Глава 3. От невежества до безумства.

Мысли Хан Шуо яростно вертелись, пока маленькая ведьма Лиза в истерике покрывала его тело новыми синяками. Бедный юноша и без того был довольно слаб. С тем первый удар по носу уже заставил его глаза намокнуть, а падение с дерева отдалось серьезным головокружением. Ему оставалось только плотно свернуться калачиком и подставить свою задницу на растерзание Лизе.

Через некоторое время Хан Шуо осознал нечто чудесное. То что еще слабая нить магического Юань циркулируя через его зад снимала часть скопившейся боли. Так что избиение Лизы по его пыльной пятой точке благодаря магическому Юань оказалось не таким болезненным.

На самом деле в любое место после протока частички магического Юань испытывало огромное облегчение, так что постоянно вопя от боли он ощущал себя несколько…неуютно.

Хан Шуо внутренне опешил подумав: “Твердое Царство демонической магии натуральный мазохизм! Пока магическое Юань циркулировать через его правую ягодицу, ножка Лизы приземлилась прямо в точку где в данный момент протекало магическое Юань.

“Ай! Вааа…”

Высокий пронзительный визг и глухое хрюканье послышалось одновременно от Лизы и Хан Шуо. Лиза внезапно ощутила, как филейная часть Хан Шуо резко стала тверже металла. Раненную ногу тут же свело, и она с криком запрыгала по кругу.

С другой стороны Хан Шуо почувствовал, что последний пинок этой мелкой бестии не только не принес боли, а напротив усилил сложившийся комфорт. Этот контраст оказался настолько разительным, что он невольно испустил ор. Правда этот позыв прозвучал несколько неприлично – как если бы…

“Брайан придурок, ты набил штаны камнями?“

Лиза продолжала вопить попутно растирая свою маленькую ступню. Следом несколько учениц-некромантов появились вокруг шумной парочки, и они оглядели Хан Шуо весьма сонными и одновременно колкими взглядами.

Его нос уже перестал болеть и он наконец унял свои слезы, после Хан Шуо отряхнулся и сел на траву. Стоило ему оглядеться, как бедолага обнаружил впившиеся в него гневный взгляды учениц-некромантов Эми и Афины, начинающего мага Беллы и напоследок конечно Лизы.

Ветер повеял нависшей опасностью…

Эми, Афина и Белла меркли стоя в одном ряду с Лизой. Им всем было по шестнадцать-семнадцать лет, но они были не шибко красивыми. Но здесь они собрались явно весьма в плохом расположении духа от прерванного сна.

“Идиот, куда это ты уставился! Почему ты держишь в штанах камни! Из-за тебя на моей прекрасной ноженьке большой синяк! Ой..ой.. как больно”

Положив руки на бедра Лиза окинула Хан Шуо холодным взглядом и вернулась к своей дерзкой речи. Правда эффект был сильно подорван пока она постоянно подпрыгивала на левой ноге.

“Идиот, да…“ Хан Шуо буркнул про себя и напялил на лицо невиннейшее выражение. С глухой ухмылкой “хе-хе”, он с некоторым трудом поднялся и произнес: “Глядите, в моих штанах нет никаких камней!”

Параллельно говоря он повернулся, так чтобы его зад был виден всем четырем разбуженным ученицам и начал стягивать штаны. Но прежде чем он успел до конца оголить ягодицы, сзади послышались четыре панических визга и быстрый топоп шагов.

“Б-б-райан, ты идиот! Немедленно подтяни штаны или я прибью тебя!” Лиза резко среагировала, но ее голос несколько подрагивал.

“О“ Хан Шуо ответил лишь зловещим похихикиванием. “Наивная маленькая маргаритка, давай поглядим как я позабочусь о тебе.”

После того как он вернул штаны на место. Лиза пристально глядела на Хан Шуо. И когда все четыре девушки вновь собрались, она яростно заорала: “Я могу опустить глаза на то, что ты набил штаны камнями, но что ты забыл на дереве, которое прямо под моим окном в такую глухую ночь?“

“Хе-хе“, в ответ ей послушались лишь два хлухих смешка. Затем Хан Шуо указал на рваный мешок повисший на одной из ветвей дерева. “Чтобы собрать это!”

“Зачем тебе вздумалось убирать мусор посреди ночи?!“ Возмущенно заголосила Лиза, она казалась сейчас лопнет от гнева.

В этот момент начинающий маг Белла слегка вздохнула и обратилась к Лизе: “Лиза, разве ты не видишь что Брайан обезумел? Похоже твой упырь не убив его, лишь свел его с ума. Какой смысл злиться на сумасшедшего?“

Афина казалась совершенно сонной, пока с трудом пыталась прикрыть зевок: “ Ох… еще есть завтра. Я возвращаюсь в кровать, Лиза я верю, ты справишься!“

Эми же казалось пожалела Хан Шуо и лишь вздохнув немного покачала головой, затем также последовав обратно в общежитие.

Если бы сейчас Хан Шуо не пытался косить под “деревенского дурачка”, то боюсь помимо Лизы ему пришлось бы столкнуться с гневом еще трех встормошенных учениц, но раз уж он “сошел с ума”, то эта троица не стала возиться с сумасшедшим. Таким образом они решили оставить его в покое и вернулись в свои теплые постельки.

Когда вновь остались лишь Лиза и Хан Шуо, девушка свирепо зыркнула на него и напоследок бросила: “ Возвращайся к себе, я найду тебя в эти два дня. А на сегодня я слишком устала, и если ты вновь вздумаешь нарушить мой сон, то я прокляну тебя во второй раз и тогда одними синяками ты не обойдешься!“

Подытожив Лиза ушла восвояси, продолжая неестественно ковылять. При том в ночи можно было уловить мягкий возглас “Ой, как больно! Не могу поверить что этот придурок набил штаны камнями, мой упырь определенно лишил его рассудка”.

Когда Лиза окончательно удалилась, в округе навис полный штиль. От этого Хан Шуо ощутил запоздалую нервную дрожь от разрешившейся патовой ситуации. К счастью Лиза не стала использовать некромантскую магию, иначе другой упырь вероятно на самом деле заставил бы его свихнуться.

Раз вечеринка завершилась, то тут и Хан Шуо решил возвращаться. Он знатно выругался себе под нос, пока медленно плел своё разбитое тело обратно на склад.

Вернувшись, он небрежно смел весь скопившийся на кровати мусор и мгновенно провалился в глубокий сон.

На следующий день.

Хан Шуо крепко спал, когда дверь его склада внезапно распахнулась и оттуда послышался громкий “Ах..”

Хан Шуо потерев сонные глаза перевернул свое тело, чтобы увидеть на пороге толстячка облаченного в одежду мальчика на побегушках. У него были короткие светные волосы и пара его темно зеленых глаз шокировано уставилась на Хан Шуо, “ты…ты…“, но не успел он закончить предложение, как.. (прим.пер. я тут думал использовать слуга, но боюсь это слово не полностью отражает их социальное положение)

“О, это же Джек. Что ты делаешь в моей комнате?”

Этот пухлый Джек был ровесником Брайана. Джек был одним из немногих в разделе некромантии, что тепло относились к Брайану, хотя возможно это из-за схожего положения. Толстячок Джек два года назад прибыл из бедной семьи, отец прислал его в Академию Вавилон дабы найти в месяц пару лишних монет.

Хотя Джек, как и Брайан был мальчиком на побегушках, но в отличие от него тот не был собственностью Академии. Он оставался наемным рабочим, что в отличие от Брайана не попал сюда через руки работорговцев.

И пусть они оба были нижайшими слугами, и Джек тоже терпел постоянные издевательства от учеников-некромантов, но от того что тот не был рабом, отношение к нему складывалось заметно мягче. Они могли ударить его или наорать, на худой конец привлечь к парочке небольших экспериментов, но они бы никогда не осмелились замучить его до смерти словно свою собственность.

В душе Брайан завидовал Джеку, потому что тот мог поесть досыта при каждом приеме пищи и он никогда не ставился предметом бесчеловечных опытов и издевательств. Если смотреть со стороны толстяка, то лишь находясь с Брайаном он мог найти толику уверенности в себе, наверное это и стало залогом их дружбы.

“Фух…ух… Ты до смерти меня напугал. Брайан, раз ты не мертв, то все замечательно!”

“Что черт, возьми замечательного, я тут просто умираю с голоду. Джек, у тебя есть чего поесть? Поделись со мной, я обязательно верну тебе позже!”

Услышав слова Хан Шуо, Джек остолбенел. Два его желтых бобовых глаза на мясистом лице ошарашенно уставились на Хан Шуо. На что тот нахмурившись и с нетерпением отозвался:“ Чего!? Неужели я такой красавчик?!“

На лице Джека повисло еще более странное выражение: “За все эти годы, ты никогда не спрашивал у меня еды. Ты лишь ел, только то что я давал тебе. Также ты никогда не говорил со мной в таком тоне, Брайан, сегодня ты мне кажешься немного другим!”

Немного встрепенувшись, Хан Шуо рассудил что Лиза и компания, вероятно низа что бы не смогли отметить в нем различия, но с Джеком все по-другому и этот глупый толстяк распознал его с практически с первой фразы.

Тут же Хан Шуо стал копать в воспоминаниях Брайана, и через некоторое время обнаружил, что Брайан никогда не выступал против учеников-некромантов, как и то, что он всегда исполнял веленное без лишних вопросов. А во всей академии, он общался лишь с Джеком и те проводили много времени вместе, конечно стоить отметить, что в основном говорил Джек, а Брайан оставался молчаливым слушателем, но даже так, не мудрено что Джек мгновенно обнаружил их различия друг с другом.

Хан Шуо немного отмолчался и улыбкой произнес: “я пал жертвой упыря Лизы и чуть было не помер. И после этого инцидента я осознал, что раньше совершал много ошибок и понял, что пора бы что-то менять”

От его объяснения, Джек облегченно вздохнув кивнул: “ Понятно. Я уж подумал, что упырь ударил тебя, и обратил в идиота!”

Хан Шуо: “…..”

“Вот черный хлеб что мне удалось припрятать. Забирай и ешь его. Это прекрасно, что ты не умер. А то пока тебе не подыскали замену, все твои обязанности повесили на меня. А от того что мне пришлось тащиться сюда в такую рань, и я в спешке ненароком натолкнулся на Баха, за что он избил меня, гляди какой большой фингал у меня под левым глазом!”

Пухлик с таким рвением взялся пересказываться случившее, пока Хан Шуо уплетал кусок ржаного хлеба. Казалось он в был в восторге из-за того, что ему не пришлось выполнять чужую работу.

В этот момент Хан Шуо бросил себе в рот последний кусок хлеба и оглядел зеленый синяк под глазом Джека. Затем он яростно заговорил: “Бах посмел снова тебя ударить, кажется он стал уж слишком самоуверен. Поднимайся, пора бы преподать ему урок!“

Джек резко испуганно вскочил и повис на руке Хан Шуо всем весом своего тела. Он воскликнул: “Брайан, ты действительно сошел с ума? Разве нам не привыкать этому? Бах ведь ученик раздела некромантии! Это не ведь не первый раз когда нас избили, но он достаточно милостив раз потом оставляет нас в покое. Какую вообще месть мы способны найти?”

На что Хан Шуо холодно рассмеялся: “Не волнуйся, у меня есть выход. И раз уж для всех студентов я псих, то пусть все знают насколько я сумасшедший! Я никого не боюсь!”

Взревев Хан Шуо гордо потащил Джека со склада. В это время магическое Юань в его теле, забилось заметно быстрее…

Оставить комментарий