Святая, которую удочерил Великий Герцог

Размер шрифта:

Глава 121.

Глава 121.

– Да. Если мы просто закроем его, то реакция простых людей будет слишком сильной. Поэтому следует сделать Храм полностью открытым для жителей поместья. Считаете это не подходит для полного закрытия?

– Нет, что Вы. Наша настоящая цель – разрушить силу и влияние Храма, поэтому этого достаточно.

Ной много думал о том, как поступит Герцог Дэхсин, и его устраивало то, как он решил использовать его. Поэтому, как Кронпринц, он не собирался вмешиваться.

– Я рад, что никто не пострадал. Я переживал, что из-за большого масштаба ситуации могло произойти кровавое столкновение.

– Вас беспокоило, что я могу убить священников?

Когда Дарвин будучи крайне серьёзным, говорил что-то такое жестокое, невозможно было сказать, шутка это или он серьёзен.

Ной не знал, что ответить, но, после недолгих колебаний, он решил ответить честно:

– Естественно, я беспокоился об этом. Я думал, что даже если придётся принести несколько жертв, я ничего не смогу исправить… Однако, Вы организовали всё невероятно аккуратно.

Если бы это были паладины из другого Храма, то они не отступили бы так легко, без малейшего сражения.

Это значит лишь одно – Герцог Дэхсин и его рыцари обладают подавляющей силой.

– Я вернусь в Императорский дворец и передам Его Величеству всё, что видел и слышал сегодня.

– В будущем в Империи будет очень шумно. Не сдавайтесь и скажите мне потом те слова.

– Я скажу Вам. До скорой встречи, Великий Герцог, – попрощавшись с Дарвином, Ной первым покинул Храм.

Снаружи царил хаос.

– Пожалуйста, позвольте мне упаковать мои вещи и уйти самому, это уже слишком!

– Вы знаете Святую, она это так не оставит! Не зависимо от того, насколько велико Ваше положение, Ваше Высочество, сейчас Вы зашли слишком далеко!

Священники, которые ничего не могли сказать перед Дарвином, кричали снаружи, блокируемые рыцарями.

Те, кто не хотел покидать Храм, а также зеваки, жившие недалеко, собирались, словно туча.

Потребуется время, чтобы они успокоились, – Ной сел на своего коня и медленно запечатлел эту сцену в своём сознании.

Сомнительно, что люди, которые не понимают угнетения от Храма, так легко поддержат мои взгляды.

Однако есть такие люди, как Герцог Дэхсин и Паллен, у которых толстые кости, поэтому это не такая уж и большая проблема, – Ной направил коня в сторону Императорского дворца.

Дарвин, который всё ещё находился в Храме, посмотрел на Параса, который молча стоял рядом, словно отказался от всего:

– Благодаря тому, что ты снял форму, мы смогли закончить без особых затруднений, но в чём истинная причина?

Перед священниками, Дарвин сделал вид, что принял поступок Параса, однако он не мог поверить тому, кто добровольно сложил пост главы Храма.

Парас вздохнул с глубоким сожалением, когда от взгляда Герцога, всё внутри него медленно стало сжиматься:

– Разве Вы не говорили, что сегодняшний Храм – несправедлив? Эти слова очень важны для меня.

Дарвин прищурился, внимательно смотря на Параса.

– Леди Сеспия, прошлая Святая, была моей давней знакомой. Сеспия, которая всегда была здорова, вдруг резко заболела, что показалось мне крайне странным. И в последний раз, когда мы встретились… Сеспия кое-что сказала мне.

– Что она сказала?

– Она сказала мне не верить в Рабьен, то есть в нынешнюю Святую. А ещё она сказала, что хочет увидеть падение Храма, лицо которого стало переполнено злом, – когда Парас говорил это, его глаза наполнились печалью. Словно он потерял любимого человека.

Рабьен, – едва Дарвин услышал имя, которое не ожидал услышать в этом разговоре, он сразу поверил в то, что говорил Парас.

Невозможно с помощью простого «притворства» отрицать нынешнюю Святую.

Должно быть, он действительно слышал эти слова от предыдущей Святой.

– Можете ли Вы действительно покинуть Храм, даже будучи главой одного из Храмов?

– Я уже сделал это. С тех пор, как я снял форму, я больше не священник, – сказал Парас, словно ни о чём не жалел и наступил на форму священника, лежащую у его ног.

– Хорошо. Тогда помоги мне.

– Что я могу сделать?

– Пока ты должен остаться в Храме и попытаться убедить людей, которые будут приходить сюда, в том, как правильно разобраться в этой ситуации.

– В каком смысле…

– Всё просто. Говорите тоже, что и мне. Пусть каждый, кто посещает Храм, знает, что нынешний Храм – полон несправедливостей.

Дарвин ещё не до конца верил Парасу, однако собирался воспользоваться его силами. Он решил подождать и посмотреть, что произойдёт.

– Я сделаю это, – твёрдо кивнул Парас. И, поколебавшись, осторожно спросил, смотря на Герцога Дэхсин. – Я… могу я спросить одну вещь?

Вместо ответа Дарвин едва уловимо кивнул.

– К чему Вы стремитесь? Если хотите стать Императором…

– Разве это возможно? Я пытаюсь защитить свою дочь, – Парас не понял этих слов, но Дарвин, не желая объяснять, перешёл к следующей теме. – Каково финансовое положение Храма?

– … простите. Оно словно пропало, – бывший Первосвященник Парас, склонил голову. Это произошло потому, что он забыл обо всех пожертвованиях, которые посылал Великий Герцог.

– Вы знаете, что это не так. Однако другие священники, похоже, не стесняются своих действий. И всё же, ты закрывал на это глаза. Первым делом вынеси принесённые мной документы на доску объявлений и предай их огласке.

Раскрытие наворованных богатств на доске объявлений, которую могли видеть все, означало падение этого Храма.

Даже если Парас решил покинуть Храм, он всё ещё любил его, поэтому с мучением прикусил губу.

Коррупция, происходила, когда я стал главой Храма, поэтому вся критика будет адресована мне.

Однако ответственность за всю некомпетентность священников, также лежит на мне, который был главой Храма.

– … хорошо, – Парас плотно закрыл глаза и тяжело сел на пол, словно рухнул. Когда его колени коснулись пола, его холод потёк по всему телу бывшего Первосвященника.

– Я буду наблюдать, – Дарвин посмотрел на Параса, который мгновенно стал опустошённым. Он отвернулся и направился вниз по лестнице.

Храм, после прошедшей бури, был слишком тихим.

И история центрального Храма, который уже сотни лет стоял в Тэрсии, также закончилась сегодня.

Слёзы навернулись на глаза Параса, который остался один в пустом Храме:

– Сеспия… Можешь ли ты сказать, что у тебя сейчас всё хорошо? Я… я очень сильно скучаю по тебе, – Парас был охвачен старыми эмоциями, которые нахлынули на него, словно волна, и плакал, выплёскивая бесконечное одиночество с помощью своих слёз.

*****

То же самое повторилось не только в Храме Тэрсии, но и в двадцати других поместьях, куда дошли приказы Императора.

Одним из них был Храм, что ближе всего располагался к южной границе.

Граф Эллиус вошёл в Храм с очень решительным выражением лица. Храм в его поместье как раз подходил под Храмы малых и средних размеров.

Горячо молившиеся Богине священники недовольно посмотрели на внезапно ворвавшихся рыцарей Графа.

– Граф Эллиус, что Вы творите?

– Вы забыли, что это за место? Привели сюда рыцарей!

На все возмущения Граф Эллиус усмехнулся и пожал плечами:

– С сегодняшнего дня приказано закрыть этот Храм.

– Это бессмыслица… Кто, чёрт побери, отдал этот приказ?

– Естественно, это Его Величество. Я выполняю лишь его приказы.

Граф Эллиус и вскочивший на ноги священник, смотрели друг на друга. Между ними царило напряжение, потому что никто не желал отступать.

– Разговор окончен, – саркастично сказал Граф Эллиус и, вскинув руку, приказал рыцарям, стоящим позади него. – Уберите всех.

– Есть!

В одно мгновение паладины Храма и рыцари Графа начали сражение друг с другом. Звук скрещивающихся мечей ударял в уши.

– Пока все крайне заняты, я пройду внутрь.

– Какая чушь… Вы не войдёте внутрь! Я не позволю Вам войти! – растерянный священник схватил плащ графа Эллиуса, который собирался пройти мимо него и отчаянно потянул на себя.

– Что же такого вы прячете внутри? Гнусные святоши, – раздражённо прорычал Граф Эллиус и с силой разжал руку священника, который мешал ему.

Оставив тыл рыцарям, Граф быстро открыл дверь внутрь и ступил в коридор.

В последнее время было много случае исчезновения людей поместья.

Были сообщения о том, что видели, как пропавших без вести, приводят в Храм, поэтому Граф Эллиус лично пришёл в Храм, но его развернули, так и не показав, что находится внутри.

Это было всего несколько дней назад. Графа удивило, что Храм внезапно закрыл двери, однако это было крайне странно, и он желал узнать, что, чёрт побери, он скрывает за своими дверями.

Проходя по коридору, Граф Эллиус, остановился, смотря на множество дверей по обе стороны коридора, как внезапно нахмурился, уловив запах гниения.

– Что это так пахнет?

Запах вёл в подвал. Когда Герцог спустился по лестнице, перед ним возникли железные двери.

И едва открыв эту дверь в нос Графа Эллиус ударил настолько невыносимый запах зловония, что он усомнился в собственных глазах?

– Э-это какое-то безумие!!…

На первый взгляд, за дверью в одиночестве умирали десятки людей.

С одной стороны комнаты были свалены тела мёртвых и даже на лицах живых уже были гниющие струпья из-за чего невозможно было узнать их личности.

Люди, находящиеся в этой комнате бездумно смотрели на Графа, хотя дверь оказалась открыта, словно у них не было сил даже подняться.

– Что всё это значит? Здесь что проводятся какие-то биологические эксперименты?! – не в силах сдержать гнев, Граф Эллиус в ярости ударил кулаком по стене и направился дальше внутрь комнаты.

Священник, едва прошмыгнувший мимо рыцарей и последовавший за Графом, увидев его действия, в ярости и отчаянии закричал:

– Не входите туда! Закройте эту чёртову дверь!!

– Ты… Что ты делал в моём поместье? – в гневе Граф шагнул к Первосвященнику и схватил его за шею.

Первосвященника душили так, что он не мог смотреть в лицо Графу Эллиус, пытаясь вдохнуть хоть глоток воздуха.

– Говори быстро. Если ты мне не скажешь, я засуну тебя в ту комнату.

Услышав резкую угрозу Графа, лицо Первосвященника исказилось ещё сильнее:

– Э-это эпидемия. Все люди там заражены.

– Заражены? Ты хочешь сказать, что после увиденного я должен поверить тебе?

За сотни лет под покровительством Святой в Империи не было ни одного случая эпидемии. Поэтому было вполне естественно, что Граф не поверил в это.

– Почему я должен сейчас врать? Эпидемия, начавшаяся возле барьера, быстро распространяется, поэтому я пытался остановить её… Агх!

Года Граф Эллиус снова сжал шею Первосвященника, тот больше не смог говорить и изо всех сил пытался разжать его пальцы.

– Почему ты не сообщил об этом раньше?

– М-мы под защитой Богини… Думаю, скоро всё закончится само по себе… агх!

– Безумие. Вы все сошли с ума, – шокированный, Граф Эллиус с силой швырнул Первосвященника, которого больше не желал слушать, на пол.

Святая, которую удочерил Великий Герцог

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии