Глава 720. Легче легкого

— Невозможно! Кто ты? Кто ты, в конце концов? Как ты смог применить [Огненный скрытый кулак]?

На теле Энтони Ревейера не было ран, но он побелел, словно увидел саму смерть; черный дымок струился из его рта, ноздрей и ушей, словно внутри него тлел огонь, сжигающий его внутренности.

Энтони не успел больше ничего сказать, так как произошло нечто удивительное.

Поднялся ветер, всколыхнувший черный балахон Ревейера, и под ним обнаружилось его тело, из каждой поры которого шел все усиливавшийся черный дым, вскоре окутавший его целиком.

Через три секунды дым перестал идти.

Удивительное зрелище предстало глазам зрителей…

Военачальник Леона, мастер восьмой ступени начального уровня половинной луны, окутанный черным облаком, начал падать вниз, словно осенний лист, кружась, словно утратил массу.

Приглядевшись, зрители обнаружили, что от Энтони Ревейера осталась только оболочка — кожа.

Его внутренности, сосуды и кости превратились в золу, осталась только кожа.

Это была уникальная техника мастера лунного ранга, погибшего от руки Сун Фея – [Огненный скрытый кулак], она сжигала изнутри тело подвергшегося атаке, оставляя лишь кожу, невероятно жестокая.

Энтони Ревейер умер в недоумении.

Он не мог понять, почему противник владел этой смертоносной техникой?

Даже сам Ниан не смог бы противостоять такой технике, если бы ее применил его противник, а тем более еще более высокоуровневой технике [Меч Земли], стоило такой атаковать тебя, и через мгновение от тебя оставалась только оболочка.

Десятки тысяч солдат Леона не верили своим глазам.

Они боготворили своего могучего полководца, не знавшего поражений, и вдруг он умирает на окраине захолустной империи от руки какого-то юнца, такое поражение обрушилось на боевой дух солдат, словно ледяная гора.

Противоположное произошло с солдатами Зенита.

Солдаты Зенита, державшие оборону города уже более шестидесяти часов, покрытые ранами, с кровавым привкусом во рту, борющиеся со смертельной усталостью, вдруг воспряли духом, ощутили прилив сил и радостно закричали.

Этот крик всколыхнул небо.

— Непобедим! Непобедим! Непобедим! Непобедим!

— Зенит непобедим! Король Чамборда непобедим! Ура-ура-ура!!!

На стенах города все, от военачальников до простых солдат, скандировали эти слова, даже те, кто сыпал со стен камнями и стрелами, лил смолу и кипящее масло, отвлеклись и молотили кулаками по груди, обнимались со стоявшими рядом и восторженно орали.

В нескольких схватках подряд король Чамборда победил трех мастеров лунного ранга, это был просто невероятный успех, заставивший вечно презираемых жителей низкоранговой империи Зенит гордиться и радоваться.

Сун Фей парил в небе.

Солнце освещало его голову среди клубов дыма и кровавого тумана.

Горы трупов лежали внизу, все было залито кровью, словно весь мир окрасился ей.

Черные длинные волосы развевались на ветру.

 

В этот момент солдатам Зенита показалось, что над столицей сейчас парит непобедимое божество, их покровитель!

— Ха-ха-ха, и эту шваль вы называете мастерами высокоуровневой империи, да они и одной схватки не выдержали! Давайте, кто еще решится сразиться со мной!  — расхохотался Сун Фей.

Голос его гремел, словно и впрямь голос божества, от этой ужасной звуковой волны лица солдат Леона посерели, и они начали пятиться, не осмеливаясь даже поднять на него глаз.

Даже в штабе Леона повисла тишина.

…….

Очаровательная чародейка Пэрис стояла на парившем в небе [Троне смуты], чья магия позволяла ей оставаться незамеченной, даже мастеру солнечного ранга было бы почти невозможно обнаружить ее присутствие, а ей, между тем, все было отлично видно.

Сейчас, когда никого не было рядом, чародейка Пэрис могла забыть о своей обычной маске, и, прищурив блестящие глаза, наблюдала за тем, как этот юноша нарезает врагов в капусту, одного за другим. Пэрис погрузилась в размышления.

Она видела, что Сун  Фей следует ее совету и пока скрывает свои истинные силы, и от этого сладкое чувство грело ее.

Пэрис вспоминала их встречу на горе Дуншан, затем тот день, когда он спас ее от расправы в трактире казарм вассальных государств, и наконец то, что было сейчас… Расчетливая чародейка и сама не осознала, в какой момент она начала испытывать к этому наглому мальчишке особенные чувства.

Ветер играл с ее волосами.

Чародейка Пэрис легко тряхнула головой, прогоняя мысли об этом странном чувстве, и вдруг снова очнулась. Пэрис поняла, что к этому моменту люди Леона больше не недооценивают юношу, и настоящая битва сейчас только начнется.

— Сражайся, мальчик, настает твоя эпоха!

……

После некоторой паузы Леон сделал ответный ход.

Раздался грохот, словно раскололась земля – это ожили императорские барабаны, разгоняющие мглу над полем боя. Боевая барабанная дробь отзывалась в сердце у каждого солдата Леона, возродив их боевой дух и стремление победить.

Когда дело становилось плохо, то всегда подключались барабаны.

Гул барабанов напоминал солдатам Леона о победе и славе.

Вскоре из глубин войска неприятеля отделились пять вспышек и полетели в направлении поля боя.

Это были пять мастеров лунного ранга.

Все тут же ощутили исходящую от них могучую ауру, словно бой барабанов призвал древних духов.

Это была ужасная сила пяти мастеров уровня, близкого к полной луне.

Эти пятеро мастеров не собирались разменивать на пустые речи, не останавливаясь, словно голодные хищники, они окружили Сун Фея, бросая на него жадные взгляды, готовясь атаковать и выжидая удобного момента.

— Бесстыжие, в схватке мастеров пытаетесь взять числом!  — раздался чей-то крик со стены Санкт-Петербурга.

Оставить комментарий