Глава 530. Ты осмелишься задеть меня пальцем?

Опция "Закладки" ()

Городовые Чамборда и святые воины окружали принцессу Анжелу и Лолиту Эмму. Конечно, здесь же были и [Боец], [Девочка] и [Хулиган], рядом горой мяса возвышался черный пес.

Напротив стояло более сорока церковных жрецов и рыцарей, на одежде которых была символика церковного округа Города Двух Флагов.

Красно-черная церковная одежда говорившего указывала на его сан не ниже заместителя начальника округа.

Судя по его словам, он собирался забрать себе [Бойца], [Девочку] и [Хулигана].

— Ваше святейшество, вы должно быть ошиблись, они никак не могут быть пропавшими у вас, несколько дней назад они вылупились из каменных яиц, многие в армии могут это засвидетельствовать,  — терпеливо объясняла Анжела, словно не понимая, почему этот человек так разговаривает.

— Гм, закрой рот! Ловко плетешь! Все это чушь, раз я сказал, что они принадлежат церкви, значит так и есть, неужели ты осмелишься спорить с волей богов?  — закричал человек, глаза его жадно пылали.

Внутри он весь трясся от радости.

Не ожидал, не ожидала он, что в Городе Двух Флагов обнаружит детенышей легендарных, вымерших огромных драконов. Наткнувшись на них, он стал их пристально изучать, хорошо, что раньше в церковных книгах он видел подробное описание и картинки, поэтому сейчас сразу понял, что перед ним детеныши огненного, ледяного и стального драконов. Это был настоящий подарок судьбы.

Неужели это огромные драконы? На материке уже давно не было ни одного наездника на драконах. Сколько лет у церкви не было своего рыцаря на драконе?

Он не сомневался, что стоит ему заполучить этих трех детенышей и преподнести папе северного церковного района Платини, которому точно понравится такой подарок, как его карьера пойдет вгору, и он даже сможет стать верховным епископом империи.

Подумав об этом, он страшно обрадовался и рассмеялся:

— За то, что украли выращенных церковью питомцев, да еще открыто пререкались, никто из вас не уйдет отсюда, мужчин сошлю рабами на рудники, а девушки отправятся в церковный хор.

— Вы нагло лжете, если они, действительно, выращены церковью, кто может это подтвердить? Позовите их, посмотрим, знают ли они вас,  — не удержалась от едкой фразы белокурая Эмма.

— Ложь? Ха-ха, в Городе Двух Флагов, все, что я скажу — правда, ведь я выражаю волю богов, не верить мне — значит не верить богам, а это уже богохульство, так? Неужели ты смеешь противиться богам?  — мужчина вовсю пользовался своим положением, но все в толпе знали, что как раз от таких правды не дождешься.

Однако, спорить никто не решался.

Уже давно, пользуясь властью церкви, он и его приспешники привыкли бесчинствовать от ее имени, а так как никто не решался противостоять им, они привыкли к этому.

На улицах собиралось все больше и больше людей, привлеченных стычкой.

Вскоре место происшествия окружило более сотни людей, которые принялись обсуждать происходящее.

— Опять эти безобразники из церкви? Опять тот Бартон, заместитель начальника церковного округа, жестокий и коварный, никого кроме начальника округа не боится. Кто на этот раз с ним столкнулся?

— Эй, потише, а то он услышит твои слова и повесит на тебя богохульство, а потом сожжет вместе со всей семьей.

— Э? Погодите, напротив Бартона разве не люди Чамборда стоят, подчиненные короля Александра?..

— Не может быть, неужели Бартон побеспокоил короля Александра?

— Чтоб этой собаке гореть в аду, он и до господина Александра добрался, этих дьяволов из церкви даже императорская семья боится… Боги, храните короля Чамборда.

— Ну так господин Александр и не таких делал, он обязательно разрешит этот вопрос, а мы посмотрим…

Толпа не осмеливалась подойти ближе и издалека обсуждала происходящее.

Всем в городе были известны бесчинства церкви.

В обычные дни церковь под различными предлогами обирала людей, да еще собирала дань со всех, а как только началась война с Аяксом, объявила нейтралитет, что, конечно, задело жителей города. И вот, как только на фронте случилась передышка, они тут же начали вновь безобразничать, да еще в отношении чамбордцев, спасших город – как тут не негодовать!

Заместитель начальника округа тоже увидел враждебно глядящую на него толпу, но лишь холодно хмыкнул. Он обвел ее глазами, но никто не решался встретиться с ним взглядом, и все опускали глаза.

 

Бартон самодовольно улыбнулся и повернулся к чамбордцам:

— Я знаю, что вы — подчиненные Александра, и знаю, что вы на войне в одиночку убиваете сотню, ну так что с того? Пусть даже придет ваш король Александр, что он сделает, сердито нахмурится? Неужели он станет ссориться с церковью? Как? Вы — толпа жалких козявок, что вы мне сделаете? Стоит кому лишь пальцем тронуть меня, и весь Чамборд заплатит за это кровавую цену, ха-ха-ха, давайте, давайте, попробуйте, ха-ха…

— Да он самоубийца…  — из раздутых ноздрей Дрогбы вырывался пар, словно он вот-вот собирался атаковать.

Но стоявший рядом Роббен удержал его.

Любое действие в адрес церкви могло ее раздразнить, даже сильнейшие предпочитали обходить ее стороной, и это было одним из поводов для такого наглого поведения, поэтому он поспешил остановить Дрогбу, чтобы тот не навлек на короля неприятности.

— Ха-ха-ха, здоровяк, давай, давай, атакуй, сегодня я хочу посмотреть, кто осмелится меня задеть пальцем,  — продолжал раззадоривать его Бартон.

— Ну а если я задену?  — прозвучал ясный голос, и появилась окруженная серебряным сиянием фигура молодого героя.

Король Чамборда!

— Ваше Величество!  — радостно закричал Дрогба и остальные.

Анжела и Лолита тоже обрадованно улыбнулись, расслабившись, потому что как только приходил Александр, все всегда разрешалось.

— Это господин Александр!

— Господин Александр спас Город Двух Флагов…

— Да здравствует господин Александр, да здравствует господин!

В толпе узнали Александра, и эта новость быстро по ней разлетелась. Многие впервые видели короля так близко, поэтому страшно возбудились, некоторые упали на колени и стали кричать:

— Да здравствует король! —  все приветствовали его.

Сразу было видно, как высок престиж короля в народе!

Увидев эту сцену, Бартон сощурил глаза. Хоть его положение и позволяло ему не бояться какого-то короля вассального государства, но сам не зная почему, он ощутил беспокойство внутри, некую опасность, которую король излучал.

Вжих-вжих-вжих!

Вслед за ним появились трое.

Это были правый руководитель Дворца чернорубашечников Батистута, а с ним Гарсия и Алан.

Толпа испуганно охнула, они думали, что троица поддержит Бартона.

Увидев их, Бартон осмелел и расслабился, ведь это были мастера из церкви, особенно загадочный мастер Батистута. Он приободрился, и возникший в нем страх растаял как дым.

Он сделал несколько шагов вперед, задиристо глядя на Сун Фея и уже предвкушая, как он сейчас раздавит этого юнца:

— Король Чамборда? Слышал о тебе. Мальчишка, только добился первых успехов и уже задрал нос, это понятно, но передо мной – другое дело! Я – заместитель начальника церковного округа, представитель бога в этом городе, если тронешь меня пальцем, то ты…аааа…

Бац!

Раздался треск ломающейся кости.

Из-за разбитой щеки хлынула кровь и полетели крошки разбитых зубов. Все уставились на заместителя начальника округа Бартона, половина лица которого словно обвалилась и висела словно мешок…

Оставить комментарий