Святая, которую удочерил Великий Герцог

Размер шрифта:

Глава 115.

Глава 115.

Дарвин обхватил пальцами подбородок и довольно посмотрел на Эстер и Дэнниса, сидевших бок о бок на диване.

Удивительно, но в последнее время на первый план выходили чувства, которые Герцог ранее не испытывал.

От одного взгляда на детей Дарвину казалось, что больше нет ограничений. Он чувствовал, что может сделать всё, что угодно, чтобы они выросли здоровыми и счастливыми.

Эстер посмотрела на отца, который уже несколько минут молча смотрел на них, и, после недолгих колебаний, заговорила:

– Папа, мы встретили Принца Ноя несколько минут назад… Могу ли я позже встретиться с ним и поговорить?

Обещание держаться от Ноя по дальше тяготило сердце девушки, поэтому она хотела получить разрешение на встречу с ним.

– Хм… – на мгновение губы Дарвина превратились в прямую линию, но быстро расслабились.

Поскольку судебный запрет был снят и Ной стал Кронпринцем, Герцог решил смириться с этим, поскольку ему казалось, что иначе он станет отцом-тираном, что вмешивается в дружеские отношения дочери.

– Конечно. Он собирается переночевать сегодня здесь, поэтому вы можете встретиться вечером, за ужином.

Ужин был приманкой.

Дарвин собирался посмотреть насколько близки Ной и его дочь.

– Принц будет ночевать здесь?

– Да.

Глаза Эстер расширились от этой неожиданной новости.

Тем временем, у Дэнниса и Дарвина были совершенно другие мысли.

Это будет нормально?

Братья в прошлый раз очень настороженно отнеслись к Ною, поэтому я волнуюсь о нём, да и отец раньше был против… Кажется, этот ужин не будет лёгким.

Но… когда я думаю о том, что люди, которые мне нравятся, соберутся в одном месте, мне хочется счастливо смеяться…

Если бы Эстер попросили перечислить людей, которые сейчас дороги Эстер, то они оказались бы в первой пятёрке.

Хорошо, что я всё рассказала.

Рассказ о визите и словах Халида принёс девушке облегчение, а новость о встрече с Ноем, которого она долго не видела, приятную взволнованность.

– Простите, но у меня есть срочные дела, поэтому мы не можем долго разговаривать. Увидимся сегодня вечером.

– Да, отец.

– Папа, не перетруждайся!

Дарвину хотелось провести с детьми больше времени, однако сейчас ему требовалось заняться делами Храма, поэтому у него не осталось другого выбора, кроме как отпустить их.

Попрощавшись с Эстер и Дэннисом, он ещё более холодным голосом позвал Бена:

– Созови всех вассалов. Завтра мы закроем центральный Храм.

Бен, который энергично двигал пером, записывая слова Герцога, на мгновение замер.

Закрытие Храма было огромным событием. Адъютант почти спросил Дарвина, нормально ли это, но всё же сильно доверял Герцогу.

Бен подумал, что для этого должна быть веская причина, поэтому всё записал.

– Хорошо. Встреча состоится через час.

– Отлично. Мы будем обсуждать политику, которая будет реализована после закрытия Храма.

Религия, исчезнувшая в одночасье, должна была вызвать множество протестов от жителей поместья. Поэтому для стабилизации этого требовалась определённая политика.

– Как скажите. В течении часа я подготовлю все соответствующие документы, – Бен, ощутив, что время на исходе, собирался покинуть кабинет Герцога, но Дарвин внезапно позвал его:

– Бен, как ты думаешь, эскорта Эстер достаточно? Не нужно ли добавить?

Дарвину было очень обидно, что храмовая мужа смогла проникнуть в особняк.

– Ну, думаю, после прошлого увеличения, сейчас его достаточно. Помимо Виктора ещё четверо рыцарей сопровождают её.

– Да, я знаю это, – Дарвин, который изо всех сил пытался решить, что будет лучше, постучал пальцем по столу. – А что насчёт того, чтобы поставить к Эстер капитана рыцарей? Самюэль уверен в своих способностях, не так ли?

– Самюэль? Это хорошая идея, но мне кажется, что это будет немного сложно, поскольку он занят обучением рыцарей.

Безопасность Эстер – это самое важное, однако было трудно задействовать капитана рыцарей, который занимался тренировками новичков.

Услышав все убедительные замечания Бена, который изо всех сил старался сказать завуалированное «нет», Дарвин равнодушно ответил:

– Это была шутка.

– … ха-ха, – Бен с трудом выдавил из себя смешок, прекрасно зная, что Герцог Дэхсин прожил всю свою жизнь не зная, что такое шутки.

И, к тому же, он выглядел настолько серьёзным, что Бен сомневался, действительно ли это была шутка.

– Напомни сопровождению Эстер о внимательности. Если хоть один волосок моей дочери упадёт на храмовых ублюдков, однажды они узнают, что такое ад, – рука Дарвин скользнула возле его шеи, словно выражая его внутренние чувства.

Понимая, что этот жест не был простым предостережением, Бен с трудом сглотнул, ощущая, как по горлу скользнул холодок:

– … я передам им.

*****

Эстер вышла из кабинета отца и побежала прямиком в сад, где был Ной.

Это был сад с фонтаном, вода в котором во время её практики превратилась в святую.

– Он, должно быть, уже долго ждёт.

Эстер думала, что провела в кабинете отца всего ничего, но на самом деле прошёл час и сейчас она очень торопилась.

– Хм? – однако, войдя в сад, где её ждал Ной, она замерла, увидев абсурдное зрелище.

Ной лежал на широкой лужайке. Буквально лежал, иногда перекатываясь.

Эстер медленно направилась к нему, гадая, что же происходит и что делает юноша, а оказалось, что Ной был не один. Он играл с Чиз.

– Что… пха… – девушка чуть не рассмеялась, поэтому быстро прикрыла губы.

Непонятно почему Ной лёг, но сейчас он легко махал веточкой с листьями перед Чиз.

Раззадоренная Чиз, которая не могла поймать листочки, прыгала вверх, выпустив острые коготки.

Было мило и забавно видеть, как Ной, ставший Кронпринцем, вот так играет с котёнком.

Чиз, заметив Эстер, замер, а затем, протоптавшись по спине Ноя, гордо подошёл к хозяйке.

Ной, по которому потоптался котёнок, хмыкнул и оглянулся, а найдя взглядом Эстер широко улыбнулся:

– Эстер!

Юноша обрадовался встретив её, но тут же поднялся, ощущая смущение, поскольку вспомнил о своём некультурном положении.

Расстояние между ними сокращалось, пока Ной расчёсывал свои спутавшиеся волосы и поправляя замаравшуюся одежду.

– Ты долго ждал? Нет… Сейчас я должна говорить по-другому. Я слышала, Вы стали Кронпринцем. Поздравляю!

– Нет, пожалуйста, не нужно этого. Когда мы одни, пусть будет также комфортно, как и раньше. Хорошо?

 

На лице Ноя было такое отчаяние, что Эстер не могла отказать ему. К тому же, ей самой было неловко говорить речи по этикету, потому что ей было очень комфортно с ним.

– Хорошо, – спокойно ответив, Эстер потянулась своей маленькой ладонью к Ною.

Девушка хотела убрать листок, который застрял в волосах Ноя и о котором он не знал.

Когда пальцы Эстер внезапно прикоснулись к нему, Ной удивлённо шагнул назад:

– Что такое?

– Листочек. Я сняла его, – улыбнувшись, Эстер показала листочек, который она вытащила из его волос.

– В-вот как, – на мгновение занервничав, Ной смутился, потому что ощущал себя идиотом, и, оглянувшись, взял лист. А потом снова засунул его в волосы, из которых его только что достала Эстер. – Он снова застрял.

– …? Хорошо.

Вот только пальцы Эстер оказались недостаточно ловкими, чтобы достать листок, который Ной намеренно запутал в своих волосах.

– Не получается…

Ною было очень жаль Эстер, которая была довольно серьёзной, поэтому он сам достал листок, который подхватил ветерок.

Они оба ярко улыбнулись. Неловкая атмосфера от встречи спустя долгое время, тут же исчезла.

– Как дела? Никто не беспокоит тебя?

Увидев на мгновение помрачневшее выражение лица девушки, Ной сразу понял, что случилось с Эстер.

Рабьен.

Рабьен, была единственным человеком, который мог так повлиять на Эстер.

– Если тебя кто-то беспокоит, скажи мне. Теперь я Кронпринц.

– Нет, всё в порядке.

Пусть Рабьен и послала Халида, однако она ещё не пыталась открыто навредить ей, поэтому Эстер было трудно рассказать об этом.

Девушка лишь улыбалась, но Ной, подошёл к ней с самым серьёзным выражением лица:

– Эстер, я буду рядом с тобой.

Чёрные глаза Ноя, которые смотрели прямо на неё, всё ещё были невероятно прекрасными. Щёки Эстер сами по себе покраснели.

– Я знаю, что теперь рядом с тобой крепкая семья, но не забывай этого. Я всегда буду на твоей стороне.

Увидев, что Ной, казалось, видел её насквозь, хоть она ничего и не сказала, Эстер нахмурилась:

– Если это потому, что я вылечила тебя, то тебе не нужно ощущать себя обременённым. Сила, которую я потратила на тебя, была не такой уж большой.

Если бы Эстер в прошлом использовала столько сил, тогда возникли бы проблемы, но сейчас она пыла переполнена святой силой.

Даже после того, как она передала часть своих сил Ною, в ней ничего не изменилось. Напротив, за последний год силы Эстер лишь возросли.

– Разве похоже, что всё так? – расстроившись, Ной решил открыть свои тайные чувства. – Ты просто очень нравишься мне. Ты нравишься мне, поэтому я хочу помочь тебе во всём.

Слегка дрожащий голос Ноя, позволял прочувствовать его искренность и сердце Эстер забилось быстрее:

– Спасибо. Ты мне тоже очень нравишься.

Естественно, «нравишься» Эстер, отличалось от чувств Ноя.

Он нравился ей как первый друг, которого она встретила. Но даже эти слова, сказанные девушкой, имели для Ноя большое значение.

– А твоя горничная?

– Конечно, она тоже нравится мне.

– Тогда что насчёт эскорта?

– Виктора? Виктор тоже мне нравится.

– Я так и знал, – глубоко вздохнул Ной. Он чуть не закричал, потому что их нравится отличалось настолько сильно.

Ему было недостаточно, что он нравится ей также, как и окружающие её люди.

Внезапно Ной вспомнил Себастьяна. Он был так раздасован, что подумав, что он может быть на том же уровне, что и Себастьян.

– Однако, я лучше, чем сын Герцога, верно?

– Братик Себастьян? – Эстер склонила голову при внезапном появлении имени Себастьяна, и Ной испугался, что его отбросят назад:

– Ты мой единственный друг. А у тебя много друзей, помимо меня?

Это был план запечатлеть его присутствие на случай, если его оттеснят. Если она его единственный друг, значит драгоценна.

– Нет. Мой единственный друг – это ты, – смущённая, поспешно ответила Эстер, взмахивая руками.

– Значит, ты с сыном Герцога не друзья, отлично.

– …… правда? – Эстер задумалась, так ли это. Их разговор, казалось, иссяк.

Ной широко улыбнулся, потому что ему было достаточно победить Себастьяна. Его улыбка была такой же яркой, как и солнце.

И из-за страха, что Эстер может изменить своё мнение, он сменил тему, подняв сумку, которую оставил лежать на траве:

– У меня есть кое-что для тебя.

Внутри сумки была тщательно завёрнутая коробочка размером с ладонь.

На бумаге в качестве украшения были прикреплены три розовые розы, поэтому упаковка коробочки была такой красивой, что совершенно не хотелось снимать её.

Святая, которую удочерил Великий Герцог

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии