Глава 705. Капитан Джек и капитан Барбосса

Сун Фей улыбнулся и, не обращая ни малейшего внимания на этих двоих, кинул взгляд на Роббена. Тот вытащил из-за пояса кинжал, сверкнувший ярким светом, и рассек громко бранящихся командиров Дортмунда на две части. Он схватил трупы и бросил их в озеро крови, вытекшей из работников Дортмунда.

При виде этой сцены более сотни злобных рабов, в том числе женоподобный раб с красным платком на голове и великан с железной ногой, почувствовали холодок, как будто попали в ледяную пещеру.

На их глазах эти трое смогли полностью уничтожить мастеров Дортмунда, находившихся на корабле, очевидно, от них не приходилось ждать ничего хорошего. Стоило им сконцентрироваться, и они смогли бы уничтожить воинов Дортмунда десятки тысяч раз, они были жестоки на расправу и намного превосходили дортмундцев. Напоминавшие диких зверей корабельные рабы вдруг поняли, что, убив стаю кровожадных волков, они наткнулись на трех еще более страшных львов.

Даже если корабль упадет, эти трое смогут с легкостью покинуть его. Но им самим останется лишь закрыть глаза и ждать смерти.

Положение рабов не только не изменилось к лучшему, напротив, стало еще хуже.

В этот момент женоподобный раб с красным платком на голове стал гораздо сговорчивее. В его глазах появилась паника, он торопливо проговорил:

— Мы сдаемся, сдаемся, ваше Величество, мы рады будем служить вам, слушаться ваших приказов. Отпустите нас скорее, мы можем помочь вам осторожно посадить корабль на землю. Это судно высшего уровня, с ним ваша армия сможет перемещаться в воздухе!

— Да-да, мы — самые преданные и верные в мире братья. Ваше Величество спас нас из рук проклятых псов Дортмунда, вы — наш благодетель. С этого момента мы будем служить только вам…  — заголосил человек с железной ногой, его лицо было исполнено искренности.

В это время корабль, сильно шатаясь, опустился на триста-четыреста метров. Через волшебный экран стало видно здания на земле.

Сун Фей спокойно сел на кресло у панели управления. Он окинул взглядом напоминавших диких зверей корабельных рабов, остановив его на человеке с красным платком и великане с железной ногой. Очевидно, это были главари, на вид они обладали значительным авторитетом. Посмотрев на них, Сун Фей усмехнулся, но ничего не сказал.

Двое сразу же замолкли.

Неизвестно почему взгляд этого черноволосого молодого человека, совсем не суровый, заставил сердца двоих содрогнуться. Они почувствовали, что их как будто бы раздели догола и оставили без прикрытия. Противник проник во все их тайные замыслы. Одна лишь усмешка остановила их, поселив в сердцах глубочайший ужас.

— Назови свое имя,  – глядя на человека с красным платком, вдруг спросил Сун Фей. Его тон не допускал возражений.

Женоподобный раб в красном платке, неизвестно почему, нисколько не сопротивлялся, он решительно и честно отвечал:

— Меня продержали на этом проклятом корабле одиннадцать лет, эти дортмундцы обращались со мной как со свиньей, как с собакой. У меня был только номер, а не имя, как меня зовут, я давным-давно забыл…

— А ты?  — Сун Фей перевел свой взгляд на великана с железной ногой.

— Шестнадцать лет они звали меня Железная нога,  – процедил сквозь зубы великан со спутанными, грязными волосами и бородкой.

Сун Фей кивнул головой, улыбнулся и сказал:

— С этого момента я буду называть тебя Барбосса, Гектор? Барбоссаа, а ты…  — Сун Фей перевел взгляд на женоподобного раба с красным платком. Его губы скривила никому не видная ухмылка. Он шутливо проговорил:

— А тебя теперь будем звать Джек Воробей? Да, Воробей.

— Негодяй, вонючка, кем ты себя возомнил, почему я должен тебя слушать?  — одновременно возразили оба раба.

Корабельные рабы были в большинстве своем людьми непокорными, особенно эти двое. Подлые, хитрые, самодовольные – его Величество долго боролся, пока не справился с ними, несмотря на свою диктаторскую натуру.

 

Сун Фей не рассердился, напротив, очень доброжелательно проговорил:

— Очень просто, если вы не будете слушать меня, то умрете.

Услышав эти слова, женоподобный раб и великан с железной ногой сразу же закрыли рты. На их лицах отразился ужас. Они были заперты в трюме корабля много лет, видели множество людей, прошли через бесчисленные сражения. Естественно, они хорошо разбирались в людях и сразу заметили, что этот, достигший огромных высот, молодой человек вовсе не шутит. Если бы они посмели высказать что-то против, то их бы сразу настигла участь командиров Дортмунда.

— Спасибо, ваше Величество, я теперь буду Джеком? Джек Воробей, хорошее имя, ха-ха, мне нравится,  – сказал женоподобный раб, бешено вращая глазами и смеясь.

— А меня теперь зовут Барбосса, ха-ха-ха, корабельный раб Барбосса, здорово!  — великан с железной ногой тоже был честен.

Сун Фей не мог не видеть, что они лукавят. В душе он разочаровался в своем могуществе. Но он знал, что сладить с этим неуправляемым народом будет непросто. Сун Фей слегка взмахнул пальцами, и золотистое пламя покинуло этих двоих.

Женоподобный раб и великан с железной ногой сразу вздрогнули и пулей спрыгнули с палубы. Подобно молнии, с самой высокой скоростью они рванули к дверям.

Они действовали быстро, но Роббен был еще быстрее!

Вдруг будто подул холодный ветер и моментально преградил вход на командный пункт. Рука поднялась и несколько раз взмахнула кинжалом. Его свет ослепил двоих, они почувствовали, что надвигается, невиданная прежде в обычной жизни, опасность. Пути к бегству были закрыты. Даже если эти двое были в тысячу раз хитрее, все равно сделать ничего бы не смогли. Им оставалось лишь поспешно отступать. Когда, казалось, ускользнуть было уже невозможно, свет кинжала, приблизившийся на метр, вдруг бесследно рассеялся, как будто его и не было.

Их охватил ужас: рабы сразу поняли, что сила этого худого человека с ножом намного превосходит их собственную. И он не собирается их убивать, ему нужно лишь отогнать их.

— Неблагодарные твари, его Величество Александр поощрил вас, а вы занимаетесь самоуправством, жить надоело?  —  на лице Роббена была видна жестокость, он, действительно, захотел убить их. Роббен с самого начала не ждал ничего хорошего от этих злобных, эгоистичных, наглых корабельных рабов. Если бы не большой интерес его Величества к этим двоим, он бы давно порубил их на куски.

Джек и Барбосса не смогли убежать и отступили назад. С самым преданным видом они опустились на колени.

Сун Фей улыбался и ничего не говорил.

Он и сам не питал теплых чувств к этим жестоким, как дикие звери, корабельным рабам. Раз уж он не убил их, то должен был преследовать. Но эти двое слишком напоминали ему капитанов Джека и Барбоссу, персонажей старого фильма [Пираты Карибского моря], характеры, повадки, манера речи, даже хитрость и злонамеренность – все это было очень похоже.

Как мог его Величество, имевший некоторые дурные привычки, отпустить таких забавных персонажей.

— Ш-ш-ш…  — пока Сун Фей раздумывал, Джек нахмурился и постарался привлечь его внимание. Он указал на магический экран и сбивчиво проговорил:

— Это… Ваше Величество, ваш преданный раб должен предупредить: корабль скоро упадет на землю, если мы не займемся управлением кораблем, то точно разобьемся.

Все посмотрели на экран.

Действительно, здания и люди на земле становились все ближе и ближе. После недавней задержки до земли оставалось не более трехсот-четырехсот метров.

Оставить комментарий