Ранобэ | Фанфики

Такая регрессия – это уже слишком

Размер шрифта:

Глава 47. Регрессор в действии (4)

ГЛАВА 47. РЕГРЕССОР В ДЕЙСТВИИ (4)

Я знаю…

Я осознаю, что сейчас я использую принуждение.

Обычно я действую не так. До сих пор, когда я регрессировал, я всегда думал о благополучии тех, кто оставался позади.

После каждой регрессии я старался действовать осторожно, учитывая судьбу остающегося позади мира, что сильно ограничивало мои возможности.

Но пока что я решил не заморачиваться такими проблемами. В этом раунде я решил дать волю эмоциям, а не разуму.

Кто знает, может быть, этот мир просто регрессирует вместе со мной. В любом случае, я решил не останавливаться на неразрешимых проблемах.

Сердце требует от меня переговоров с правителем города.

— Ты появишься или нет?

В тот момент, когда я уже начал волноваться, а ангел размышлял, стоит ли просто позволить мне пройти дальше…

Когда я просто моргнул, передо мной появилась женщина, которую я раньше не видел. Подобно сбою в игре, появилось то, чего еще мгновение назад не существовало.

На ее поясе висел длинный меч, а сама она была облачена в латные доспехи с изящным дизайном, казалось, сделанные на заказ, но без шлема, благодаря чему я мог видеть ее красивое лицо и светлые волосы, развевающиеся на ветру.

— …рада встрече с вами. Согласно правилам, я не могу показываться, пока кто-то не совершит преступление или не захочет встречи со мной.

Ее голос был мелодичным. Он не был громким, но обладал ошеломляющей харизмой, привлекавшей внимание.

Радостные лица горожан мгновенно стали напряженными. Разгоряченная толпа в одно мгновение была охлаждена ее появлением.

— Я правитель этого города.

Ведь перед ними стоял правитель города.

— …

Даже с первого взгляда я понял, что эта женщина была обладательницей «молниеносного набора» из списка платиновых наград.

Вся ее броня сверкала и потрескивала от электрических разрядов, ярко переливающихся на солнце; такое сложно было не заметить.

— Начнем с рукопожатия?

С бесстрастным лицом она протянул мне руку.

— Ах… Это было бы проблематично.

Если я коснусь этой наэлектризованной руки, я мгновенно регрессирую…

И даже если бы я не регрессировал после травмы, я бы все равно не взял ее за руку.

— Сначала… положите мешок, и давайте поговорим. Я знала, что избранные – это опасная переменная, но никогда не представляла себе появления кого-то вроде вас. Чего вы хотите?

Правитель города указала на мешок в моей руке.

— Эти инструменты бесполезны за пределами 2-го этажа. Зачем вам брать их с собой?

— …я не могу смотреть, как страдают жители этого города.

— Страдают? Боюсь, вы ошибаетесь. Им выпала возможность «понять» друг друга. Разве вы не видели идеальную структуру этого этажа?

— Что?

Правитель города осмотрела площадь, заполненную собравшимися горожанами.

— Каждый в этом городе грешник. Вернее, раньше они были такими.

— …

— Ленивые и эгоистичные дворяне. Простолюдины, которые лишь внешне притворялись вежливыми и не заботились ни о чем, кроме собственного благополучия. Ресурсы города были ограничены, и из-за низкого происхождения нищим приходилось питаться гнилой пищей и грязной водой. В городе процветала ненависть.

Людям на Земле хорошо знакома такая сцена.

Клеветать на тех, кто богаче, предполагая, что у них наверняка есть грязные секреты; игнорировать тех, кто в худшем положении, просто считая их ленивыми неудачниками. Никто не пытается понять тех, кто находится в обстоятельствах, отличных от их собственных.

— В этом городе было столько конфликтов, что его прозвали «Городом постоянных криков». Они любили собираться на площади для того, чтобы посплетничать о других.

— …и что же случилось?

— Я была глубоко обеспокоена. Классовый конфликт достиг критической точки, и я боялась, что город погрузится в полный хаос. Среди дворян даже ходили разговоры о том, чтобы с помощью магии истребить всех простолюдинов.

Недоверие. Ненависть. Презрение. Город был полон негативных настроений.

Она считала, что это неправильно… По учению Господнему люди должны жить во взаимопонимании и уважении. На ней был долг вести город, завещанный ей родителями, по правильному пути.

Но найти решения она не могла. Стоит ли ей запугивать их силой? Пойти на политический риск и полностью заменить коррумпированное дворянство? Но какой в этом смысл? Граждане просто разделились бы на фракции и снова начали бы ссориться.

Был ли другой способ устранить корень этого конфликта?

И вот однажды она услышала шепот божественной воли.

Она могла предложить город Башне и посвятить свою жизнь служению Ему.

Тогда Бог принесет мир, в котором каждый сможет по-настоящему понять друг друга, мир в самом истинном смысле этого слова…

— И я согласилась. То, что вы видите сейчас, этот великолепный город – результат подношения Ему, проливающему свет.

— …проливающему свет?

— Люди не способны понять друг друга. Мы различаемся по своему происхождению, жизненному пути и характеру.

Правитель города продолжила, не обращая внимания на мой скептицизм.

— Вот почему этот город прекрасен. Он позволяет людям

по-настоящему стать кем-то другим, глубоко понять других изнутри.

Каждая коробка представляет собой отдельного человека. Когда горожанин берет ее в свое владение, его образ жизни полностью меняется.

Люди не могли понять друг друга, поэтому новая версия города была основана на безумном представлении о том, что, если кто-то проживет жизнь другого человека, он сможет понять его.

— Даже без влияния избранных коробки горожан будут перераспределяться каждые десять лет. В этом городе старения не существует, так что в конце концов, через очень долгое время… все поймут друг друга, прожив жизнь друг друга. Учитывая бесконечные ресурсы, этот город действительно является утопией во всех смыслах этого слова. Впоследствии необходимость в коробках вообще отпадет.

Райский сад, где все будут прекрасно понимать друг друга.

Похоже, это была утопия, которую она себе представляла.

— …что вы думаете?

Правитель города пристально посмотрела на меня своими голубыми глазами.

Мой ответ был прямым:

— Почему это должно меня беспокоить? Какое мне дело до этого?

Я отказался от формальностей. Меня не интересовала ее абсурдная философия.

Все в этом городе грешники? Конечно, они были эгоистичными и не самыми добрыми душами… но я не уверен, что все они грешники.

Но если она так думает, то не мое дело спорить. С самого начала с ее взглядом было что-то не так. Это был безумный взгляд.

— Что меня беспокоит, так это могущественные «золотые» дворяне. Терпеть не могу те дерьмовые поручения, которые они выдают. Чтобы стать сильнее, игрокам приходится вытворять мерзкие злодеяния, а горожане вынуждены жить чужой жизнью… это просто жалко.

— …

— Почему бы не отказаться от этой классовой иерархии, напрямую выдавать разумные поручения и награждать в зависимости от их сложности? Неужели необходимо заставлять горожан понимать друг друга таким извращенным способом?

Но правитель города только покачала головой.

— …это необходимость, которую вы не можете понять.

Затем она задумалась, приложив палец к подбородку.

— Мне очень нужен этот мешок… но из-за правил я не могу просто забрать его. Как насчет сделки?

Она порылась в мешочке на поясе и вытащила жетон, сиявший, как полированный бриллиант.

— Это высшая награда. Ангел Рафаил сказал: «Вручите ее, когда пожелаете, но эта награда существует лишь в единичном экземпляре».

— …

— Я намеревалась вручить ее тому, чьи таланты могли бы заинтересовать меня… но, учитывая обстоятельства, я отдам ее вам, если вы оставите все коробки позади. Мне нравится структура 2-го этажа такой, какая она есть, и я не собираюсь ее менять. Пусть каждый из нас занимается своим делом.

— Это попытка подкупить меня? С помощью награды алмазного уровня?

Это была та самая скрытая награда, которую я пытался получить с тех пор, как впервые вошел на 2-й этаж.

— Думайте, как пожелаете. Судьба горожан вас не интересует, не так ли?

— Тц…

Ослепительная алмазная награда.

И свобода горожан, запертых на 2-м этаже и вынужденных проживать чужие жизни по воле правителя города.

Что же выбрать…

Это правда, что горожане были эгоистичны. Им не хватало сострадания, и они без раздумий были готовы терзать друг друга.

Но… значит ли это, что они заслуживают всех этих страданий?

Должны ли они прожить чужие жизни во имя понимания друг друга?

— Я принял решение.

Я развязал узел на талии и надел кожаные перчатки, появившиеся у меня, когда я впервые вошел на 2-й этаж.

Этого должно быть достаточно.

— …вы хотите сразиться? Я не против. Мне нравится ваш боевой дух.

— Нет.

Я протянул руки и сказал:

— Киньте мне ай_free_dom-cy жетон, не двигаясь с места. Не хочу быть пораженным разрядом.

Неважно, был ли жетон на самом деле алмазным или был просто окрашен так… Было бы довольно неприятно регрессировать, просто пытаясь забрать жетон, не так ли? Но насколько я знаю, кожа не проводит электричество.

— …ладно. Вот.

Правитель города с кислым лицом бросила мне алмазный жетон, в то время как множество жителей наблюдали за этим со смесью недоверия и отчаяния.

Я, ничуть не смутившись, передал его ангелу, который нерешительным взмахом руки открыл портал.

Прежде чем зайти в портал, я не забыл обратиться к горожанам:

— Просто… подождите, пожалуйста. Я еще вернусь.

В любом случае я намеревался регрессировать. Если бы я действительно забрал все коробки с собой на следующий этаж, разве новопришедшие Игроки, включая Чхве Дживон, не оказались бы заперты на 2-м этаже?

Я хотел изменить структуру этого этажа, чтобы помочь горожанам, прежде чем регрессировать… но эта женщина была одержима. Если я буду давить на нее дальше, я чувствовал, что мог получить удар.

В сто, нет, в тысячу раз разумнее будет сначала получить алмазную награду.

Мне было жаль горожан, но… я надеялся, что они подождут еще немного. Я планировал регрессировать чуть позже, поэтому я осторожно вошел в портал.

[Вы прошли 2-й этаж]

[Пожалуйста, выберите алмазную награду]

Пришло время проверить скрытую награду, которую я так хотел получить.

Такая регрессия – это уже слишком

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии