Святая, которую удочерил Великий Герцог

Размер шрифта:

Глава 114.

Глава 114.

Обнаружив, что на документе была печать Императора, Дарвин удивлённо вскинул брови:

– Это прислал Его Величество?

– Да. Прочтите и Вы всё поймёте.

Раз Ной, ставший Кронпринцем, лично привёз его сюда, значит содержание не будет простым, – выражение лица Дарвина стало крайне серьёзным, и он оставил позади все личные мысли.

Длинные пальцы Герцога осторожно сломали восковую печать.

– Это… – Дарвин, быстро просмотрев содержание документа, нахмурился. – Неужели, Его Величество действительно решился на это?

– Да. Все написанные здесь слова записаны со слов Его Величества, не было пропущено ни единой буквы.

– …

Насколько я знаю Император — пацифист и не любит войны.

С тех пор, как он стал Императором, не было ни одной крупной гражданской войны. Однако в результате это способствовало возвышению Храма.

Сомнительно, что Император, который до сих пор был дружен с Храмом, внезапно изменит своё решение.

– Мой отец никогда не любил Храм, однако у него не было подходящей возможности, чтобы ударить по нему, поэтому он просто стоял и наблюдал, но в этот раз я решил взять на себя эту работу, – Ной говорил максимально твёрдо, чтобы убедить Герцога Дэхсин.

Ною, которому не хватало опыта, не оставалось ничего другого, кроме как проявлять искренность, чтобы справляться с трудностями которые есть и которые ждут его впереди.

– Пожалуйста, согласно воле Его Величества, прошу Вас закрыть центральный Храм на территории Тэрсии.

В нынешней Империи власть в значительной степени была разделена между Храмом и Императорской семьёй.

Просить закрыть Храм в такой ситуации было равносильно тому, чтобы в будущем встать на сторону Императору.

Дарвин, который внезапно оказался в ситуации, когда ему срочно нужно было принять важное решение, постучал пальцем по столу, сложным взглядом смотря вперёд.

Недавно я также ощутил, что влияние Храма чрезмерно сильно.

Я уже думал над тем, как исправить это, но такие тотальные действия могут разделить Империю, – зрачки зелёных глаз Дарвина сильно сузились, когда он вновь посмотрел на документы:

– Куда Вы отправили эти приказы?

– В 20 имений.

Ной перечислил названия двадцати поместий. Все они были маленькими или средними по размерам, поэтому даже убрав там Храм, серьёзных проблем бы не возникло.

Однако Тэрсия была другой.

Храм Тэрсии был одним из крупнейших, и его закрытие означало войну между Императорской семьёй и Храмом.

– Вы ведь понимаете, что в худшем случае может развязаться война?

– Да. Я полностью осознаю это.

Дарвин тяжело вздохнул:

– Если Вам нужен крупный Храм, то на территории Империи их ещё очень много, но почему Вы выбрали именно Тэрсию?

Ной на мгновение заколебался с ответом.

Рассказать историю Эстер было бы просто, однако он не мог сделать это, потому что не знал, раскрыла ли девушка то, что она является Святой.

– Потому что у Великого Герцога не самые лучшие отношения с Храмом. Лишь Вы, Великий Герцог, сможете открыто противостоять ему.

Фактически, среди высокопоставленных аристократов, Герцог Дэхсин был единственным, кто негативно относился к Храму.

– … как много у меня времени для принятия решения?

Естественно, Дарвин был «за», однако у него должна была быть причина, для столь резкого закрытия храма.

К тому же, ему нужно было учитывать настой жителей поместья, которые следовали за Храмом и верили в него как в свою мать.

– Сейчас у меня мало свободно времени, поэтому я дам ответ к завтрашнему утру.

Поскольку приказы уже были разосланы в другие поместья, Дарвин не мог на долго откладывать решение. Ему нужно было бы закрыть Храм прежде, чем он успеет что-то предпринять.

– Хорошо.

Герцог планировал собрать своих вассалов и узнать их мнение.

Когда аура Дарвина, которая давила на него, исчезла, Ной ощутил, что дышать стало легче.

Однако на его ладонях выступил пот, поскольку он сильно нервничал, противостоя силе Герцога Дэхсин.

– Тогда продолжим разговор завтра.

– Ах, это… мне нужно остановиться где-то на ночь, могу ли я попросить у Вас помощи? Я ещё не нашёл, где мог бы остановиться, но знаю, что у Вас много комнат для гостей, – Ной, который еле-еле справился с прошлым давлением, широко распахнул глаза, чтобы подчеркнуть, что другого умысла у него нет.

– У нас и правда много комнат для гостей, – едва заметно скривившись, Дарвин пристально посмотрел на Ноя, словно пытаясь увидеть правду. – Однако в них никто не жил, не уверен, что Вашему Высочеству будет там комфортно.

– Всё в порядке, – Ной сделал вид, что его не интересует состояние комнаты, ведь ему нужно было лишь переночевать.

– … я скажу об этом секретарю, – тихо пробормотал Дарвин. Он желал сказать «нет», однако не мог выгнать Ноя, который сейчас являлся Кронпринцем.

– Благодарю.

Если я останусь в особняке Великого Герцога, то шанс встретить Эстер возрастёт!

Ной, который пришёл в хорошее настроение, не смог сдержать улыбку, чем вызвал скрип зубов Герцога.

Когда дело касается политики, Принц становится слишком зрелым для своего возраста, однако, когда он вот так проявляет эмоции, то кажется слишком юным.

Дарвин недовольно смотрел на Ноя, который собирался покинуть его кабинет, но внезапно юноша остановился и обернулся:

– Ах, да, теперь мой судебный запрет полностью снят.

– Хорошо.

– Могу ли я сейчас встретиться с Эстер?

В одно мгновение между Дарвином и Ноем пролетели огненные искры. Герцог недовольно прищурился, но у него не было причин препятствовать этому:

– Если Эстер захочет встретиться с Вами, я не стану останавливать её.

– Благодарю, – подобное сложно было считать разрешением, но Ной воспринял его именно так и нажал на дверную ручку с улыбкой.

И едва выйдя, юноша обнаружил Эстер, что сидела в кресле, и замер, шокированный этим:

– Эстер?

– … Ной? – девушка, которая болтала с Дэннисом, внезапно поднялась и увидела, что споткнувшись, из кабинета отца вышел шокированный Ной.

Взгляды этих двоих, которые вновь встретились спустя долгое время, мягко встретились.

Но их счастье длилось недолго. Дарвин стоял позади Ноя, а Дэннис смотрел на него крайне настороженно.

Ной ощутил, как по его лбу стекает капелька пота, и подошёл к Эстер:

– Я буду ждать снаружи. До встречи.

Эстер непроизвольно кивнула, поскольку атмосфера не позволяла заговорить.

Довольно улыбнувшись, Ной прошёл мимо брата и сестры, а затем вышел в коридор.

– Вы близки? – с подозрением спросил Дэннис.

– Он мой первый друг.

Для Эстер Ной был именно другом. Он был единственным человеком, который протянул ей руку и подтолкнул стать друзьями.

Дэннис потянул Эстер в кабинет отца вместе, думая о том, что он ничего не знал об этом:

– Пойдём.

Когда они вместе вошли в кабинет, Дарвин, прибирающий документы, удивлённо поднял голову:

– Что случилось? Вы впервые пришли вместе.

– Вы говорили о чём-то важном? Я удивлён, что Принц прибыл к нам.

– Да. Только теперь он не Принц, а Кронпринц.

Глаза Эстер расширились, когда она услышала их тихий разговор:

– Папа, ты уверен?

– Да. Скоро Императорская семья сделает объявление.

Эстер, которая помнила о проблемах Ноя, подумала, что позже ей следует поздравить его.

– Садитесь сюда.

Дети сели на диван, на котором ранее сидел Ной, и посмотрели на Дарвина.

Ощущая, что им обоим есть что сказать, Герцог наклонился вперёд и спросил:

– Что-то случилось?

– Думаю, случится в ближайшем будущем, – спокойно заговорил Дэннис, вместо сестры, которой было трудно говорить об этом. – Несколько дней назад Святая отправила к Эстер своего человека.

– Что? – глаза Дарвина похолодели. Услышав, что кто-то из Храма пытался приблизиться к дочери, в его глазах зажегся огонь ярости.

– Она приказала паладину принести кровь Эстер. Не было сказано для чего она собиралась использовать её, однако Эстер говорит, что это нужно чтобы подтвердить, что она Святая.

– Кровь, – зарычал Дарвин, взмахивая сжатой в кулак рукой. Из-за своего темперамента, Герцог хотел ударить по столу, но сдержался, ведь он был перед детьми.

Это он.

Дарвин уже знал, что у Эстер был друг, пришедший навестить её, потому что получил отчёт от рыцарей, охраняющих ворота.

Герцог ждал, что дочь сама расскажет об этом, но Дарвина ужаснула суть их разговора.

– В этот раз он пришёл просто для разговора, однако неизвестно чем всё закончится в следующий раз. Мы не можем оставить это так просто.

Дарвин кивнул, думая о Рабьен, что стала Святой.

Поскольку её благополучно назначили Святой, я подумал, что в этот раз в мир пришло две Святых.

Но, учитывая, что они ищут Святую, собирая кровь, становится ясно, что подделка пытается притвориться настоящей.

Рабьен не могла продумать это в одиночку, уверен, за этим стоит вся семья Браон.

– Во многих отношениях это действия семьи Браон. Они заходят слишком далеко.

Было неприятно, что имя Браон было включено в дело с Кэтрин, но Дарвин мог стерпеть это.

Он не мог сразу ударить по семье Браон, поэтому решил бить не напрямую, чтобы им не удалось уйти.

Изначально, Дарвин планировал собрать вассалов, чтобы услышать их мнение, однако услышав об Эстер, передумал:

– Храм будет закрыт.

– Закрыт?

– Да?

В этот раз не только Эстер, но и Дэннис открыл от удивления рот. Это было крайне необычное решение.

– Сейчас, когда я вижу это, думаю, Богиня Эспитос поймёт меня.

Храм, потерявший Святую, больше не находился под защитой Богини. Не было причин позволять Храму, покинутому богами, продолжать действовать в качестве доверенного лица.

– Плохие побеги нужно удалять, чтобы они не разрослись сильнее.

Услышав мрачный голос отца, Эстер забеспокоилась, будет ли это нормально.

Пусть это то, о чём я и мечтать не могла, но закрытие Храма крайний метод…

– А что, если Тэрсия пострадает? – обеспокоенно спросила Эстер, которая не хотела, чтобы это драгоценное место пострадало из-за неё.

– Для Тэрсии это будет хорошо. В последнее время Храм делает крайне мало.

Узнав, что благотворительные средства, которые он всё время посылал в Храм, так и не ушли в трущобы, Дарвин собрал следственную группу.

Выяснилось, что средства для помощи бедным ушли на отгрузку кораблей некоторых священников.

Дарвин продолжал думать о том, как исправить это, но решил, что будет лучше, резко избавиться от Храма.

Возможно, это будет хорошим моментом и для самого Императора.

– Будет лучше, если в нашем поместье не будет Храма.

Когда Дарвин, в глазах которого сияла ослепительная твёрдость, встретился глазами с дочерью, он успокоился.

Храм – это Храм, однако мысль о том, что дочь полагается на него, заставляла сердце Герцога сжиматься.

– И спасибо, что поговорили со мной.

– А?

– Сколько раз мне повторять? Я хочу знать о тебе всё, хорошее или плохое, всё что угодно.

Эстер пошевелила пальчиками, ощутив, как сдалось её сердце.

Как приятно доверять, – девушка ощутила это ещё, когда разговаривала с Дэннисом, но ей казалось, что теперь она находится внутри железного забора, который никогда не сломается.

– … я обязательно буду делиться с вами. И плохим. И хорошим. Всем, – у Эстер, которая училась доверять, на губах появилась ослепительно прекрасная улыбка.

Святая, которую удочерил Великий Герцог

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии