Глава 22. Заработать деньги на карманные расходы.

Время летело. Полмесяца прошло в мгновение ока.

Эти полмесяца были одними из самых приятных периодов жизни Хан Шуо. Обязанности по уборке, которые изначально принадлежали ему, были переложены на Кэри и Борга. И так как Хан Шуо был ранен, Фанни не приходила за ним, чтобы проводить исследования.

Хан Шуо узнал от Джеффа, что даже Фитч снова отсутствовал, так как он хотел пройти испытания еще раз и получить квалификацию адепта магии. Поэтому главный враг временно ему не угрожал.

С тех пор, как Хан Шуо совершил бесстыдное признание в любви на дне ловушки, отношение Лизы к Хан Шуо претерпело кардинальные изменения. Она не только не издевалась над Хан Шуо, но часто защищала его, запрещая другим студентам практиковать некромантию на нем.

Учитывая сложившуюся ситуацию, кроме еды, сна, питья и душа, Хан Шуо провел все остальное свое свободное время, практикуя магию и изучая “Основы Темной Магии” и “Описания темных существ”.

Если честно, раны на спине Хан Шуо давно исцелились, благодаря его тренировкам магии. У него не осталось даже шрама.

Хан Шуо вырос еще на два сантиметра, и теперь он был ростом 170 см. Благодаря тренировкам и нормальному питанию, его прежнее слабое тело начало медленно крепнуть и увеличиваться в силе. Появились даже мышцы на его груди и руках.

Незаметно для кого-либо еще, тело и сила Хан Шуо постепенно менялись. Он также дошел до решающей точки изучения “Мистического Огня”. Когда Хан Шуо перемещал свой магический Юань, он мог поступать согласно указаниям и направлять магический Юань в ладони его рук.

Когда Хан Шуо практиковал “Мистический Огонь” и распространял свой магический Юань на левую и правую ладони, он чувствовал, в центре своих ладоней, холод и жар соответственно. Поверхность его кожи была со слабым оттенком фиолетового и красного цвета, из-за чего его руки выглядели довольно странно.

Между тем, Хан Шуо не смел ничего делать со странной нефритовой шкатулкой. Он смертельно боялся, что прошлая ситуация повторится вновь. Он временно не желал брать на себя такой риск, прежде чем он не получит объяснение чем является круглый шар и его назначение.

Благодаря изучению “Описания темных существ” за последние две недели, Хан Шуо имел более четкое представление об особенностях призыва конкретных темных существ. Он также знал, как обращаться с ними, и как отправить их обратно в другое измерение.

Однако даже хотя заклинание для отправки призванного темного существа в другое измерение было зафиксировано в “Описании темных существ”, и Хан Шуо считал, что он был абсолютно в состоянии сделать это с его нынешним уровнем энергетических сил, он не решался принимать меры. Это произошло потому, что он не был уверен, что он снова сможет призывать скелета, если он отправит его в другое измерение.

Черный скелет с семью костяными отростками являлся результатом кропотливой доработки Хан Шуо по методу улучшения магических артефактов. Он был не только улучшен по всем аспектам рядовых скелетов, но еще он имел невероятный иммунитет к светлой магии.

В это время Хан Шуо проводил свои дни и ночи с маленьким скелетом. Хан Шуо беспокоился, что если он пошлет его в другое измерение, он потеряет его навсегда, если он не сможет вызвать его в следующий раз.

Именно из-за этой обеспокоенности, хотя Хан Шуо был уверен, что сможет отправить его обратно в другое измерение, он еще колебался делать это. Он предпочитал держать маленького скелета у себя под кроватью, решительно удерживая его, даже когда это означало риск обнаружения другими.

Маленький черный скелет лениво лежал в деревянном ведре, с костями черными как смола и слабой сияющей дымкой. В последние две недели, Хан Шуо часто направлял магический Юань в ведро, продолжая совершенствовать скелета.

Под непрерывным совершенствованием Хан Шуо, тело маленького скелета становились все более ловким и сильным. Его костяной кинжал был даже сильнее, чем обычные ножи и мечи. Однажды Хан Шуо поставил эксперимент с куском сломанной кости, и обнаружил, что сломанная кость была мгновенно разрезана пополам костяным кинжалом.

Как маленький скелет претерпевал изменения, так Хан Шуо получал пользу от тренировок магии Твердого Царства. Его тело также испытывало загадочное преображение.

Хан Шуо осторожно пробежался по воспоминаниям старого пердуна Чу Кан Лан, добавляя какие-то свои размышления о том, что произошло недавно, и пришел к одному выводу — если он хочет быстро достичь совершенства в магии Твердого Царства, “разрушение” был наиболее эффективным и действенным способом.

Если Хан Шуо был бы жестоко избит или получил травмы на своем теле, его тело быстро восстановило бы себя благодаря изучению магии. И каждый раз, после выздоровления, его тело было бы еще сильнее, чем раньше. Его кожа и кости становились бы более устойчивыми. Только после повреждений и травм возможен его прогресс в Твердом Царстве.

Когда он думал об этом, Хан Шуо невольно иронично улыбнулся. Тренировка такого вида магии была мазохизмом! Но так как он вступил на этот путь, он должен был найти способ быстро сделать прорыв в Твердом Царстве, чтобы набраться сил и энергии побольше.

В этот день, фигура Хан Шуо появилась в дверях школы боевых искусств Академии Вавилон.

После нескольких дней сбора информации, Хан Шуо понял, что место для обучения воинов и рыцарей существовало внутри Академии. Однако воины и рыцари обучались отдельно. Ряды студентов воинов были в основном заполнены простолюдинами, их тренировки в основном состояли из занятий по работе с боевой аурой и им внушали понятия верности.

Студенты в школе рыцарей в основном происходили из знатных семей, и существовал тренировочный зал для семей с большой властью и военнослужащих, а также королевских сынов империи. Эти студенты были необычного происхождения и имели различную степень влияния их семей. Они не только практиковали свою боевую ауру, но они также изучали нравы и обычаи дворянства, стратегии войны и искусство управления.

Эти студенты вбирали в себя разнообразные знания внутри школы рыцарей, и все с целью получения хороших возможностей в будущем, будь то в семье или внутри империи. Семьи этих рыцарей студентов были довольно состоятельными, и на пути становления старшего рыцаря, не моргнув глазом тратили деньги, чтобы нанять несколько простолюдинов для практики боя и приемов единоборства.

Простолюдины, которые считали, что они обладают крепкими телами, терпели побои в обмен на деньги и ценные награды. Даже студенты воины готовы были стать живыми мишенями в обмен на деньги.

Однако, это не самый простой способ, чтобы заработать деньги. Рыцари студенты иногда не рассчитывали силы и даже доводили людей до смерти. Но так как это было взаимно согласовано, обе стороны охотно шли на сделку. Никого не волновало, если живые мишени были избиты до смерти. В конечном счете, они сами шли на риск.

Хан Шуо пришел сюда, чтобы стать живой мишенью. Но он был здесь не ради денег, он хотел закалить свое тело для того, чтобы сделать прорыв в Твердом Царстве.

Множество людей стояли в просторном холле. Каждый был сильным и способным, и все носили грязную одежду бедных простолюдинов. Хан Шуо на мгновение сконцентрировал свое внимание и обнаружил несколько студентов воинов, затерявшихся в толпе. Некоторые из них были привлечены репутацией академии, а некоторые из них были учащиеся школы воинов.

“Ты раб академии. Твое тело слабое, и ты не воин. Ты просишь смерти, придя сюда. Малыш, позволь мне посоветовать тебе уйти, иначе тебя действительно могут избить до смерти!” Худой старик сказал это Хан Шуо, и взглянул на него в передней части холла.

Старику Джеффу было пятьдесят с чем-то лет, и он занимал тоже положение, что и Хан Шуо. Он носил одежду раба, и в его обязанности входило регистрировать живые мишени. У него были некоторые опасения по поводу бренности тела Хан Шуо и он уговаривал Хан Шуо по доброте душевной.

“Не беспокойтесь, мистер Джефф, пожалуйста, зарегистрируйте меня. Я хочу попробовать!” Хан Шуо посмотрел на Джеффа и говорил очень искренне.

“Раз ты настаиваешь, я зарегистрирую тебя. Ты думаешь это легкие деньги? Если тебя на самом деле забьют до смерти, не вини меня, что я не предупреждал!” Увидев, что Хан Шуо был по-прежнему настойчив после нескольких попыток, и то, что остальные в очереди с нетерпением ожидают, Джефф прекратил пытаться убедить Хан Шуо и согласился, записывая “Брайан” в журнал.

Несколько человек странно посмотрели на него, когда Хан Шуо вошел через двери. Глаза большинства наполнились презрением, и на нескольких добросердечных лицах было написано выражение жалости и сожаления, и даже были попытки убедить Хан Шуо не пробовать.

Хотя тело Хан Шуо было немного сильнее, чем раньше из-за тренировок, он был еще довольно далек от здоровенных мужчин, чьи руки были толще его бедра. Брайан был кожа да кости, тощий как обезьяна, и Хан Шуо был не намного сильнее.

“Послушай меня, уходи, пока еще можешь, иначе ты будешь избит до смерти.” Когда Хан Шуо осматривался, тонкий юноша около двадцати лет, подошел к Хан Шуо и пытался убедить его.

Этот юноша носил одежду студента воина. И хотя тело его не выглядело слишком хорошо сложенным, но несомненно, он был гораздо сильнее, чем те кто не практиковал какие-либо приемы рукопашного боя, просто потому, что он был студентом воином.

“Спасибо, но я хочу попробовать!” Хан Шуо засиял приветливой улыбкой, пока говорил и он кивнул юноше.

“Меня зовут Кэл, и я часто прихожу сюда, чтобы заработать дополнительные деньги.

Хоть я и рыцарь сержант, я все еще получаю серьезные травмы. Я видел слишком многих, кто был избит до смерти, потому что они хотели заработать немного денег, поэтому я надеюсь, что ты сможешь принять мой совет. Уходи, пока еще можешь, иначе ты будешь действительно сожалеть об этом!” Кэл посмотрел на Хан Шуо с искренностью и пытался разубедить Хан Шуо.

Хан Шуо улыбнулся и покачал головой, “Меня зовут Брайан. Очень приятно познакомиться, Кэл. Я благодарен за твои добрые намерения, но я должен попробовать.”

Кэл сделал невольный вздох, увидев решимость Хан Шуо, и покачал головой ничего не сказав. Взгляд Кэла, однако, был полон жалости, как будто он чувствовал, что Хан Шуо точно умрет, без всякого сомнения.

Оставить комментарий