Святая, которую удочерил Великий Герцог

Размер шрифта:

Глава 116.

Глава 116.

Эстер осторожно сняла упаковку, чтобы не повредить её. А когда сняла с коробки крышку, то увидела перчатки.

– Перчатки?

Неожиданный подарок удивил девушку и, когда она достала их, перчатки оказались очень мягкими, словно сделанными из шёлка. Их материал был лёгким, но прочным.

Необычность этих перчаток, отличающая их от других, была в том, что они закрывали пальцы лишь наполовину, поэтому в них было легко работать.

В последнее время Эстер беспокоил знак осознания, который то и дело проявлялся на её ладони, поэтому она как раз думала о том, как бы скрыть его.

Тронутая этим неожиданным подарком, Эстер быстро заморгала:

– Почему именно перчатки?

– Я увидел их случайно и подумал, что они тебе подойдут. Тебе нравится?

– Да. Это именно то, что мне нужно. Я буду часто ими пользоваться. Большое спасибо.

Девушке понравился их нежный розовато-лиловый цвет, необычный фасон и даже материал.

Эстер немедленно натянула перчатки. Они оказались настолько лёгкими, что девушка даже не ощущала их на ладонях.

– Дай посмотреть, – Ной прикоснулся к ладони Эстер, делая вид, что проверяет перчатку. – Похоже, они хорошо подошли.

– Да, – на мгновение смутившись, Эстер прикрыла глаза, а затем, притворяясь как можно более спокойной, потянула руку на себя, а затем небрежно сказала. – Ах! Чуть не забыла, сегодня ты ночуешь у нас? Папа сказал, что не возражает, чтобы мы поужинали все вместе.

– Правда? – рука изумлённого Ноя замерла в воздухе.

– Да, но ты можешь отказаться. Мой папа и братья, почему-то, настроены к тебе не сильно хорошо.

– Ты волнуешься обо мне, это так приятно.

Эстер нахмурилась, увидев, что в такой серьёзный момент, Ной продолжает шутить:

– Боюсь, тебе будет неудобно. Но папа и братья действительно хорошие, хоть и выглядят внешне холодными.

– Я так и думал, – Ной мягко улыбнулся, услышав, как голос Эстер наполняется нежностью, когда она говорит о своей семье.

Герцог Дэхсин, которому приходилось иметь дело с многими политическими вопросами, был страшным человеком, но Ной считал, что он достаточно хороший человек, раз смог настолько изменить Эстер.

И приглашение на ужин он также воспринял положительно.

Чтобы там ни было, Ной был доволен тем, что являлся близким для Эстер человеком.

– Я люблю покушать. Воспользуюсь этой возможность, чтобы получить пару очков, хех.

– Что?

– Нет, ничего такого.

Эсте не поняла слов, которые Ной пробормотал себе под нос, потому что они предназначались лишь для него.

– Тогда я передам твоё согласие дворецкому, – сейчас, когда Эстер подумала, что она сказала всё, что нужно было, она в спешке подняла Чиз, которая тёрлась мордашкой о её ногу.

Девушка собиралась уйти в свою комнату. Было множество глаз, которые наблюдали за ней, поэтому Эстер беспокоилась о том, что не может долго быть с Ноем наедине.

Возможно, папа или братья сейчас наблюдают за нами.

– Тогда увидимся немного позже.

– Да. До ужина, – Ной без сожаления смотрел в спину уходящей девушки, что держала на руках котёнка. – Однако я рад увидеть тебя снова, да ещё и переночевать в одном доме.

Прошло много времени с тех пор, как они разговаривали, поэтому момент их беседы, показался Ною слишком коротким, однако ему было очень приятно увидеть Эстер, поэтому улыбка не исчезала с губ юноши.

*****

– … я вернулся, – достигнув главного Храма, Халид посмотрел на время.

Было 3 часа дня, поэтому это время было хорошим, чтобы посетить Рабьен.

Халиду не хотелось делать этого, он хотел ещё немного не видеться со Святой, но едва приехав, он вспомнил слова о том, что ему нужно было сразу прийти, поэтому погрустнел.

Едва Халид вошёл во дворец Святой, как увидел проходящую мимо жрицу и, остановив её, спросил, где он может найти Рабьен.

– Где сейчас Святая?

– Ах, Вы недавно назначенный паладин. Святая уходила в оранжерею ухаживать за цветами… скорее всего она всё ещё там.

– Благодарю, – узнав место, Халид без промедления направился прямиком в оранжерею.

Территория вокруг оранжереи была пуста, так как Рабьен приказала никому не находиться поблизости, пока она ухаживает за цветами.

Халид постучал в двери оранжереи и дождался, пока мелодичный голос разрешит ему войти.

– Кто там, чёрт побери? – Рабьен, целый день простоявшая на ногах, устала от очищения цветов.

Она планировала растерзать любого, кто войдёт, но увидев, что вошёл в Халид, она сразу бросила очищение цветов и направилась к нему:

– Халид! Ты наконец вернулся? Как же, ох, долго я ждала тебя.

Из-за Рабьен, которая вела себя так, словно встретила своего возлюбленного, Халид смутился и невольно напрягся.

– Простите, что так долго.

– Всё в порядке. Как всё прошло?

Смотря как ярко сверкают красные глаза Святой, Халид неожиданно ощутил странное чувство сопротивления.

Однако, стараясь не раздавить флакон, он осторожно достал его и передал Рабьен:

– Я принёс её.

– Ох… Я знала, что ты добьёшься успеха. Ты действительно прекрасно справился, – Рабьен с ангельским выражением лица нежно погладила Халида по плечу, говоря, что он хорошо поработал.

В тот момент, когда ей вручили стеклянный бутылёк с красной кровью, девушка выглядела словно ребёнок, получивший подарок, который он так долго ждал.

– Должно быть, это было очень нелегко, но как ты получил кровь?

Халид, заметив, что похвала была использована лишь ради этого, ответил довольно напряжённо:

– Когда я приехал в Тэрсию, мне повезло. Упало дерево и Эстер получила травму, я притворился, что оказываю помощь.

На самом деле, почти перед входом в Храм, Халид зашёл на бойню и взял кровь только что зарезанной коровы.

– У неё было много эскорта?

– Ситуация была безумной, и я вовремя оказался рядом. К счастью, это оказалось не сложно.

Это было оправдание, которое Халид несколько раз практиковал в одиночестве, пока ехал в Храм, поэтому слова звучали довольно правдоподобно.

Рабьен увидев спокойствие Халида, отбросила все сомнения.

Он лишь недавно стал паладином, поэтому Рабьен была уверена, что он предаст Эстер ради себя.

– Отлично. В любом случае, это действительно было сложно. Возьми несколько выходных, – Рабьен таинственно улыбнулась и встряхнула стеклянный бутылёк. Красные капли медленно поползли по его стенкам.

– Хм? Почему ты ещё здесь? Есть что-то, что тебе нужно мне рассказать?

– Кровь… Я бы хотел знать, для чего Вы её используете.

В одно мгновение взгляд Рабьен изменился. Люди не знали об этом, потому что девушка всегда улыбалась, но когда ей не нужно было притворяться, лицо Рабьен могло становиться очень страшным.

Халид вздрогнул от этой перемены.

– Халид, кто я?

– … Вы Святая.

– Да. Я великая Святая, которая следует воле Богини. Всё, что я делаю, это желание Богини. Тебе просто нужно делать то, что я, Святая, приказываю тебе, – холодный голос Рабьен чётко предупреждал Халида не сомневаться в том, что он делает.

– Я задал крайне самонадеянный вопрос. Прошу, простите меня, – не в силах выдержать взгляд Рабьен, Халид склонил голову.

– Всё в порядке. Впредь не позволяй себе подобного. Я позову тебя, когда ты будет нужен, поэтому иди.

– Да, Святая.

Сегодняшний разговор укрепил подозрения Халида в адрес Рабьен, но ему ничего не оставалось, кроме как покинуть оранжерею.

Наконец, оставшись одна, Рабьен, не в силах сдержать радости, замурлыкав, подняла стеклянный бутылёк на яркий свет.

– Такой красивый цвет.

Красный цвет, такой же, как у её глаз, выглядел очень мило.

С сверкающими от ожидания глазами, Рабьен сняла пробку со стеклянного флакона, она, нервно вздохнув, медленно поднесла его к губам.

Рабьен сразу выпила всю кровь, полагая, что она будет сильно отличаться от той, что была в прошлый раз у кандидаток.

Но половина крови была мгновенно выплюнута обратно в флакон.

Да ещё и эффекта увеличения святой силы, которого так ожидала Рабьен, не было, сколько бы она не ждала. Девушка всё также была уставшей, а её сила не подавала признаков роста.

– … всё же нет? – расстроившись, Рабьен устало потёрла лицо. На её губах осталась кровь, которая влажно блестела, но девушка даже не подумала стереть её.

Рабьен с трудом проглотила остаток крови, что был в флакончике, так, на всякий случай, но ничего не изменилось.

– Ха, ну да. Невозможно, чтобы такое убожество стало Святой. Слава богу.

Рабьен было приятно осознать, что Эстер, на которую она всегда смотрела свысока, не была Святой, но это чувство превосходства не продлилось долго.

Девушка занервничала при мысли, что теперь ей действительно будет крайне трудно найти Святую, после того как исчезла самая вероятная кандидатура.

Рабьен облизнула губы, думая, что же ей делать дальше.

– Где, чёрт побери, мне искать её?

Проблема заключалась в том, что они не могли афишировать свои поиски. Рабьен, поняв, что нужно будет проделать много работы, чтобы найти Святую, вздохнула от усталости.

– Это так раздражает, – Рабьен, не в силах подавить растущий гнев, бросила стеклянный флакон, который держала, на пол в оранжерее.

С тихим хрустом стекло разбилось. Бесчисленные осколки разлетелись по полу.

Рабьен, яростным взглядом смотрящая на осколки, заметила, что цветы вокруг неё заметно потемнели.

– Почему это произошло снова?

Тьма, исходящая от Рабьен, переместилась обратно в цветы.

Потратив множество сил на их очищение, Рабьен яростно оторвала стебель цветка, когда увидела, что цветы вновь наполняются ядом.

Внезапно в дверь вновь постучали.

Рабьен, которая уже долгое время пребывала в ярости, постаралась ответить, как можно мягче, чтобы скрыть своё «я»:

– Кто там?

– Первосвященник Лукас.

– … заходите.

К счастью, Лукас знал обо всех проблемах Рабьен.

Ей не нужно было скрываться от него, поэтому девушка разрешила ему войти в оранжерею.

Когда Лукас открыл дверь и вошёл, он был поражён разбросанными повсюду осколками стекла.

– Что всё это значит?

– Я случайно разбила бутылку. Будьте осторожны, чтобы не наступить на её осколки.

– О, я понял.

Это был знак, который мог увидеть каждый.

Более того, когда Лукас увидел, что цветы вокруг Рабьен повяли, он почти нахмурился, но тут же притворился, что не заметил этого.

– Должно быть причина, по которой Вы пришли сюда, зная, что я не хочу, чтобы меня беспокоили в оранжерее, довольно важна, не так ли?

– Да. Это срочные новости, связанные с эпидемией.

– Пожалуйста, рассказывайте.

– Храмы возле приграничных территорий пытаются максимально блокировать её, однако эпидемия уже распространилась настолько, что это невозможно, – увидев, что лицо Рабьен помрачнело из-за плохих новостей, Лукас сжал губы и продолжил. – Как насчёт того, чтобы известить Императорскую семью и уже сейчас получить официальный ответ?

– Чтобы все подумали, что эпидемия распространилась едва я стала Святой? Невозможно, – Рабьен поставила свою честь выше, чем спасение людей при срочном сообщении об эпидемии. – Какой наиболее эффективный способ остановить эпидемию?

– Ну… Это было бы возможно, если бы были святые цветы, но такого качества и количества будет недостаточно… – сказал Лукас, осматривая растущие в оранжерее святые цветы, подразумевая то, что они в большой беде.

Святая, которую удочерил Великий Герцог

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии