Глава 164. Женская алхимия.

Они поменяли номер и перешли в одну из комнат, откуда могли бы наблюдать за Белиндой. Кэндис все еще обсуждала с ней что-то, а наемники стояли по обе стороны от двери.

Трое преследователей получили соседние номера. Хань Шо и Эмили с помощью магического зеркала принялись наблюдать за ними.

В них не было ничего не обычного. Они выглядели как мужчины, которых можно каждый день встретить на улице. К тому же они еще были очень похожи друг на друга. Возможно, даже являлись братьями. Один из них остался у окна, чтобы наблюдать за гостиницей, а двое других завалились на кровати и уже спали крепким сном.

Они изменили номера и перешли в одну из комнат на другой стороне искусственной горы во дворе. Из этой комнаты, они могли бы смотреть прямо в комнату Белинды через окно.

На улице было уже светло, а никто из обоих групп не предпринимал никаких действий. Обстановка была мирной и спокойной. Хань Шо, который все это время наблюдал у окна, обратился к Эмили:

— Ты можешь пока последить тут, а у меня есть дела на кладбище. Мне там нужно кое-что проверить.

— Хмм, зачем тебе нужно на кладбище? – удивленно спросила Эмили.

— У меня недавно появился подчиненный и мне нужно проверить, не зажили ли еще его раны, — таинственно улыбнулся Хань Шо.

Эмили уже привыкла к странностям Хань Шо и не стала задавать лишних вопросов. Когда он уже открыл дверцы шкафа, чтобы воспользоваться транспортной матрицей, она его остановила?

— Хорошо, я буду тут наблюдать, но как только что-либо случиться, я сразу пойду за тобой. Не уходи далеко от кладбища.

— Не волнуйся. Я оттуда не уйду. Если произойдет что-то из ряда вон выходящее, ты сразу сможешь меня найти, — ответил Хань Шо, закрыл дверцы и встал в матрицу, активируя ее.

Как только он появился на кладбище, то громко закричал:

— Гилберт, ты где черт возьми?

Маленький похотливый дракон тут же возник перед Хань Шо и упал на колени.

— Мой благородный господин! Ты, наконец, вспомнил своего слугу! Ты оставил меня в таком скучном месте. Здесь нет ничего интересного, и я не могу покинуть его. Мне здесь смертельно скучно!

— Разве я не говорил тебе наблюдать за этим местом? – указал Хань Шо на яму, в которой создавался элитный зомби воин земли.

— Конечно, хозяин. Я следил. Здесь ничего не происходило с тех самых пор как вы ушли. О, мой великий господин, когда ты уже заберёшь меня отсюда, чтобы я мог полюбоваться красивыми девушками?

Хань Шо внимательно посмотрел на Гилберта. С их последней встречи, он выглядел конечно лучше. Волосы его были гладко причесаны, а одет он быв в черный блестящий халат. Если не считать его темной кожи, то можно было даже назвать красивым.

— В каком состоянии твои раны?

Хань Шо планировал узнать, как хорошо себя чувствует Гилберт и, в зависимости от этого, уже решить, стоит ли его брать с собой. Хотя этот похотливый маленький дракон был слишком суетливым, он мог бы оказаться полезен.

Этот вопрос породил странную реакцию у Гилберта. Он выкатил грудь колесом и надменным тоном произнес:

— Какие еще раны? Ты говоришь с великим и могучим драконом, которому нипочем любые раны!

— Не мели чепуху! Повторяю еще раз, в каком состоянии твои раны? – жестко спросил Хань Шо.

Благодаря узам договора, которые их соединяли, Хань Шо мог чувствовать то, что происходит с драконом. Несмотря на то, что он выглядел несравненно лучше, но Хань Шо чувствовал, что тот еще недостаточно восстановился. Чтобы добиться нормального ответа от дракона, ему не оставалось ничего другого, как говорить с ним довольно жестко.

От такого тона, Гилберт съежился.

— Я еще не полностью восстановился. Но мои раны почти зажили и я не стану для вас обузой, — с дрожью в голосе произнес он.

Недолго подумав, Хань Шо кивнул.

— Хорошо, я заберу тебя с собой. Примерно через два дня. Если когда я заберу тебя, ты напомнишь о своих ранах, то тебе это не пройдет даром.

Хань Шо подошел к тому месту, где рождался элитный зомби земли. По краям ямы все еще стекала густая жидкость. Он осмотрелся, затем сконцентрировал свои силы и попробовал настроить связь с зомби воином. Как только он сделал это, тут же почувствовал ощущение рождающейся жизни. Судя по тому, что когда он устанавливал связь с обыкновенными зомби, то ничего не чувствовал, а здесь было иначе, то все шло правильно.

Затем Хань Шо осмотрел кладбище и когда понял, что ничего необычного здесь не произошло, решил возвращаться. Он повторил Гилберту, что вернется за ним через два дня. От радости, Гилберт начал прыгать вокруг Хань Шо, восхваляя его доблести. Такая картина рассмешила Хань Шо. Когда он уже собирался вступить в транспортную матрицу, то вспомнил еще одну вещь. Он довольно давно не спускался в подвал. Сейчас его душевные силы увеличились и Хань Шо захотел узнать, сможет ли он перейти на новый уровень.

Оставив Гилберта, он спустился в подвал и без труда прошел первый уровень. Он остановился перед тем местом, где застрял ранее. Хань Шо сконцентрировал свою силу и рванул в перед, намереваясь прорвать границу.

Бам! Тело Хань Шо отскочило назад, когда он ударился о границу. Все его тело ныло от боли. Он сразу вскочил на ноги, поняв, что его душевных сил пока недостаточно, чтобы преодолеть границу. Внезапная мысль закралась в его голову.

Он достал из кольца глаз тьмы и костяной посох. Кладбище смерти было когда-то святым местом для всех некромантов. Глаз тьмы был ключом к кладбищу, а посох увеличивал магические силы. Хань Шо взвешивал оба артефакта в руках, пытаясь понять, какая между ними связь.

Внезапно глаз тьмы выпустил зеленый свет, который направился на посох и исчез там. Посох выпустил такой луч, только черного цвета, который потонул в глазе тьмы.

Потрясенный Хань Шо стал присматриваться к посоху. Раньше он считал, что в нем нет ничего необычного, но то, что произошло сейчас, шокировало его.

Ах. Это ограничивающее волшебство. не удивительно. что Белинда почувствовала белый посох. Хань Шо сразу понял, произошло, когда еще раз прошелся с посохом.

В воспоминаниях Кларедона было волшебство, помещаемое в одежду или оружие. Владелец этого волшебства чувствовал где и как это расположено.

Выходит, что и в белом посохе есть такое. Остались следы волшебства. Которы ене только останавливали умственные поиски Хан Шоу, но и извещали Белинду о его присутствии. Возможно это и был Глаз Тьмы. мешающий и не дающий энергии волшебству. Но это и позволяло Хан Шоу подсмотреть всё изнутри

Сосредоточившись, Хань Шо погрузился в глубины и прочёл надпись — Труд 17 от Алхимика Белинды Церкви Бедствия. «Всё в порядке. Это Церковь Бедствия» Не смея более оставаться на кладбище смерти Хан Шоу приподнялся над землёй и пошёл к гостинице, думая, как справиться с Белиндой.

Оставить комментарий