Глава 735. Приказ военного гения

Солдаты вели королевскую семью Ураганного королевства через разъяренную толпу.

Возглавлял процесс седой мужчина, король Ураганного королевства, родной отец [Меча].

Во время ареста со старого короля безжалостно содрали королевские одеяния и заставили облачиться в белую арестантскую рубаху, на его лице были отпечатки пощечин, на ногах были надеты кандалы, волосы всклокочены, только в глазах на горестном лице сохранялась тень прежнего величия.

За королем следовала мать [Меча], хорошо сохранившаяся женщина лет пятидесяти с гладкой белой кожей, одетая в такое же белое одеяние заключенного, выражение опустошения и отчаяния было на ее лице. Тяжелые кандалы на руках и ногах мешали ей идти, и если бы не поддержка короля и шедшей следом за ней молодой женщины лед двадцати пяти, возможно, королева уже давно упала бы.

Молодая красивая женщина в белой рубахе и с оковами на ногах выглядела немногим лучше ее, за подол ее рубахи крепко держался мальчик лет пяти, испуганно смотревший вокруг. Глаза и брови мальчика были копией глаз и бровей [Меча], скорее всего, это был сын главного предателя империи.

За ними шли остальные члены королевской семьи и несколько преданных телохранителей, очевидно, пытавшихся сражаться при аресте, потому что под лопатки им были вогнаны железные крюки, блокировавшие боевую энергию, а одежда была испачкана кровью, это были настоящие мужчины, и хотя губы их уже посинели, но они ничем не выдавали испытываемых ими мучений.

— Убейте их, убейте это отродье из Ураганного королевства!

Шум в толпе нарастал, и вскоре в арестантов полетели камни, зелень и тухлые яйца – возмущение народа в адрес предателей достигло пика. Самой большой силой толпы является ее слепая ярость, сметающая все на своем пути, если ее раззадорить.

Глаза у людей уже были красными от злобы, камни летели даже в пятилетнего мальчика, но он не проронил ни слезинки. Мать крепко обняла его, закрывая собой от града, в то время как ее одежда уже провоняла от тухлых яиц, а кожа покрылась синяками от камней.

Под вооруженным конвоем двор Ураганного королевства поднялся на эшафот.

— Принц Ураганного королевства [Меч] изменил империи и перешел на сторону врага, привел захватчиков из десяти вражеских империй, подверг разорению шесть провинций и поставил под удар столицу империи…  — секретарь из военного штаба зачитывал приговор, согласно которому все члены королевской семьи и их приближенные приговаривались к немедленной казни через повешение, независимо от пола и возраста, всего тридцать один человек подлежали казни сегодня.

Толпа встретила приговор радостными криками.

— Нет! Это несправедливо, мы невиновны…  — внезапно закричала молодая женщина, прижимая к себя сына, она начала слезно умолять:

— Мы, правда, не знали, что принц предал империю, мы — не изменники, Ураганное королевство всегда было преданно империи, Ураганное королевство отправило шесть тысяч солдат в поход вместе с принцем Аршавиным, принц [Меч] убил десятерых мастеров из Спартака, вынес на себе более двадцати раненых, из шести тысяч солдат Ураганного королевства три тысячи семьсот восемьдесят один человек погиб, пятьсот сорок человек были ранены…

Эта красивая женщина была принцессой, женой [Меча].

Пятилетний мальчик был его единственным сыном по имени Луффи.

К сожалению, ее отчаянные мольбы заглушил возмущенный рев толпы.

Конечно, никто не мог усмирить свой гнев, многие видели [Меча] в военной форме Дортмунда, эта картина отпечаталась в сердцах защищавших город солдат.

— Прошу вас, умоляю, убейте нас, только пощадите Луффи, он же еще ребенок, ничего не понимает…

Слезы текли по лицу красивой девушки, схватившейся за веревку, которую накинул ей на шею палач, она хотела спасти хотя бы сына, когда не выдержала, увидев, как палач надел петлю и на его шею.

— Отпустите его, он — последний из королевского рода Ураганного королевства, ради тех воинов Ураганного королевства, что умирали ради империи, отпустите Луффи!  — несколько человек в толпе были тронуты и стали просить пощадить мальчика.

Однако, палач холодно покачал головой, приказ исходил от императорского двора и военного штаба, как ни жаль было людей из Ураганного королевства, [Меч] совершил ужасное предательство, кто-то должен был понести наказание, так что ничто в империи не могло спасти этих людей.

Всех приговоренных подняли на виселицу.

На их шеи надели веревочные петли, веревки были закреплены на деревянной рее, а под ногами находилась специальная подставка со встроенным механизмом, когда палач поворачивал рычаг, она уходила из-под ног, и преступники повисали в воздухе, мучительно умирая от удушья – жестокая смерть!

Люди из Ураганного королевства были обречены.

 

Молодая женщина продолжала горько рыдать и умолять…

Военный секретарь уже поднял руку, готовясь произнести слово «казнить», толпа замерла…

Вдруг в этот момент из толпы раздался голос, разрезавший воздух над толпой…

— Подождите!!!

Молодой черноволосый мужчина вышел из толпы, остановив казнь.

— Кто это? Как он посмел помешать казни?!!

Солдаты преградили ему путь, секретарь, невзрачный мужчина средних лет, оглядев его, не заметил на нем никаких знаков отличия или доспехов, только грубый простой халат, из чего заключил, что это — не какой-то особенный человек, а потому нечего его бояться, и закричал на него.

Вдруг…

— [Меч] — невиновен, Ураганное королевство — невиновно, отпустите их!  — закричал молодой человек.

Это было невероятное заявление, столь противоречащее общему мнению, кто он такой, чтобы не побояться гнева толпы и заявить такое?

Люди пришли в ярость.

— Твою мать, ты — кто такой, почему ты защищаешь этого ублюдка [Меча]?

— Этот парень с ума сошел, он — точно товарищ [Меча], схватите и казните его!

Проклятья и враждебные взгляды посыпались на юношу.

Секретарь дал знак солдатам схватить темноволосого юношу, если не арестовать человека, говорившего такое, штаб и старший принц будут недовольны, так что ему не хотелось разгребаться с последствиями.

Неожиданно сверкнула вспышка — и молодой человек оказался на помосте. Он взмахнул рукой — и тридцать одна веревка лопнула на шеях арестантов, петли спали с шей королевской семьи.

— Ты… Задержите его, это посланник Леона, хватайте, хватайте, если будет сопротивляться, убейте на месте!  — завопил изменившийся в лице секретарь.

Хлоп!

В этот момент черная дощечка шлепнулась ему под ноги, даже не повернув головы, черноволосый юноша произнес:

— [Меч] — невиновен, никто не смеет трогать людей из Ураганного королевства!

— Что еще за…  — начал было браниться секретарь штаба, но тут его взгляд упал на черную дощечку, и он остолбенел, затем побледнел и дрожащим голосом спросил:

— Приказ военного гения… вы… так вы…

Оставить комментарий