Глава 730. Этот человек слишком страшен

Гюндоган обнаружил, что, пока он говорил, на лице Сун Фея появилась насмешка, такое выражение лица и глаз, будто он смотрел на клоуна.

Гюндоган мгновенно вспыхнул гневом в ответ на такое презрительное отношение.

Он много лет воспитывал в себе хладнокровие и невозмутимость, а потому преодолел ярость, тем более он давно уже понял, что мир с этим молодым королем будет ему очень полезен, хоть симпатии никакой не испытывал к нему.

Гюндоган успокоился, нахмурился и сказал:

— Видимо, вы не очень-то заинтересованы в моей помощи, мне вот интересно, ты правда так уверен в мощи Зенита? Неужели ты и впрямь считаешь, что Зенит может тягаться с Дортмундом? Ха-ха-ха, да вы же, всего лишь, крошечная империя.

Когда Гюндоган договорил, на лице его появилось угрожающее выражение.

Сун Фей отрицательно покачал головой и улыбнулся:

— Нет, я уверен только лишь в своих собственных силах.

Гюндоган остолбенел, осознав смысл сказанного.

На лицах его военных генералов появилось выражение гнева и презрения.

Эти военные генералы не могли понять, почему этот человек из низшей империи может позволить себе так разговаривать с принцем империи восьмого уровня, тот и так пошел на значительные уступки, а этот — обнаглел донельзя.

Кроме того, всем дортмундцам была присуща гордость за свою империю, так что их недовольство только нарастало.

— Что? Не веришь?  — Сун Фей улыбнулся.

– Да ты же сам только что говорил, что признаешь право голоса только за теми, кто может доказать свою силу, так вот – я говорю, а ты молчишь, прячась за спину своих воинов, неужели ты и правда думаешь, что я не смогу перебить всю вашу армию?

— Смело, да ты — самоубийца!

— Наглец, посмел так разговаривать с Гюндоганом!

На лицах командования Дортмундом явно читалась злость, они приготовили оружие, но, опасаясь силы Александра, не решались атаковать.

— А ты не забыл ли слова предков — несмотря на все свое упрямство, соизмеряй свою силу?  — теперь принц Дортмунда уже порядком разозлился и не скрывал этого – еще бы, ведь раньше ему осмеливались возражать только люди из империй, равных его империи по уровню.

Он распалился до предела.

— Правда? А ты помнишь слова предков, что бурные морские волны не в силах потушить пылающие леса?  — Сун Фей подошел ближе, улыбаясь во все тридцать два:

— Ты думаешь, если бы я, правда, хотел вас убить, вас бы спасла ваша сила?

Договорив, он резко вытянул руку, развернув старый свиток.

 

Прошла струя изумительной магической энергии.

В Гюндогане взыграл страх, вдруг откуда ни возьмись появился магический купол над ним.

Этот купол, казалось бы, был непрочным – похожий на обычный пузырь и лишь легко подсвечивающийся, от него не исходило магических волн, не было у него ауры силы, но принц поднапрягся и теперь его стенки невозможно было разрушить.

На лицах командиров Дортмунда промелькнул страх, они машинально положили руки на оружие, но они так и ничего не могли сделать.

— Это что? Да как ты посмел схватить нашего командира?  — перед лицом опасности в них проснулось возмущение.

— Черт тебя подери, за это ты расплатишься кровью, Зенит обречен, и ты — тоже, не думай, что сможешь улизнуть от Дортмунда, ты все еще осмеливаешься удерживать его?  — обезумев от страха, командующие войсками, испуская лучи силы, достали мечи и направили их на Александра.

Фью!

Фью!

Фью!

Хлынула кровь.

— Ха-ха-ха, как же вы заносчивы, ваше безумие неисчерпаемо, но вы вызываете только жалость!  — Сун Фей, говоря это, призвал меч, который золотым потоком света пронзил небо.

Дортмунд начал этот конфликт.

— Коль ты выбрал агрессивную тактику, то ты поплатишься жизнью за нее. Удивительно, в Зените лились реки крови, люди умирали толпами, и никто ничего не мог поделать, а теперь я стою рядом с тобой и намерен перебить всех, от мала до велика.

Сун Фей только что получил информацию от [Бюро Жалоб] о военных действиях на юге империи, где лились реки крови – далеко-далеко произошло массовое уничтожение, осталась только выжженная земля, все живое было истреблено и сгорело дотла, все было разграблено, в это же время Кагава, не разобравшись, атаковал ворота Чамборда.

Его Величество до глубины души ненавидел подобные кровавые инциденты, так что теперь в нем не было и капли сострадания.

— Ааа… Нет!  — мастер Дортмунда громко и зло вскрикнул, увидев кровавый туман вокруг Сун Фея.

— Ты — дьявол, Дортмунд не даст тебе спуску, ааа!  — ровно в его грудь прилетел золотой кулак, призванный мастером солнечного ранга, он раздробил ее.

— Пощади, пожалей, я ничего не сделал, подумаешь, убил десяток рабов Зенита…  — Гюндоган бормотал явный бред, не успел договорить, как Александр еще раз атаковал его.

В тот же миг командующие армии также оказались атакованы и были при смерти.

Находясь в сфере, Гюндоган пытался атаковать в ответ, но ничего не получалось, он гневался и понимал, что этот сумасбродный мастер, действительно, очень силен и, действительно, пугает!

Оставить комментарий