можно было раздавить. Сейчас же ему казалось, что они были непобедимы. Вмиг Дони начал сожалеть. Сожалеть, что не послушал наставление учителя [Гималайского отшельника]. Не нужно было своевольничать, чтобы свести счёты с королём Чамборда. Ещё больше он раскаивался в том, что с самого начала навлёк на себя гнев короля Чамборда, надо было оставаться в Гималаях. Если бы ничего этого не произошло, то сейчас всё обстояло бы намного лучше.

Свист!

Пронёсся красный луч, от которого исходила невероятная тепловая волна.

 

Знакомая аура. Это был человек в красном одеянии [Гималайский отшельник].

— Это учитель…учитель, я здесь, спасите меня, быстрей спасите меня… — Дони уже полностью утратил храбрость, до смерти перепугавшись того, как дерзко вели себя враги. На самом деле, с его силой начального уровня молодой луны было довольно просто освободиться и сбежать. К сожалению, он до смерти перепугался обезумевших и неукротимых врагов, всё его тело обмякло и не способно было бороться. Он утратил самую базовую для воина способность к реакции, превратившись в жалкую козявку.

Бум!

[Гималайский отшельник] воспарил и ударил ладонью.

Огромная неотразимая волна зноя всколыхнула мастеров Чамборда.

Человек в красном совсем был иного сорта, чем Дони. Он намного превосходил Дони по силе, имел очень богатый боевой опыт. Находясь в нескольких сотнях метров, он одной ладонью легко вытащил Дони из тупиковой ситуации, оглушив надзирателя Олега. Сила удара очень тщательно контролировалась, поэтому никто не был убит. Если бы не нежелание находиться в глубокой вражде с королём Чамборда, то эта ладонь уже бы всех здесь присутствующих измельчила в порошок.

Сверкнуло красное пламя, [Гималайский отшельник] ухватился за плечо Дони и отчётливо закричал:

— Кто позволил тебе явиться сюда, тебе и впрямь надоело жить? Живо уходим!

Оба человека уже собирались немедленно покинуть это место.

— Уходите? Сегодня никто из вас двоих не уйдёт, — раздался в воздухе нежный, но преисполненный гнева голос.

[Гималайский отшельник] перепугался, поднял глаза и обнаружил застывшего в воздухе очаровательного белокурого мальчика 8-9 лет со странной чёрной маской на лице. Некогда выразительные большие глаза излучали холодный блеск, но внутри них находилась кромешная тьма, отсутствовала какая-либо жизненная энергия. Лишь абсолютный холод. Пара глаз, словно две ужасные бездны, была способна засосать душу. Вокруг тела мальчика извивались колебания серой энергии. Он имел огромную силу.

— Ты? Ты разве не вступил вместе с королём Чамборда и остальными в [Магические врата]…Как ты здесь оказался? — [Гималайский отшельник] крайне изумился, потому что отчётливо видел, как этот странный мальчик вступил в [Магические врата], а теперь он вдруг почему-то здесь появился. Неужто…Король Чамборда и остальные уже вернулись?

— Я. А вы двое заслуживаете смерти и удосужитесь моего гнева от лица Александра!

Голос донёсся сверху, но мгновенье спустя, малыш Артур появился позади [Гималайского отшельника]. Румяная правая рука молниеносно совершила захват.

Бац!

[Гималайский отшельник] пришёл в смятение и поздно отреагировал. В спешке он нанёс ответный удар ладонью. Неожиданно, когда обе руки сошлись вместе, в центре ладони Артура появилась огромная сила притяжения, после чего поток исключительной холодной энергии ворвался в организм [Гималайского отшельника] через его руку, с лёгкостью рассеяв его огненную энергию и тут же парализовав наполовину его тело.

— Это…нечестивая сила? Ты… —  [Гималайский отшельник] ни на шутку испугался, у него душа ушла в пятки. Он опустил голову и увидел, что румяная детская рука, с которой он соприкоснулся, оказалась острой трёхпальцевой костяной лапой. Тёмно-серая кость мерцала холодным блеском. Это явно была острая лапа нечестивого дракона.

— Ты узнал об этом слишком поздно, — чтобы укротить этого неслабого соперника, малыш Артур рискнул и снова показал свою нечестивую костяную лапу. Густая нечестивая сила тут же влилась в организм [Гималайского отшельника], который не принял меры осторожности да ещё и был тяжело ранен, заблокировала большую часть энергетических каналов врага, после чего обе лапы ударили в спины [Гималайского отшельника] и Дони. Оба испуганных человека захаркали кровью и потеряли сознание.

Дзинь, дзинь!

Два [Волшебных обманных устройства] были вбиты в тела двоих человек.

Нечестивая магия влилась в организм этих обоих, их тела заключали в себе нечестивую силу, которую очень легко было обнаружить. Прибив [Волшебные обманные устройства], можно было скрыть эту нечестивую силу и избежать преследования Святой Церкви. Артур не убил этих двоих, потому что хотел дождаться возвращения Сун Фея, чтобы тот сам всё разрешил.

— Живей загляни в огонь. Кто знает, может Её Величество выжила… —  тяжело раненный Лэмпард увидел, как внезапно появился и удачно расправился с парой врагов мальчик, и уже догадался, что тот был на их стороне, поэтому громко призвал его к такому действию, так как только обладавший такой силой, как у Артура, был способен пройти через то ужасное пламя и всё разведать.

— Незачем, король сделает это сам, — издалека с неба раздался громкий, яростный голос. Блеснул серебристый блик, и перед глазами людей возник непоколебимый, красивый силуэт. Он положил на землю двух человек, которых с собой принёс, и без всякой задержки молниеносно погрузился во вздымавшееся к небу пламя.

Это был король Чамборда Александр.

Оставить комментарий