Глава 168. Срывая завесу.

Как Хань Шо и Эмили принесли Белинду в крепость темной мантии, они заметили, что летающие мошки, которых вызвала Белинда, продолжали роиться за ними. Хань Шо вызвал демонический меч и тот проткнул одного жучка и принес его своему хозяину. Присмотревшись, они обнаружили, что мошки были из того же бронированного материала, что и голем.

Сжав вместе указательный и большой палец, Хань Шо расщепил букашку. Внутри него оказался магический мерцающий элемент. Но жучок оставался жить. Хань Шо ничего не мог ему сделать и выпустил на волю.

— Как внутри такого маленького существа может уместиться сила церкви бедствия! – удивился он.

— Церковь бедствия является самой злой из церквей, обладающая всеми видами злых заклинаний. Взять того же трехглазого голема. Если сравнить такую силу с силой наших рыцарей, то все войско империи не сможет противостоять нашествию подобных големов, — испуганно проговорила Эмили.

— Нужно избавиться от этих летающих букашек, чтобы они не смогли выследить темную мантии, — сказал Хань Шо и достал демонический меч, который уничтожил летающих жуков.

Когда все они были уничтожены, Хань Шо и Эмили больше не задерживались ни на минуту, чтобы под покровом ночи успеть добраться к резиденции темной мантии.

Хань Шо усадил Белинду на стул в секретной комнате, где он был два дня назад, а Эмили веревками привязала Белинду к стулу. После того, как они ее привязали, Эмили внимательно осмотрела пленницу.

— Почему на ней вуаль? Может есть что-то , чего она не хочет показывать миру? – с любопытством спросила Эмили.

Хань Шо пожал плечами и улыбнулся.

— Есть при причины для ношения вуали. Или она слишком красива и боится, чтобы ее красота не принесли ей неприятности. Либо она носит вуаль из культурных соображений. Либо скрывает какие-либо физические недостатки.

Интересно, какая причина именно у нее. Но так как она сейчас наша пленница, то думаю, ты можешь снять с нее вуаль и убедиться.

— Я и не знала, что у тебя такие познания в вуалях, — пробормотала Эмили.

Не произнеся больше ни слова, она медленно сняла вуаль с лица женщины.

Их пленница была великолепна. У нее был гладкий маленький лоб, тонкие, изогнутые брови, очаровательный носик, белая, полупрозрачная кожа. но все портил один нюанс. на Ее левой щеке красовалась большая черная родинка, которая делала лицо Белинды отталкивающим.

— Все-таки третья причина была верной. Если бы не эта родинка, то она была бы потрясающе красива, — с сожалением сказала Эмили.

— Хорошо, сейчас я ее разбужу.

Хань Шо похоже не слишком заботился о красоте девушки. Он подошел к спинке стула, положил руки у Белинды на затылке, слегка потянул ее за волосы и похлопал по щекам, чтобы она пришла в себя.

— Время просыпаться.

Кожа Белинды была гладкой и мягкой. Когда Хань Шо прикоснулся к ней, ему казалось, что он коснулся атласа.

Длинные ресницы Белинды дрогнули и она открыла глаза. В замешательстве он огляделась вокруг, затем ее взгляд остановился с удивлением на Хань Шо и Эмили. Когда Белинда поняла, где она находится, то тут же пришла в себя.

— Как ты посмел схватить меня? Моя церковь бедствия не позволит тебе избежать наказания. Ты еще пожалеешь об этом, — мягко, но с угрозой обратилась она к своим похитителям.

— За это можешь не волноваться? Какие у тебя дела в Валене, помимо убийства Кларка? – начала свой допрос Эмили.

— Думаете, я вам что-то скажу? Напрасно тратите время, — пренебрежительно ответила Белинда.

Тут она заметила вуаль в руках Эмили и это заставило ее запаниковать.

— Ты заплатишь за то, что сняла у меня вуаль!

— Скажи, зачем ты пришла сюда или я оставлю еще один след на твоей левой щеке, — нетерпеливо обратился Хань Шо к Белинде.

Выражение ее лица изменилось и она стала хихикать.

— Вы еще пожалеете об этом!

Ее лицо резко побледнело, дыхание замедлилось и казалось, она впала в кому. Хань Шо был ошарашен таким развитием событий он с грустью посмотрел на Эмили.

— Кажется, она использовала какое-то лекарство и опять упала в обморок. Как ты думаешь, что нам дальше делать?

Эмили выпустила темную магию в тело Белинды. Она закрыла глаза и погрузилась в раздумья. После некоторого времени она вздохнула.

— С церковью бедствия очень трудно иметь дело. Бесполезно пытаться что-либо узнать, пока она спит.

— Ну и что тогда? – развел руками Хань Шо.

— Я доложу о том, что здесь произошло и посмотрим, что скажет наше руководство. К тому же надо сказать, что осадные орудия были выкуплены у троллей и перевезены в Вален.

— А что же делать мне?

— Пока ничего. Делай то, что тебе хочется. Если что-то случиться, я уведомлю тебя, — с улыбкой ответила Эмили.

— Звучит хорошо. Я останусь в секретной камере и буду практиковать магию некромантии высокого уровня. Я также постараюсь найти способ и попытаться разбудить Белинду и узнать что-либо от нее.

Эмили уже собиралась уходить, но слова Хань Шо почему-то сильно разозлили ее. Она свирепо накинулась на него.

— Делай, что хочешь, но не пытайся спать с ней, пока меня тут не будет!

— О чем ты говоришь? Я не из тех, кто может воспользоваться ситуацией.

— Но со мной ты поступил именно так, — вспомнила Эмили ситуацию из знакомства. – Но, кажется родинка на ее щеке охладила твои чувства, так что я могу не волноваться.

Эмили была горда, что сказала это Хань Шо и оставила их.

Оставить комментарий