Глава 2. Невежество пугает.

К Академии Вавилон прилегала большая часть земель Империи Ланцелом, вместе с тем они поддерживали самую высокую репутацию в границах империи. Неизменно оставаясь важнейшим учебным заведением по подготовке рыцарей и магов.

Сама академия была разделена на несколько отделов, которые состояли из отделений светлой, темной, огненной, водной, земляной, пространственной, магии призыва и отделения магии грома. Каждое отделение обладало собственным учебным корпусом, библиотекой, лабораторией и жилым районом, напоминая собой небольшой город.

Брайан же являлся рабом раздела некромантии, который был ветвью отдела темной магии. А потому как обучаясь в разделе некромантии зачастую приходилось работать со скелетами, зомби и другими нелицеприятными существами, а также потому как этот раздел находился на спаде уже множество лет и полностью выпал из виду. Этот раздел стал не только самым не популярным, но и самым слабым подразделением темной магии. Ученики других разделов зачастую издевались над разделом некромантии и даже старались не контактировать с его учениками.

За последние шесть лет Брайан представлял собой самого слабого и презираемого раба во всей академии. Добавляя к его ежедневному обращению со скелетами и трупами… на него вечно бросали косые взгляды и оказывали весьма холодный прием. Его каждый день являлся хождением по хлипким терниям ада.

Полагаясь на воспоминания Брайана, Хан Шуо двигался по узкой горной тропинке пока наконец не добрался до задней части академии. После пройдя через узкую калитку, предназначенную для рабов, он вошел на территорию академии.

Большинство студентов уже давно ушли спать, ведь время было уже за полночь. А поскольку Хан Шуо перебирался по уединенному маршруту, он никого не встречал. Попутно оглядев окружающие его окрестности, он отметил, что архитектурный стиль академии весьма близок к западноевропейским странам того времени.

С некоторым усилием он вскоре добрался до раздела некромантии. И склада, в котором ранее жил Брайан.

Склад был наполнен кучей случайных предметов, большинство составляли отходы и испорченные ингредиенты в результате неудавшихся экспериментов.

Весь этот хлам, как раз был под ведением Брайана. И ученики некромантии зачастую просто закидывали их через широкое окно склада.

Сам по себе склад бы не очень большой. Исключая всю эту зловонную кучу, единственной цельной вещью была небольшая деревянная кровать. Хотя порой даже её покрывало небрежно выброшенное барахло, потому как студенты зачастую не обращали внимания забрасывая ненужный мусор.

И всякий раз возвращаясь в своё жилище, Брайану приходилось расчищать скопившийся на кровати хлам. Тоже самое ему приходись делать после пробуждения, прежде чем отнестись к выполнению других возложенных на него задач.

Как только Хан Шуо вошел в это жилище, которое скорее являлось обычной свалкой отходов, его взгляд затуманился, и он чувствовал муки сострадания к этому несчастному юноше. Как же ему удалось выживать здесь в течение целых шести лет!

Воздух в помещении насквозь протух и даже широко распахнутое окно не имело эффекта с этим нескончаемым зловонием. Приглядевшись даже маленькая кровать была целиком загажена. Казалось склад не сидел без дела, даже после смерти его владельца.

Переступив за порог Хан Шуо ощутил, что даже сделать пару шагов будет трудной задачей (Вся поверхность заросла мусором). А наконец добравшись до кровати и собираясь сделать тоже самое что и прежний Брайан.

Но Хан Шуо не был Брайаном. Когда он был на полпути к завершению, Хан Шуо ощутил прилив дикой ярости. Поначалу это был лишь вялый гнев, но магическое Юань, что постоянно перетекала по всему его телу, резонировало с его гневом и быстро привело его в бешенство.

Наконец застыв без движения и неистово голося: “Я не Брайан! Я не стану это терпеть! Брайан, о Брайан, с тех пор как я занял твоё тело, позволь мне помочь тебе наказать эту чертову Лизу!”

В этот момент Хан Шуо было невдомек, что его оригинальная личность даже при всем желании, никогда не поддавалась воле импульсивных решений. В его прошлые года даже погрузившись в пагубные мысли, ему никогда не хватало смелости для активных действий.

Он резко зашагал из склада и направился к женскому жилому корпусу. В ночной тишине, он украдкой пробрался к общежитию. Брайан часто подметал округу и таким образом был неплохо знаком с местностью. Конечно же он также знал где жила Лиза.

В разделе некромантии было гораздо меньше учеников, чем в других разделах и, следовательно, у каждой ученицы был собственный номер. Каждый номер был вполне просторным и внутри располагалось все необходимое согласно потребностям жильца. Это был рай на фоне свалки Брайана.

Сама Лиза жила на втором этаже, и Хан Шуо не мог тревожит общежитие в ночное время суток. К счастью рядом с её окном росло большое дерево. Охватив ногами ствол, он полез вверх словно ловкая худая обезьяна. И теперь стоя на цыпочках он стоял вплотную у её окна.

Хан Шуо тайно восторгался, когда он заметил, что оно было приоткрыто. Поднявшись он заглянул внутрь. Оказалось, маленькая ведьма украсила свою комнату в сплошно розовый и она выглядела довольно мило, особенно в контрасте с мягкими игрушками, висящими на стене прямо над столом.

Слабый душистый аромат повеял прямо в ноздри Хан Шуо, заставляя его немного морщиться. Он не рассчитывал, что хладно сердечная Лиза могла обладать подобными слабостями.

Он четко знал, что не мог рассчитывать на прямое столкновение с ней. И приглядевшись заметил розовое покрывало в одном из углов комнаты, должно быть это её кровать.

Выбрав небольшую бутылочку из своей сумки, Хан Шуо размазал своё лицо содержащейся в ней кровью, уделив тщательное внимание краям глаз и рта. После потрепав каштановые волосы и оглядев своё отражение в захваченном осколке зеркала. Он полностью убедился в страшном виде его окровавленного лица.

“Хе-хе, если уж я не могу победить её, то по крайней мере постараюсь напугать!”

Хан Шуо был вполне доволен своим нынешним гримом и отдался низким гоготом. Когда все было готово, он оттолкнулся от ветки и на раскачке рванул к окну номера. Попутно протянув свое тонкие костлявые руки и постучав, но тонкому стеклу.

Дон…Дон…

Лиза крепко спала, когда она была разбужена звонким стуком, доносящимся из окна. Она рефлекторно откинула своё розовые одеяло и ступила босиком.

Её белые словно нефрит ножки ступали по мягкому розовому ковру. Под мирными лучами Луны, пять розоватых пальцев каждой ноги выглядели довольно очаровательно. (П.п ох уж эти странные фетиши)

Сама Лиза была немного младше Брайана, и представляла собой молодую леди из благородной аристократической семьи. Если игнорировать содеянное ею с Брайаном, то эта девушка была красива особенно в сочетании её слегка изогнутых бровей, элегантного тоненького носа и сладостных красных губ, а её длинные, мягкие светлые волосы и рост в сто шестьдесят два сантиметра делало её еще выше на фоне Брайана.

Одетая в розовую пижаму, Лиза казалось не до конца проснулась. Отринув от кровати, она инстинктивно посмотрела на источник шума.

У окна тонкая фигура покачивалась взад и вперед, а знакомое лицо, со следами свежих потеков крови, капающей из носа и глаз, глядело на неё опустевшим взглядом с полностью отсутствующими признаками жизни.

“Ваааах…”

Вдруг резкий испуганный вопль заполнил коридоры женского общежития.

Хан Шуо тайно усмехнулся, и подумал: “На этот раз я собираюсь напугать тебя до потери сознания, если уж не до смерти”. Его выражение лица становилась все более и более пугающим стараясь соответствовать пробегающим мыслям. Через мгновенье он закатил свои опустевшие глаза и стал раскачиваться еще сильнее.

Закатив глаза, он больше не мог видеть Лизу. Но полная тишина в комнате, после недавнего визга все больше разжигала в нем азарт.

Она вероятно лишилась чувств. Пока Хан Шуо предался этой мысли, в округе послышались оклики других жительниц жилого блока раздела некромантии. Лучше уйти пока есть возможность, иначе пойманным он мог оказаться в мире боли.

Но тут внезапно нахлынувшая от переносицы боль заставила его взор содрогнуться, и он кубарем покатился с дерева ловя телом парочку встречных веток. А тяжесть приземления казалось заставила его видеть хоровод звезд ореолом кружащим вокруг его головы.

За настигнувшим нападением последовал звонкий крик: “Брайан, похоже ты наконец отрастил хребет! В последний раз тебе как-то удалось избежать смерти, но от этого видимо твой мозг сгнил! Я специализирую на некромантии и провожу дни с трупами и скелетам. А ты придурок решил напугать меня, притворяясь трупом, видимо я действительно должна отдать тебе должное. Думаешь будущий великий маг Лиза не смогла бы определись, есть ли еще душа в теле?!“

Хотя тело еще побаливало, но его сердце было в еще больших терзаниях. Этот бесполезный Брайан за все шесть лет в разделе некромантии, так и не смог уловить и тольки здравого смысла. Случившееся вряд ли это можно считать желаемым результатом, ведь Хан Шуо впервые за свою жизнь нашел смелость сделать пакость.

Некромантия говоришь? Это чудесная некромантия способна определить даже это? В ней определённо есть нечто особенное. Похоже мне предстоит многому научиться, если я все же захочу выжить в этом мире, иначе сегодняшнее печальное событие скорее всего не раз повторится.

Пока агония в теле росла, Хан Шуо продолжал размышлять попутно, воя от боли. Темный путь магии Чу Кан Лана охватывает понятие “Демон”, тогда как у некромантии казалось смежные пути. Что если охватить их обоих, станут ли они конфликтовать друг с другом или же они- вместе станут еще сильнее?

Оставить комментарий