Святая, которую удочерил Великий Герцог

Размер шрифта:

Глава 120.

Глава 120.

В результате быстрой езды, когда не было остановок даже на секунду, путь, который занял бы 40 минут, был преодолён за 20.

Ной, который изо всех сил старался не отстать, едва уловимо расслабился и беззвучно вздохнул, когда они замедлили движение.

Руки, долгое время державшие поводья, так горели, словно их обожгло верёвкой.

– Вы неплохо держитесь в седле.

– … Благодарю.

Дарвин пристально смотрел на Ноя. Герцог думал, что Кронпринц отстанет в середине пути, поэтому сейчас был удивлён, что Ной смог проследовать за прекрасно обученными взрослыми до самого конца, не сделав ни единой остановки.

Похоже он не из тех, кто лишь много болтает.

– Спешиваемся, – громко крикнул Дарвин, спрыгивая с лошади.

Все рыцари слезли с коней и выстроились позади Герцога.

Когда Дарвин шёл к огромному центральному Храму, в его движениях не было ни малейшего колебания.

Ослабив ножны с мечом, которые он всегда носил на поясе, Герцог Дэхсин взял их в руки, словно собирался уничтожить всё, что встанет у него на пути.

Для открытия Храма было ещё очень рано, поэтому его двери были закрыты.

Привратник, охраняющий двери, проснулся от страшного чувства и испуганно подскочил:

– Ч-что привело Вас так рано утром? Я не слышал, что бы была назначена встреча…

– Прочь.

Привратник, увидевший ледяной взгляд Герцога Дэхсин, дрогнул, но покачал головой:

– Я… Вы можете пойти внутрь, однако вооружённым рыцарям придётся остаться здесь… – ощутив, как что-то невидимое начинает душить его, привратник попятился. Однако за его спиной была стена и отступать ему было некуда. Застонав, он упёрся ладонями в стену. – Не могли бы Вы подождать минуту, я вернусь максимально быстро? Нет, Ваше Высочество, Вы можете пойти со мной.

Что бы ни говорил привратник, выражение лица Герцога Дэхсин было таким же равнодушным, словно он смотрел на незначительное насекомое:

– Ты сейчас преграждаешь мне путь?

Лицо привратника, услышавшего это, мгновенно побелело:

– Нет, что Вы! Я просто говорю, что вооружённым рыцарем нужно отступить…

Дарвин, который терпеть не мог, когда ему мешают, не стал скрывать своего недовольства.

И, больше ничего не говоря, он вытащил из ножен, которые держал в руке, меч.

Острое лезвие с жутким звуком сверкнуло под солнечным светом.

Увидев отражение своего лица в идеально заточенном лезвии, привратник сжался, не в силах двинуться и сказать хоть что-то.

– Если я не могу войти сюда, значит мне нужно заставить всех выйти, – Дарвин поднял своё меч.

Привратник, щёлкнув челюстью, вытащил ключ и побежал прямиком к воротам.

Он больше не мог противостоять страху быть проткнутым острым мечом в любой момент:

– З-за-заходите!

Ворота были широко раскрыты.

Герцог Дэхсин спокойно направился вперёд, на территорию Храма. Естественно, все его рыцари последовали за ним.

Войдя в здание Храма, Дарвин направился прямиком на второй этаж.

Первый этаж был местом, куда мог войти любой, однако уже на второй этаж могли входить лишь те, кто был связан с Храмом.

Паладины, выдвинувшиеся вперёд, чтобы остановить Дарвина, также дрогнули от страха и не смогли ничего сделать.

Глаза священников, собравшихся в большом зале второго этажа для утренней молитвы, расширились.

– Вы видите тоже, что и я?

– Да, и их не один, и не два…

Дарвин подошёл к испуганным священникам, а затем, подняв одного священника за шкирку, спросил:

– Где ваш главный?

– Эй, что Вы делаете? Я не могу сказать об этом тому, кто пришёл вооружённым!

– Если ты не скажешь мне это прямо сейчас… – Дарвин, который произнёс это ледяным тоном, поднял меч.

Когда священник, который, казалось, будет держать рот на замке, чтобы ни случилось, задрожал и тут же изменил свою позицию:

– Прямо сейчас он в зале собраний.

– Вед туда, – Дарвин отпустил священника на пол.

Священник, идущий с другой стороны коридора, увидел Герцога Дэхсин и пойманного им священника, и закричал:

– А-а-а! – и испугавшись, в отчаянии побежал в зал собраний, где находился новый Первосвященник.

– Сэр, что-то случилось! Вооружённый Великий Герцог и его рыцари пришли сюда!

Парас, который утром встречался с некоторыми священниками, нахмурился и поднял голову:

– Почему Его Высочество?..

– Я не знаю, но ситуация серьёзная. Я не знаю, что нам делать…

– Проводи, – Парас последовал за священником и, вышел из зала собраний, чтобы узнать, что происходит.

Дарвин также искал его, поэтому их встреча произошла в коридоре.

Выражение лица Параса потемнело, когда он действительно увидел вооружённого Великого Герцога. Но, подходя к нему, Первосвященник старался как можно сильнее сохранять самообладание:

– Ваше Высочество, Вы можете объяснить, что происходит?

– Это новость может показаться внезапной, но с сегодняшнего дня Храм будет закрыт.

– Что? Закрыт? – когда Герцог Дэхсин кратко изложил основную мысль, Парас не понял этого и как дурак переспросил.

– Бен.

– Вот они, – Бен передал Герцогу документы, которые они составили ранее.

Дарвин бросил их перед Паросом, словно это был красный флаг:

– Ты всё поймёшь, когда прочтёшь их. Это документы, содержащие всю информацию обо всех вас, – Дарвин тяжёлым взглядом смерил молчащих священников, окружавших их.

– Клянусь Богиней, я никогда не делал ничего, что могло бы быть постыдным, – сказал Парас поднимая бумаги, у своих ног. И в его глазах действительно не было ни капли лжи.

Однако это было не то, что мог замять лишь один человек. Десятки священников перед ним прогнили.

– Ты прекрасно знаешь, что незнание чего-то не означает, возможность прощения. Это твоя вина, что ты не можешь контролировать своих людей.

– Ваше Высочество… Если возникли какие-то проблемы, мы можем решить их. Разве это слишком большой проступок, чтобы закрывать Храм?

Даже слушая умоляющий голос Параса, безжалостный взгляд Дарвина не дрогнул:

– Это то, что приказал сделать Его Величество. Отказы невозможны. С сегодняшнего дня Храм закрыт, поэтому всем, без каких-либо исключений, следует покинуть Тэрсию.

Священники, слушавшие разговор Параса и Герцога Дэхсин, возмутились и осмелились подать голос:

– Закрытие – это смешно!

– Это угнетение! Мы никогда не согласимся покинуть Храм!

Дарвин глубоко вздохнул.

Да, он был разозлён, но, опять же, прекрасно знал, что священники не те люди, которые легко послушаются его.

– Переговоры окончены. Решение не подлежит изменению, – оглянувшись на рыцарей, Дарвин отдал следующий приказ. – Соберите всех людей Храма в одном месте.

– Как прикажете!

Следуя приказу Герцога Дэхсин, рыцари слажено распределились по всему Храму. Отовсюду начали раздаваться крики.

Из-за криков поведение рыцарей выглядело грубым, однако на самом деле они ни с кем не обращались грубо, и никто не пострадал.

Все были испуганы и поэтому кричали, но рыцари всё равно собрали всех в одном месте.

– Все собраны?

Через 20 минут место возле молитвенного зала было заполнено людьми.

Даже если были отобраны лишь элитные рыцари, их количество было значительным, поэтому им удалось быстро собрать всех священников.

– Ваше Высочество, что Вы творите? Разве Вы не боитесь гнева Богини? – закричал кто-то из толпы.

Взгляд Дарвина мгновенно метнулся к этому человек:

– Что? Кто сказал, что я буду наказан? Или вы действительно выполняли свой долг?

– …

В документах, которые принёс Герцог Дэхсин, было очень много имён священников.

Несмотря на то, что все жаловались, что данные действия несправедливы, они все замолчали, потому что боялись, что их имя окажется в этом списке.

Среди собравшихся были и паладины, которые должны были защищать Храм, однако перед рыцарями Герцога, они утратили всю силу.

– Если Вы сделаете это, то станете врагом Храма. Вы ведь понимаете это? – с сожалением спросил Парас, наблюдавший за происходящим, которое стало необратимым.

– Чем может испугать подделка?

Услышав ответ Великого Герцога, Парас на мгновение ошеломлённо замер. Это был момент, когда глаза Дарвин, которые всё это время казались отстранёнными, сверкнули яростью.

– Возможно ли… Вы что-то знаете?

– О чём Вы?

Нахмурившись, Парас смотрел на Герцога Дэхсин и внезапно снял с себя мантию Первосвященника, которая была на нём, словно плащ.

– Первосвященник!

Раздались возмущённые крики, однако Парас сжал губы, не обращая на них внимания:

– Вы добиваетесь справедливости?

– По крайней мере, это будет лучше, чем Храм.

– … тогда я с Вами.

Дарвин и Ной на мгновение переглянулись, обмениваясь удивлёнными взглядами.

Было неожиданно, что Парас так легко отказался от должности Первосвященника.

– Вы собираетесь покинуть Храм?

– Да. Я уже измотан. Я также хочу справедливости, в которую верю.

Дарвин прищурился, что бы увидеть, не лжёт ли Парас, но ощущал в его словах лишь правду.

Будет очень полезно, если Парас, глава Храма, напрямую поможет жителям Тэрсии, которые будут волноваться о закрытии Храма.

– Хорошо, – сказал Дарвин.

Сделка была заключена, поскольку Парас полностью поддержал его решение.

– Первосвященник Парас! Вы действительно бросаете нас?

– Вас накажет Святая. Вы не можете делать подобное в одиночку! Это… это предательство!

Вне зависимости от того, что кричали священники, Парас стоял неподвижно, словно человек с закрытыми ушами.

Дарвин посмотрел на каждого священника, а затем отдал рыцарям приказ:

– Вышвырните всех, кроме Параса.

Священники пытались возмущаться и что-то доказать Герцогу Дэхсин, однако рыцари, закрыв им рты, вытащили их из Храма.

Спустя некоторое время.

Дарвин оглядел комнату, которая в одно мгновение стала пустой. Даже если смотреть на первый этаж с балкона второго этажа, он казался огромным.

– Что Вы будете делать теперь? – Ной, который всё это время хранил молчание, впервые задал Герцогу вопрос.

– Я планирую открыть Храм для всех.

Было понятно, что Храм владел умами людей.

Хоть он был открыт для всех, посещать его могли лишь избранным.

Скрестив руки на груди, Дарвин пристально посмотрел на огромную статую Богини в центре зала и решительно сказал:

– С этого времени Храма в Тэрсии не будет. Это больше не Храм Богини, – а затем закончил более глубоким голосом. – С сегодняшнего дня это место открыто для всех. Откройте настежь все двери.

В то же время, как Дарвин отдал этот приказ, рыцари, оставшиеся в Храме, мгновенно направились на первый этаж.

– Вы планируете и дальше использовать это место? – спросил Ной, медленно приближаясь к Герцогу, который всё ещё стоял возле перил и смотрел на статую Богини.

Святая, которую удочерил Великий Герцог

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии