Святая, которую удочерил Великий Герцог

Размер шрифта:

Глава 122.

Глава 122.

– Есть ли способ вылечить их?

– …… я не знаю, – застонал Первосвященник, схватившись за руку, на которую он приземлился при падении.

Понимая, что Храм знал об эпидемии, но имел подобный настрой, Граф Эллиус схватился за голову:

– А где же ваша сила, которой вы так гордитесь? Что вы сделали, чтобы предотвратить это?

– Вы понимаете, что наши силы не безграничны? Я не знаю, когда они понадобятся мне, поэтому не могу просто так тратить их на простолюдинов. Я обязан сохранить их для ответственного момента.

– А что, если из-за этого болезнь распространится по всей Империи?

– На всё воля Богини.

Граф Эллиус, посмотрев в безумные глаза Первосвященника, понял, что его слова не будут услышаны и помрачнел ещё сильнее.

– Я должен немедленно доложить об этом Его Величеству.

На территориях продолжают исчезать люди, а количество необъяснимых трупов слишком большое.

– Сначала соберите все трупы и сожгите их. А затем переместите всех живых людей в чистую комнату для оказания лечения.

Несколько рыцарей тут же вошли в комнату с железными дверьми по приказу Графа.

Те, кто находились на карантине выглядели так, словно уже отказались от собственных жизней.

– Первосвященник Шал, Вы будете ответственны за сокрытие эпидемии, а также…

– Освободите нас! Я немедленно доложу о злодеяниях Графа Эллиус, которые видел, в центральный Храм!!

Снаружи стали раздаваться крики священников об освобождении.

Не реагируя на это, Граф Эллиус нахмурился и отдал новый приказ:

– Соберите их всех вместе и поместите в одну комнату с больными.

– О чём Вы? Вы собираетесь поместить нас к больным эпидемией?!

– С сегодняшнего дня Храм закрыт. Изначально я собирался вежливо выставить вас, однако узнав обо всём произошедшем, у меня не остаётся другого выбора. Я использую всех священников для лечения больных.

– Чушь! Вы не можете так поступить!!

Первосвященник и другие священники протестовали, не желая уходить. Однако им не под силу было противостоять рыцарям.

– Что же нам теперь делать?

– Испытание пройдёт быстро. Богиня будет присматривать за нами. Помолимся же все вместе.

Граф Эллиус презрительно смотрел на священников, которые, сложив руки вместе, принялись горячо молиться Богини.

– Жалкие ублюдки.

И, увидев, как больных переносят в чистую комнату, Граф покинул подвал, взметнув полы плаща.

– Следите за их лечением. Если что-то понадобиться, сообщи, я прикажу доставить это. Также, я пришлю много продуктов.

– Как прикажете.

– Пройдитесь по поместью и соберите всех больных. Отныне это место будет использоваться как центр лечения больных эпидемией, – Граф Эллиус окинул взглядом Храм, надеясь, что эпидемия не достигнет такой степени, когда они не смогут с ней справиться.

Яркие солнечные лучи падали на высокий шпиль Храма, который, как и всегда, слепил глаза.

*****

Едва только Ной покинул территорию Тэрсии, он тут же выехал на самую короткую дорогу до Императорского дворца.

На этом пути была одна дорога, Вэлизия, которая была самой большой дорогой и пересекалась с дорогой, что шла из главного Храма.

Ной, который неумолимо стремился вперёд, заметил, что что-то приближается с той стороны и постепенно замедлил бег коня.

– Разве это не кареты Храма?

– Да. На них герб Храма. Похоже, внутри что-то ценное.

Три кареты и группа паладинов, защищающая их, выглядели очень подозрительно в глазах Ноя.

– Что же они защищают, двигаясь таким образом? – прищурившись, Ной на мгновение задумался, а затем вновь схватился за поводья. – Едем.

– А? Но если им сообщили о закрытии Храмов, то может произойти конфликт.

– Они ещё не знают об этом. Скорее всего, они покинули центральный Храм до начала действий, поэтому всё будет в порядке.

Паладины, защищающие кареты, всё ещё должны думать, что у Императорского дворца и Храма дружеские отношения, – Ной направил своего коня вперёд, но один из паладинов преградил ему путь.

Паладин Алек, который внезапно преградил путь Ною, проявил странную враждебность, приготовившись в любой момент обнажить свой меч:

– Мы паладины, получившие приказ Храма, кто Вы такие, чтобы преграждать нам путь?

– Если бы Вы были паладинами, то сразу бы узнали меня. Видите это? – Ной достал удостоверение личности, что подтверждало его личность Кронпринца, и показал его.

Алек, который не думал, что встретит Кронпринца на этой дороге, широко распахнул глаза от шока:

– Я-я паладин Алек. Рад встречи, Ваше Высочество Кронпринц.

Ной спешился с лошади под приветствие паладина. Алек тут же последовал примеру Кронпринца.

– Что за кареты? Мне любопытно, что Вы везёте.

Алек на мгновение заколебался, однако, вспомнив, что не было никаких приказов о сокрытии содержимого, сказал правду:

– Это священные цветы.

– Святые цветы? Три кареты? Куда Вы их везёте?

– Я не могу Вам этого сказать.

Сомнения Ноя усилились, когда он узнал, что во всех трёх каретах были священные цветы.

– Для чего использовать столько дорогих священных цветов? Вы собираетесь заниматься торговлей в обход Империи?

– Нет, что Вы. Есть место, где они очень нужны, поэтому мы везём их туда.

Когда Ной попытался надавить сильнее, Алек всё равно не ответил. Понимая, что дальнейшее давление не поможет, Ной решил отступить:

– Хорошо. Довольно.

– Да, благодарим за понимание, – Алек, который вновь запрыгнул на лошадь, вернулся в строй, чтобы сопровождать кареты.

Ной медленно постучал пальцем по подбородку, смотря в след уходящей процессии:

– Разве это не подозрительно?

– Да. Суммы за эти цветы хватит на покупку недвижимости среднего размера. Странно, что они оставляют в Храме так мало святых цветов.

– Мне нужно всё узнать. Куда увезли святые цветы и для чего они были нужны? – Ной, уловивший подозрительные действия Храма, быстро подозвал к себе человек, который преуспел в навыках слежки и маскировке. – Чен, тайно последуй за этой процессией. Как только узнаешь, куда ехали эти кареты, отправь мне письмо.

– Есть!

Ной посмотрел на Чена, последовавшего за каретами, и продолжил путь в Императорский дворец.

*****

– Что-то случилось, – расстроенная Эстер не могла оставаться в своей комнате, поэтому вышла и стала бродить по саду.

Девушка знала, что Ной и её отец рано утром отправились в Храм, но ей было очень интересно, что случилось там.

Эстер узнала, что после Храма у отца не было дел в расписании, поэтому ждала, когда Герцог Дэхсин приедет, и вскинула голову на звук приближающихся лошадей.

Девушка увидела, как в особняк въезжает Герцог Дэхсин, верхом на лошади. Он выглядел угрожающе, но Эстер ни капли не испугалась

– Папа! – она широко улыбнулась и побежала к отцу, который остановил коня.

Осознав, что Эстер ждала его, лицо Герцога дрогнуло и медленно расслабилось. А затем появилась первая, за сегодняшний день, улыбка.

Спрыгнув с коня, Дарвин широко раскинул руки, легко подхватывая, подбежавшую к нему Эстер:

– Ты ждала?

– Да, мне любопытно узнать итог…

– Давай пройдём внутрь. Я всё равно собирался позвать всех, – Герцог, нежно обнимающий дочь, естественным движением взял её за руку и направился в особняк.

– Бен, ты видишь такое каждый день?

– Сейчас я уже привык.

– Вот оно. А вот я боюсь привыкнуть к такому, – командир отряда рыцарей, который следовал за Дарвином до самой резиденции Великого Герцога, чтобы доложить о том, как обстояли дела со священниками, в изумлении потёр глаза.

Его глаза были невероятно большими, вероятно, из-за того, что облик Герцога Дэхсин совсем не походил на тот, который был у него при общении с ними.

– Это не так шокирует, когда привыкаешь к этому, – Бен посоветовал командиру рыцарей сделать всё, что в его силах, и направился следом за Герцогом.

Дарвин отвёл дочь в гостиную. Дэннис, сидевший на диване в библиотеке, и Джуди, совершавший очередную пробежку, также были приглашены в гостиную.

– Я только идеально разогрел мышцы для физических упражнений… Что случилось? – Джуди, которого поймали в разгар тренировки, недовольно передёрнул плечами, потому что ему не нравилось то, что он не смог её закончить.

С другой стороны, Дэннис, который увидел вооружение отца, вспомнил их вчерашний разговор и догадался о причине сбора:

– Ты бы в Храме?

В очередной раз увидев, что Джуди и Дэннис такие разные, Дарвин усмехнулся:

– Да. Храм был закрыт, однако теперь у меня появился к вам вопрос, – Герцог серьёзно понизил голос, смотря на Эстер и близнецов, которые сидели по обе стороны от сестры. – Я думаю о том, чтобы в будущем провести некоторую работу по оказанию помощи тем, кто приходил в Храм. Что Вы думаете?

– Что нам нужно будет делать? – Джуди, который любил заниматься разными делами, первым проявил интерес к предложенной отцом работе.

– Скажи мне, что, по вашему мнению, мы сможем сделать для них.

– Ну… раздать деньги, – Джуди, который очень хорошо знал, что в их доме много денег, ярко улыбнулся, собираясь использовать их.

– Это не поможет, – однако Дарвин решительно покачал головой.

Эстер вспомнила, как сразу же подарила Джерому алмаз, и смущённо сжала пальцы.

– Раздача денег – это простой, но временный способ помощи. В долгосрочной перспективе это не поможет. Бедняки склонны терять деньги.

Эстер, которая молча слушала, обратилась к отцу приглушённым голосом:

– Папа, вообще-то, в предпоследний раз… Я подарила один алмаз ребёнку из трущоб.

Дарвин, который уже знал об этом, спокойно посмотрел на дочь:

– Всё в порядке. Ты ещё юна, поэтому можешь ошибаться. Хорошие намерения никогда не являются ошибочными, – хоть Герцог немного стеснялся хвалить кого-то, но в этот раз он не пожалел тёплых слов, чтобы сердца его детей не были ранены. – Но если вы действительно хотите помочь, нужно давать то, что нужно им для жизни, а не простые материальные вещи.

– Ты говоришь о книгах? Кажется, больше всего им нужно образование, – сказал Дэннис, уловив ход мыслей отца.

– Да. Это самый трудный, но самый необходимый способ.

– Итак, могут ли дети из трущоб отныне посещать занятия? – осторожно спросила Эстер.

– Было бы хорошо открыть основную школу, в которой смогли бы обучаться не только дети из трущоб, но и любые дети без базового образования.

– Отец, бесплатное питание. Что насчёт того, чтобы каждый день, в одно и то же время выдавать одну порцию?

Увидев, как дети взбудоражено изливают свои мысли, глаза Дарвина засветились мягким светом.

Он боялся, что дети будут похожи на него, который во всём прямолинеен, однако его дети росли добрее и теплее, чем он сам.

– Папа, я хочу вложить в это имеющие у меня алмазы, это возможно?

Естественно, бюджета Храма хватило бы на задуманное, но Герцог кивнул, понимая желание Эстер помочь хоть чем-то:

– Да. Я тоже думал о том, чтобы внести пожертвования, поэтому тебе не нужно будет светить своё имя.

– Отлично, хе-хе, – Эстер была очень рада, что всё обернулось куда лучшими результатами, чем простое закрытие Храма.

– И поскольку Храм закрыт, ищущие лечения погрузятся в хаос. Я направлю врачей, однако у них другие навыки и силы… – яркий взгляд Дарвина обратился к дочери.

Поняв его значение, Эстер широко улыбнулась:

– Я могу помочь. Я смогу сделать святую воду, этого будет достаточно?

Однако, едва услышав, что она может сделать святую воду, как лица Дарвина и близнецов дрогнули в изумлении.

– Тебе удастся сделать её лишь при помощи желания?

– Нет. Я видел в книгах, что святая вода получается лишь после того, как человек, обладающий большими святыми силами, молится в течении нескольких дней. Там было написано, что сделать её очень сложно.

Щёки Эстер окрасились румянцем, потому что для неё в этом не было ничего сложного:

– Собственно говоря, фонтан в нашем саду… Вся вода в нём святая.

Святая, которую удочерил Великий Герцог

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии