Сомнительно безупречный - Приквел Возродившийся чтобы добиваться красоток

Размер шрифта:

Глава 397. Радость после печали

Радость после печали

«Ммм, и этого достаточно!» Янг Мей улыбнулась: «У меня уже есть все, о чем я могла только мечтать, и больше ни что меня не расстроит».

«Хе-хе, не волнуйся, что когда мы вернемся, я обязательно обсужу проблему с моим другом и подумаю о решении» я подумал, что у Цзяоцзи найдется решение, так ведь?

«Ах, не о чем тут думать. И такого результата достаточно!» Янг Мей равнодушно пожала плечами.

«Что если через месяц Доктор Чжоу увидит, что у тебя все хорошо, думаешь, он удивится?» я боялся, что Янг Мей начнет слишком много думать об этом, поэтому сменил тему и задал ей интересующий меня вопрос.

«Да, хе-хе, в мире столько всего меняется постоянно. Доктор Чжоу вряд ли мог бы представить, что мой парень окажется таким сверхъестественным человеком … И да, согласно твоему заключению, я не могла перенести операцию из-за того, что моему сердцу не хватало сил, но смогу ли я пережить операцию сейчас?» внезапно спросила Янг Мей.

Ну, конечно! Как только я услышал ее слова, я сразу же хлопнул себя по бедру и сказал: «Да, я пытался изменить структуру твоего сердца, чтобы оно стало похожим на сердце нормальных людей. И это достижимо с помощью хирургического вмешательства, которое предложил Доктор Чжоу! Результаты будут такими же!»

«О, я и подумать не могла, что мой случайный вопрос сможет спасти меня!» Янг Мей тоже была очень счастлива — кто бы не захотел поправиться, если бы мог?

«Как говорится вот и радость после печали!» я тоже был очень рад: «Отлично, мы хорошо проведем здесь какое-то время и отдохнем. Вернувшись в Китай, мы решим эту проблему раз и навсегда!»

В полдень моя свекровь Ли Сяохун посмотрела на Янг Мей и меня очень неоднозначным взглядом. Я понял, что табличка «НЕ БЕСПОКОИТЬ» на двери заставила ее неправильно все понять! Однако мы с Янг Мей были парой, поэтому не страшно, даже если она и заподозрила!

Филип и Саллика ничего плохого не подумали. По их мнению, не было ничего страшного в том, что я повесил этот знак на дверь нашей комнаты.

Саллике стало намного лучше, поэтому мы решили прогуляться днем.

…………………………

Однако тут произошло то, чего мы никак не ожидали!

Янг Мей и я собрались и направились в комнату Филиппа. Уже почти у дверей, мы увидели, как несколько человек в черных костюмах распахнули дверь в комнату Филиппа и вошли!

И я и Янг Мей первым делом подумали, что к ним вторглись грабители! Думая об этом, мы с Янг Мей бросились в комнату. Со мной Янг Мей не беспокоилась об опасностях!

Однако когда я добрался до комнаты, то, что происходило в комнате, меня потрясло!

Я даже застыл на месте! Изнутри я услышал, как Филип с отвращением сказал: «Кетон, как ты сюда попал? Хмм, я не ожидал, что ты найдешь нас так скоро!»

«Мастер Филипп, хозяин попросил меня забрать тебя!» сказал Кетон.

Из разговора я сразу понял, в чем проблема. Эти люди были из семьи Филиппа. Они пришли вернуть его!

Хотя я очень сочувствовал Филиппу, я был готов понаблюдать за ситуацией прежде, чем вмешиваться. В конце концов, мы были новыми знакомыми, которые встретились случайно, и без крайней необходимости, лучше не вмешиваться в их дела.

«Я не вернусь. Кетон, вернись и скажи моему деду, что я не отступлю!» Филип нахмурился, выслушав слова Кетона, и грустно ответил.

«Извини, мастер Филипп, но тебе придется вернуться с нами!» без колебаний ответил Кетон: «Хозяин и Господин уже дали свою команду, я должен вернуть тебя, во что бы это мне не стало!»

Хотя лицо Кетона выражало почтение, слова «во что бы это мне не стало» были сказаны очень тяжелым тоном. Выслушав его, я не захотел вмешиваться.

Поскольку даже такой посторонний человек, как я, смог все понять, Филип, как вовлеченная сторона, естественно, понял значение слов Кетона. И тут же ответил иронично: «Ты всего лишь управляющий в доме. Поскольку ты все еще называешь меня мастером Филиппом, тебе также следует понимать свой статус! Ты всего лишь слуга, ты не имеешь права вмешиваться в мои дела!»

«Твоя правда, я не имею права вмешиваться в твои дела, мастер Филипп. Но я по-прежнему должен подчиняться приказам главы семейства, и его приказ гласит — вернуть тебя любым способом!» ответил безо всяких эмоций Кетон: «У меня нет других средств. Мастер Филипп, пожалуйста, не вини старика, если я тебя обижу!»

«Хм!» Филипп усмехнулся, выслушав его: «Хорошо, хорошо! Раз уж ты так говоришь, я тоже выскажусь! Вернись и скажи деду, что с этого момента я не имею ничего общего с семьей! Как взрослый, я имею на это право! Закон также гласит, что никто не может принуждать другого человека делать то, чего он не хочет! Я не вернусь!»

«Пожалуйста, не говори мне, что такое закон. Я не знаю и не хочу знать. Возможно, закон действует на обычных людей, но на тебя он не распространяется! Ты родился в Семье Филипп и навсегда останешься членом Семьи Филипп. Это факт, который никогда не изменится, это твоя судьба!» Кетон тоже не отступал.

«Филипп, не говори таких слов в гневе. Ты — член Семьи Филипп, и это факт, который нельзя изменить!» вмешалась Саллика, видя возбуждение Филиппа.

«Мисс Саллика, не надо так лицемерить! Всем известны ваши настоящие мотивы!» Кетон сразу же ответил, выслушав слова Саллики: «Вы пытаетесь убедить мастера Филиппа вернуться в семью, потому что это в ваших интересах! Вы все еще мечтаете стать любовницей Семьи Филипп! Вы принимаете желаемое за действительное, если верите, что вас признают!»

«Я …» лицо Саллики побледнело.

«Что? Вам больше нечего сказать, правда?» Кетон подумал, что он попал в точку, поэтому продолжил: «Я по-настоящему восхищаюсь вами. Вы — нечто, продолжаете держаться за мастера Филиппа так долго, жить в нищете и терпеливо все переносить! Однако позвольте мне сказать вам следующее: пока вы будете удерживать Мастера Филиппа, Семья Филипп не даст ему жить хорошей жизнью! Я считаю, что вам уже надоела эта убогая жизнь. Я изучил вашу семью и знаю, что вы принадлежите к обычной семье гражданских лиц. Я знаю, что вам нужны только деньги! Хорошо, я предлагаю вам миллион долларов! Что скажете? Вы готовы оставить мастера Филиппа прямо сейчас?»

Саллика хранила свою обиду при себе, хотя ее унижали. Поскольку Кетон был из семьи Филиппа, она не хотела, чтобы ее парень оказался в затруднительном положении из-за нее, поэтому ей пришлось проглотить оскорбления.

С другой стороны, Филипп больше не мог терпеть!

Указывая на Кетона, он сердито закричал: «Кетон, я всегда уважал тебя как своего старшего и никогда ни о чем не спорил с тобой, но сегодня ты переступил границы! Наша любовь с Салликой искренняя, почему вы все хотите разлучить нас? Я всего лишь пешка в глазах семьи, которую они могут просто обменять на свою выгоду? Сколько вы сможете получить от моего брака? Миллиард? Пять миллиардов? Ха-ха, я никогда и не думал, что мне удастся избежать от этой своей судьбы! Кетон, я знаю, что то, что ты говоришь, — просто слова, которые тебе внушили мои отец и дед! Иди и скажи им, что завтра я опубликую в газете заявление о том, что я разрываю все отношения с их семьей!»

Сомнительно безупречный - Приквел Возродившийся чтобы добиваться красоток

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии