Глава 522. Свободное общение

Опция "Закладки" ()

— Каин прав, [Камень мира] — это большая ценность, в нем заключено немыслимое количество энергии, можно на нем запустить целый мир, это самый драгоценный и удивительный источник энергии, можно им подпитать любой магический круг в мире, можно подвесить город в воздухе, если он попадет в руки сильного, то возможностей еще больше… С его помощью смертный обретает возможности бога…

Акара тоже начала описывать этот чудесный, переливающийся аквамариновым цветом драгоценный камень.

— Жаль, что непонятно почему, после очищения камень уменьшился в три раза, как и его энергия…  — покачал головой Каин, и в глазах под седыми бровями появилось сомнение, и он сказал:

— Что вообще могло поглотить две трети энергии этого камня? Такое вообще существует? Ужасно.

— Действительно, непонятно, ведь восстановление душ Елены и Анжелы заняло всего тридцать секунд, истратило не более одной десятитысячной его энергии, так на что же могло уйти две трети его энергии? Даже если бог проглотит столько энергии, то его просто разорвет, — кивнула Акара.

Эти два, постоянно спорившие, безумца иногда проявляли редкое взаимопонимание.

Сун Фей засмеялся.

По услышанному он понял, что интуиция не подводит этих двух стариков, и хотя Сун Фей не рассказывал им о том, что происходило, когда он очистил камень, и о всех странностях вроде парящего [Небесного города] и каменного трона, которые и у него самого порождали множество вопросов.

Этот секрет давил на Сун Фея и ему очень хотелось им поделиться.

Если кому и стоило рассказать, так только этим двум безумным гениям.

Несмотря на это, если им сейчас рассказать это, то они тут же увлекутся этой задачей, но у Сун Фея еще были планы, которые надо было закончить, поэтому он решил рассказать им в подробностях обо всем позже.

— Действительно, там произошло нечто удивительное, когда я закончу с делами, то все вам детально расскажу.

Сун Фей помог Анжеле подняться с алтаря и осмотрел ее, убедившись, что она в полном порядке — он расслабился. Из-за долгого сна наблюдались некоторые признаки недоедания, хотя служанка и кормила ее осторожно жидким бульоном, но это было не опасно, и через несколько дней она должна была восстановиться.

Спустившись с алтаря, Акара и Каин начали стирать магические круги.

Камень для алтаря искали в спешке, и потому он был самый обычный, по сути — одноразовый. После того, как два человека закончили стирать магические круги, чтобы никто их не прочитал и не раскрыл тайны, камень засветился и рассыпался, превратившись в груду песка – магические круги удерживали его целым.

Девять драгоценных магических камней тоже превратились в пыль.

Камни были огромным сокровищем, и многие мечтали бы их заполучить, если бы у Сун Фея не было [Хорадрического куба], он бы тоже не мог так просто взять и выложить их.

Несмотря на это, камни тоже пришли в негодность. Магические круги, нарисованные Акарой и Каином, были настолько сложные, что если даже просто подготовка алтаря заняла три часа, то эти магические круги они рисовали два с половиной дня без перерыва, настолько колоссальный был это труд.

Мощность магических кругов требовала очень сложных и детальных узоров, и жрице Акаре и дядюшке Каину пришлось поддерживать силы [Зельем выносливости] и [Зельем полного восстановления], чтобы закончить работу.

Стерев все лини до последней, Акара и Каин осторожно начали удалять большой магический круг, поддерживавший защитный купол.

Звяк!

Прозрачный купол исчез, обнаружив стоящих за ним обеспокоенных людей.

 

— Сестренка Анжела…  — Лолита Эмма первой бросилась навстречу Анжеле, по ее щекам катились крупные и блестящие,

как жемчуг, слезы:

— У-у-у, сестренка Анжела, ты все-таки проснулась, ты знаешь, ты уже десять дней была без сознания, напугала меня до смерти…

— Эмма…  — Анжела ощутила беспокойство и радость младшей сестры.

Она крепко обняла ее. В прошлые темные дни эта белокурая веснушчатая девочка всегда была рядом с ней, поддерживала ее, теперь, когда Александр из идиота превратился в знаменитого на всю империю гения, те невзгоды остались позади, и хотя девушки не были кровными сестрами, пережитое вместе объединяло их куда крепче любых родственных уз.

— Ладно, не плачь, все лицо мокрое, лучше пойди приготовь Анжеле поесть…  — шутливо-серьезно сказал Сун Фей, вытирая Лолите нос. На самом деле, от этой сцены он и сам почувствовал, как щемило его сердце, и поклялся себе никому не давать его девочек в обиду.

— Эй, больно же,  — притворно обиделась на Сун Фея Эмма, схватила Анжелу за руку и потянула ее за собой, радостно щебеча:

— Ха-ха, мы с Викторией уже все приготовили, Анжела, пойдем со мной скорее, ты, наверное, голодная, вся похудела…

— Приветствуем вас, ваше Величество,  — произнесли Пирс и Дрогба, на лицах которых было семьдесят процентов радости и тридцать процентов стыда. Они оба опустились на колени, и склонив головы, произнесли:

— Просим вас наказать нас, мы не уберегли вас, отныне мы не достойны нашей славы.

— А…Вставайте оба,  — Анжела не знала, что произошло.

Лолита, щебеча, словно воробей, начала рассказывать ей, что произошло, но тут лентяйка Виктория и четыре служанки позвали ее за покупками, и им повезло пропустить момент, когда к Анжеле подбежали вылупившиеся в ее отсутствие магические животные [Боец], [Девочка] и [Хулиган], а не то они могли бы оказаться в опасности.

— Хоу-хоу-хоу….

 — У-у-ууу…

Издавая причудливые звуки, питомцы окружили свою Анжелу.

Синяя [Девочка] и красный [Боец] лизали ей розовыми языками руки, тянули за юбку, наперебой что-то ворчали и стрекотали, словно стремясь что-то рассказать, только зеленый, похожий на бронзовую статую [Хулиган] сначала нерешительно застыл, а потом своим громким басом перебил товарищей…

— Какие милые детки, они…  — Анжела широко распахнула глаза:

— Я, кажется, даже понимаю, о чем они говорят, я их понимаю… какое странное чувство… Э? Неужели это они вылупились из тех трех яиц? Ха-ха, Александр, я ведь говорила, что в этих каменных яйцах есть жизнь, а ты мне не верил, оказывается, я была права? Ха-ха, ты специально дал им такие странные имена.

— Возможно, эти три недавно вылупившиеся существа считали Анжелу своей матерью, или дело было в ее даре общения с животными, но она с легкостью понимала их речь, даже лучше, чем Сун Фей, переключившийся в режим друида.

— Гав-гав-гав!  — донесся издалека собачий лай, и в зал ворвался как молния [Черный вихрь].

К этому моменту он сильно изменился, в высоту он был уже больше шести метров, в длину — от головы до хвоста он был шестнадцать метров, густая, короткая черная шерсть отливала зеленоватым, а на солнце казалось, что она светилась. Кроме того, под шерстью проглядывала незаметная, на первый взгляд, чешуя, и выглядело это фантастически, в целом, он выглядел здоровым и даже свирепым.

Оставить комментарий