Глава 191. Зов Скелета.

В тесноте девушки наслаждались теплом. Тут они одновременно почувствовали, как рука Хань Шо опустилась на ногу Эмили. Эмили не могла этого не заметить, почувствовав прикосновение на своей ноге, но и Фиби уловила движение руки Хань Шо, когда он немного задел ее бёдра. Эмили дёрнулась – неужели Хань Шо задумал соблазнить её прямо здесь? Немедля она одёрнула ногу и с упрёком преградила руку Хань Шо.

Левая рука Хань Шо, до этого поглаживающая ножку Эмили, получила отпор, отскочила назад, и приземлилась на круглую мягкую попку Фиби.

-О-о! —слабо вскрикнула Фиби. Этот возглас в ночной тишине, и её в высшей степени красивые щёчки распалили в душе Хань Шо огонь.

Эмили была волшебницей и носила очень плотную одежду, когда ударял мороз. Но не фехтовальщица Фиби! Её тело имело такую стойкость к холоду, что слабенькой Эмили и не снилось. Поэтому её одежда совсем не была плотной. Кроме того, ей нужно было манёвренно обороняться в битвах, поэтому её прямые крепкие ноги были окутаны в бойцовские одежды. Рука Хань Шо отлично прощупывала мягкую и налитую попку Фиби.

В ночном мраке, лицо Фиби залилось краской смущения. Сердце забилось чаще, зрачки блеснули в темноте. Ну и злодей! Хватило же дерзости приставать к ней в такой обстановке! Это было возмутительно.

Её сердце бешено застучало. Фиби повернула шею, и пристально посмотрела на Хань Шо. Это вызвало у него особое удовольствие. Он тоже повернул голову так, чтобы быть к ней ближе. Увидев её смущенный взгляд, его лицо тут же растянулось в скалящейся гримасе.

Внутрь дупла не проникал свет, но из-за тесноты, Фиби всё же заметила этот злобный оскал. Это страшно разозлило её. Но она как будто ничего не могла сделать, ругалась про себя и поражалась дерзости Хань Шо.

Таким образом, нежданно-негаданно, желая согреть Эмили и дать ей немного тепла со своей руки, из-за её же смущения, рука Хань Шо в конце концов оказалась на попе Фиби. В прошлом, в Валене, он уже заигрывал с Фиби и ему казалось, что их отношения с тех пор более-менее определились. К тому же, Хань Шо далеко не был джентльменом, и поэтому он бесцеремонно, без лишних волнений положил руку на попу Фиби, и с жадностью её мял.

Фиби нравились эти движения, нравилось, как его рука касалась её мягкой плоти сквозь тонкую одежду. Но она никогда раньше не была близка с мужчиной, и такая решительность действий сильно взволновала её; температура тела стремительно росла, а ровное дыхание учащалось.

В этом тёмном месте, зрение Эмили и Фиби значительно ухудшилось. Однако Хань Шо видел прекрасно — от его глаз не ускользала ни одна деталь. Он видел всё: прилив смущения на раскрасневшихся щеках Фиби, её робость, и задыхающиеся нежные губки. Её трогательный и обольстительный вид вызвал в Хань Шо новый прилив страсти, рука еще разнузданнее заскользила по телу Фиби.

Вскоре тонкие штанишки Фиби стали для него препятствием. Хань Шо поднял руку вверх, нащупал пояс и расстегнул их. Теперь руке уже ничто не мешало прямиком прильнуть к гладкому бедру. Фиби дышала всё тяжелей, а его рука без всяких церемоний передвинулась на мягкие ягодицы.

Фиби стало сложно сдерживать дыхание, её лицо и шея покрылись краской. Не сдержавшись, она издала звук.

Пока по сердцу и телу Хань Шо разливалось наслаждение, и он всё еще продолжал ублажать себя, вдруг послышался кашель Эмили.

— Кхе- кхе!

Хань Шо отчетливо услышал звук. Затем в поясе что-то заболело.

Это Эмили злобно щипнула его!

Если бы это была какая-то другая женщина, возможно, Хань Шо бы почувствовал себя неловко. Но Эмили – она не один раз вступала с Хань Шо в интимную связь, и вместе они бессчётное множество раз познали радости любви! Поэтому присутствие Эмили не вызывало у Хань Шо ни капли опасений. Когда она его ущипнула, Хань Шо резко оторвал руку от Фиби, схватил Эмили сзади за бедро и прижал коленом.

Эмили разозлило такое обращение. Мрачный Хань Шо был полностью под властью страсти. Смотря на него, Эмили начинала мириться со своим присутствием при этих играх с Фиби. Теперь она даже не заботилась о себе. Её рука, щипавшая Хань Шо, одёрнулась и начала медленно опускаться вниз. Лицо было мрачным. Потом рука нащупала твёрдую плоть ниже пояса, и … с силой сжалась.

-Ай!!!—Хань Шо поражённо вскрикнул. Пронзающая боль не дала ему сдержаться.

Начальная задумка была соблазнить сразу двоих красоток, и что же! В итоге он встретил такой отпор!

— Что случилось? Что с тобой? – завороженная и утратившая над собой контроль Фиби мгновенно пришла в себя от этого крика. Она была в замешательстве.

Ответила Эмили.

— Тут пробежала белка, наверно укусила его, — она говорила слегка чудаковато, но сохраняла полное спокойствие. – А сейчас она вылетела из дыры, которую преградил Хань Шо!

Хань Шо уловил её умышленно-равнодушный тон.

«Ну подожди у меня, малышка!» В голове Хань Шо неслись мысли. «Ты слишком много себе позволяешь! В следующий раз я хорошенько тебя проучу!» От гнева у Хань Шо чесались зубы, и он уже про себя придумывал для Эмили наказание.

— Ведь так, Брайан? – Эмили была нарочито учтивой, и спрашивала очень ласково.

— Э-э… Да… Дурацкая белка! Когда я её поймаю, я ей голову скручу!

Хань Шо еле говорил. Он был удручён и подавлен. Он не только не добился чего хотел, но сейчас еще и должен был подыгрывать Эмили.

— Здесь мы заняли её территорию. То, что она напала – неудивительно! Тебе не следует быть таким агрессивным, – Голос Фиби уже вернулся к привычно равнодушному тону, доносясь из мрака ночи.

— Фиби, дорогая, — продолжала Эмили, — похоже у тебя поднялась температура. Только что ты дышала так тяжело. Неужели ты простыла в дороге? – Она увидела, как сильно подавлен Хань Шо и очень обрадовалась этому. Всё время сдерживаемая тайная обида, по всей видимости, продолжала находить новое вымещение. Она опять намеренно надела на себя маску заботы.

Вернувшееся только что равнодушие покинуло Фиби. На щеках опять выступил румянец, и она виновато процедила:

-Да, я… Скорее всего, простыла.

Эмили опять напустила на себя непринуждённый вид и сказала:

— Вот видишь, Брайан! Ты заморозил нашу Фиби! И даже не прижал покрепче, чтоб как-то согреть её! Однако знай: ты не должен воспользоваться случаем и соблазнить её! Ха-ха!

Она рассмеялась.

Хань Шо и Фиби чувствовали себя неловко. В словах Эмили чётко улавливалось, что она знала об их постыдном дельце. Эмили непременно всё знала, злобно наблюдая за ними в темноте…

Только сейчас Хань Шо понял, что казавшийся простым план использовать Фиби и Эмили с треском провалился. Его тело, ранее прошедшее через физические метаморфозы, было неподвластно холоду. Он мог голышом стоять на морозе, и ему ничего бы не было. Поэтому, чтобы наконец укрыться от острот Эмили, Хань Шо сказал:

— Я выйду облегчиться, а вы отдыхайте здесь!

Как только он это проговорил, Хань Шо ушёл, не дожидаясь ответа. Делая судорожные усилия, он вытиснулся из дупла. Прошел несколько шагов, затем помочился. После этого он успокоился и молча занялся магией.

Трудно было сказать, сколько времени прошло, когда Хань Шо почувствовал, что магическая сила Юань циркулирует по телу самостоятельно, а само тело вернулось в свою наилучшую форму. Как вдруг в глубине души его пронзил страх: до него донёсся непонятный зов. Он почувствовал, как его сердце как будто отражается в бесконечной, дали, откуда исходит зов. Как будто, исходя из собственно сердца, зов доносил до него сообщение – о том, что ему нужно было быть рядом с Хань Шо.

Хань Шо застыл от ужаса. Поначалу не понимая, что происходит, Хань Шо усилием воли отбросил лишние мысли, сконцентрировался и внезапно почувствовал некую мистическую связь с этим зовом. Хотя расстояние в бесконечность по прежнему не сократилось, он почувствовал, что связь эта была всегда, но её не замечал.

Это был зов скелета из иного измерения!

Когда Хань Шо услышал призывающий о спасении зов, он очень удивился. Вдруг он применил самые базовые знания о вызывании скелетов, и пользуясь слабой, но непрерывающейся связью, вызвал его к себе из глубин иного измерения.

Как после долгой битвы, кости скелета скрипели и раскачивались, на них виднелись трещины, на хребте виднелись шпоры. В руке из стороны в сторону раскачивался костяной нож. Когда-то острое лезвие уже затупилось от времени.

Судя по виду скелета, Хань Шо мог с уверенностью сказать: в иной реальности он с кем-то сражался. И, действительно, как ему и показалось раньше, скелет взывал о помощи.

Этого Хань Шо никак не мог предугадать!

Оставить комментарий