Святая, которую удочерил Великий Герцог

Размер шрифта:

Глава 83.

Глава 83.

Однако лицо Рабьен, когда она посмотрела на хрустальный шар, стало жёстче:

– … есть ли трещины?

– Он очень слабый. Уже поступало несколько сообщений о трещинах в приграничных территориях.

Хрустальный шар был источником сил для защитного барьера Империи.

Территория, на которой располагался Центральный Храм, – была сердцем Империи. В центр храмовой территории был помещён хрустальный шар.

Хрустальный шар поглощал силу Святой и поддерживал барьер, который являлся центральной силой защиты Империи.

– Должно быть, это потому, что Святая Сеспия мертва.

– Наверное.

Рабьен медленно потянулась к хрустальному шару с выражением тоски на лице.

Из поколения в поколение была лишь одна Святая, которая могла коснуться хрустального шара.

Наконец-то настал момент, когда Рабьен могла подтвердить Святая она или нет.

Пожалуйста…

Однако в тот момент, когда Рабьен коснулась хрустального шара, она тут же вскрикнула, ощутив жгучую боль в ладони:

– Ай!!

– Эй, ты в порядке?

Белый дым поднимался с ладоней девушки. На самом деле, если бы она подержала ладонь на шаре немного дольше, то её ладонь могла бы сгореть.

Рабьен, в агонии упавшая на пол, улыбнулась как сумасшедшая и, пошатываясь, встала:

– Сейчас… меня отвергли?

– Это…

– Я не… Нет. Как долго мы ждали этого дня? Я думала, что будет достаточно того, что Святая Сеспия умерла, но он отверг меня.

– Это не имеет значения. Храм уже решил, что следующей Святой будешь ты, Рабьен.

Но слова Первосвященника Лукаса совсем не утешали. Ревность и гнев по отношению к следующей Святой, которую она не знала, заполнили сердце Рабьен.

Осознание Святой появилось на тыльной стороне её ладони лишь через несколько дней после смерти Сеспии, поэтому на похоронах девушка постоянно пребывала в тревоге.

Но после преодоления стольких трудностей Рабьен была отвергнута.

– Почему не я? Я с самого рождения посвятила себя становлению Святой. Но почему?! Почему НЕ Я?!? – закричала Рабьен, смотря на хрустальный шар.

– Рабьен, почему бы тебе не успокоиться и не попробовать ещё раз?

На мгновение лишившись рассудка, Рабьен пришла в себя от голоса Лукаса.

Отлично зная, что повторение не изменит результата, девушка глубоко вздохнула и посмотрела на Первосвященника Лукаса:

– Мне очень жаль. Я немного взволнована.

Увидев, что Рабьен улыбается так ярко, словно злится, у Первосвященника по спине пробежали мурашки.

Кто поверит, что ей всего 16?

Хоть она – вторая Святая, которую я вижу, Рабьен отличается от Сеспии своим характером и личностью.

Это было особенно актуально, когда она что-то хочет, даже если требуется совершить какое-то зло.

Рабьен настолько амбициозна, что с ней трудно иметь дело, но она идеально подходит для получения прибыли для Храма.

– Его Святейшество Лукас прав. Как бы то ни было, следующей Святой буду я, и скорая церемония назначения пройдёт без каких-либо проблем.

– Да. Это неприятность, но никак не проблема.

Смотря на хрустальный шар, Рабьен обратилась к Первосвященнику:

– А пока, пожалуйста, пусть все Первосвященники сосредоточат все свои молитвы на откровении. Нужно как можно быстрее выяснить у кого сила Святой.

Поскольку хрустальный шар сам по себе поглощал определённое количество энергии, барьер не мог полностью разрушиться.

Несмотря на это, трещины, которые возникли, когда силы Сеспии ослабели, сейчас были достаточно заметны.

Никто не знал, с какими угрозами придётся столкнуться Империи, если трещины в барьере станут хуже, чем сейчас.

Это должно было поколебать причину существования Храма, который поддерживал власть с безопасностью Империи в качестве гаранта.

И эти трещины можно было заполнить лишь силой Святой.

– Да. Мы сделаем всё возможное, чтобы разыскать Святую до церемонии назначения, – спокойно ответил Лукас.

Помимо Лукаса было ещё 3 Первосвященника, которые могли услышать откровение о Святой через молитву.

Среди них Лукас был единственным, кто знал, что Рабьен не Святая.

Но поскольку все они действовали в интересах Храма, знание истины ничего не должно было изменить.

Именно из-за знания, что Первосвященники поддерживают её, Рабьен могла попросить их о молитве для откровения.

– Со мной связывался Император, чтобы ты встретилась с ним.

– Я увижусь с ним в день собрания по поводу выбора Кронпринца.

– Отлично.

Теперь, всё что осталось, – это поместить Рабьен на место Святой. Если ничего не менять, то через месяц это место должно стать её.

Сейчас, когда подтвердился тот факт, что Рабьен станет единственной Святой в этом поколении, она не могла сдержать улыбки.

Когда она смотрела на хрустальный шар, в девушке больше не было волнения, которое возникло в первый раз.

Увидев, что выражение лица Рабьен изменилось, Первосвященник Лукас быстро отвернулся:

– … остановимся на этом?

– Да. Идёмте, – ответила Рабьен, холодно отворачиваясь.

Это была комната, о которой она так мечтала, но теперь в ней больше не было смысла.

*****

Переулок столицы, недалеко от территории Императорского дворца.

Среди множества домов простых людей, возле одного, что не отличался от своих соседей, остановилась роскошная карета.

Из неё вышел мужчина средних лет, Маркиз Джошуа. Оглядевшись, он быстро постучал в дверь дома.

Спустя несколько мгновений.

Дверь бесшумно открылась и Маркиз Джошуа без колебаний вошёл внутрь.

В доме, освящённом свечами, его ждал Ной. Рядом с ним стоял Бенджамин.

После того, как Ноя изгнали, именно Бенджамин стал играть одну из основных ролей в политике, поэтому, когда он увидел их вместе, Джошуа был поражён:

– … Принц – это действительно Вы

– Да. Пожалуйста, присаживайтесь, – мягко улыбнулся Ной и проводил Маркиза на место напротив себя.

Маркиз Джошуа не смог удержать язык за зубами, когда увидел, что 7-й Принц движется абсолютно свободно. Это было невероятное зрелище.

– Я слышал, что Вы серьёзно больны, но, похоже, это были ложные слухи.

– Как Вы видите, я совершенно здоров.

Они сели за стол и медленно посмотрели друг на друга.

– На самом деле, я долго думал ехать ли сюда. Мне казалось, что кто-то выдаёт себя за Принца.

– Однако, Вы поверили и зашли так далеко, потому что всё ещё ждали меня, не так ли?

Выражение лица Маркиза Джошуа стало серьёзным, когда Ной вернулся к основной теме, не давая кружить вокруг:

– Что Вы думаете?

– Я собираюсь стать Кронпринцем.

Между тремя людьми, находящимися лицом друг к другу, царила тяжёлая атмосфера.

Джошуа посмотрел на Ноя со смесью грусти и сожаления, а затем с трудом сказал:

– Не знаю, как было раньше, но сейчас это сложно. Голоса многих уже склонены в сторону Принца Дэймона.

– Пусть на первый взгляд так не кажется, однако за последний год жизни в тени я набрал много голосов.

Когда Ной проявил интерес к его поддержке, Маркиз Джошуа выразил своё неодобрение:

– Изначально я был на Вашей стороне, Принц, однако я не могу рисковать.

Аристократы, которых Ной переманил на свою сторону, по началу отреагировали так же.

– Я понимаю. Сейчас я в изгнании, – Ной умело слышал Маркиза и выражал свои мысли. – Однако, как Вы знаете, если не я, то Кронпринцем станет Дэймон. Разве Маркиз всегда не настаивал на том, чтобы держаться подальше от Храма?

Юноша убеждал Маркиза Джошуа медленно и настойчиво, как проделывал и с другими дворянами:

– После того, как Дэймон станет Кронпринцем, всё будет кончено. Сговор с Храмом будет становиться сильнее и мы никогда не сможем выбраться из его пут.

– …

– Подготовка уже завершена. Даже без Маркиза, большинство обещало поддержать меня.

Число сторонников Ноя почти совпадало с числом тех, кто имел право голосования на собрании, за вычетом мест Храма.

Джошуа потёр подбородок, не скрывая своего смущения, а затем посмотрел на Бенджамина и спросил:

– Я слышал, что Бенджамин находится в провинциальном Храме… Вы планируете снова вернуться в политику?

– Да. Поскольку Принц в порядке, я должен вернуться. Я верю, что у него всё будет хорошо.

Их взгляды встретились в воздухе. Честный взгляд Бенджамина, наконец, смог тронуть сердце Маркиза Джошуа.

Несмотря на то, что Бенджамин находился в провинциальном Храме, у него было много последователей, как у талантливого военного, который ещё несколько лет назад был во главе войск.

Когда такой человек был рядом с Ноем это, безусловно, создавало надёжную поддержку. К тому же, слова Ноя о том, что он собрал большинство голосов, были правдой.

С этого момента Маркиз принялся засыпать из множеством вопросов, чтобы проверить 7-го Принца.

И после долгого разговора, решил сесть в одну лодку с Ноем.

– … отлично. Я буду голосовать за Принца.

– Вы пообещали.

– Да. Принц также не должен будет забыть обо мне.

– Я всегда забочусь о своих людях, – Ной усмехнулся и, открыв книгу, лежащую на столе, на чистой странице, подтолкнул к Маркизу.

– Даже без этого, я никогда не предам Вас.

– Приятно быть полностью уверенным друг в друге, – чёрные глаза Ноя сверкнули.

Маркиз Джошуа, который всё ещё смотрел на него, понял, что у него нет другого выбора, кроме как согласиться:

– … хорошо, – Джошуа написал своё имя в книге и поставил рядом с ним роспись. Это был знак доверия, что они не предадут друг друга.

– Тогда увидимся снова на собрании по голосованию, – пожав руку сначала Ною, а затем Бенджамину, Маркиз Джошуа вышел из дома, как ни в чём не бывало.

Едва Маркиз вышел, как Ной с довольным выражением лица посмотрел на список имён:

– Теперь всё готово.

Когда Империя Остин выбирала Кронпринца, выбор не был обусловлен исключительно волей Императора.

Голоса Императорской семьи, Храма и знати объединялись и решались большинство на специальном собрании.

Даже если Император настаивал на чьей-то кандидатуре, она не могла быть 100% утверждена.

Ной жил возле Императорского дворца и в течении года переманивал на свою сторону дворян, поэтому на сегодняшний день большинство голосов было в его пользу.

– Поздравляю, – Бенджамин, который ходил убедиться, что дверь плотно заперта, прислонился к стене и посмотрел на 7-го Принца. – Вы блестяще убедили всех в своём списке за этот ничтожно короткий промежуток времени. Вновь потрясающая работа.

– Это лишь благодаря Вашей помощи, Бенджамин. Если бы я был один, то никогда не смог бы сделать это.

– Это не так. Вы убедили меня, Ваше Высочество. Вы должны быть увереннее, – глаза Бенджамина мягко сверкнули. Взгляд, которым он смотрел на Ноя, был полон доверия.

Святая, которую удочерил Великий Герцог

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии