Глава 337. Подчиняясь новому мэру

Даже среди обычно высоких горцев, Хань Шо возвышался средь них, как журавль среди кур, а практика демонической магии придавала ему злую ауру, которая делала его образ еще более привлекательным. Улыбаясь, Хань Шо подошел к гостям и достал из своего пространственного кольца блюда с мясом, покрытым блестящей золотистой корочкой.

— Дамы и господа! Это очень редкое мясное ассорти из далеких стран. Я много охотился, чтобы приготовить его для вас. Попробуйте, пожалуйста! — улыбнулся Хань Шо и пригласил всех желающих попробовать его угощения.

Джек стоял на другом конце комнаты, обсуждая с Доркасом военный бюджет, но когда он учуял запах жареного мяса, которого он уже давно не пробовал, то не смог дальше продолжать разговор.

Доркас был фанатиком войны, и его единственным интересом было только тактическое обучение, чтобы солдаты под его командованием стали еще мощнее. Джек, который отвечал за военный бюджет, с этой точки зрения несомненно очень заинтересовал Доркаса, поэтому он использовал все свои уловки, чтобы выманить у того как можно больше денег на военное оборудование.

Изначально Джек боялся Доркаса, но спустя некоторое время привык к нему и предоставлял ему только ту сумму, которую было возможно. Хань Шо ухмыльнулся, видя, как быстро Джек подбежал к столу и ещё раз пригласил лидеров горцев.

— Попробуйте моё угощение, эти деликатесы вы не сможете найти больше нигде.

Фалкин был единственным из лидеров горцев, который до этого был знаком с Хань Шо и у него не было того страха и трепета перед новым мэром как у остальных, но благодушие Хань Шо насторожило его ещё больше.

Джек был самым близким другом Хань Шо из всех собравшихся и поэтому без промедления взял в руку вилку с ножом и отрезал большой кусок ароматного нежного мяса.

— О, это очень вкусно, что же это за мясо? — спросил он, пережевывая очередной кусок.

— Это передняя конечность мантикора, не правда ли, она очень вкусная? — с улыбкой ответил Хань Шо. Затем он стал поочередно указывать на тарелки и называть блюда на них. — Это хвост глубоководного ядовитого питона, он самый жесткий. Это блюдо — мозг гарпии, вам следует это попробовать, чтобы узнать какой он на вкус. А это…

Фолк, Доркас и все остальные приближенные Хань Шо, не говоря уже о пяти лидерах горцев, раскрыли рты от удивления, когда хозяин стал знакомить их с названиями блюд. Они не могли поверить, что перед ними мясо таких редких магических животных. Охота на магических существ требует команды опытных квалифицированных авантюристов. Если обычный человек попробует сразиться с ними, то его ждет только смерть.

— Но в окрестностях города Бреттель не существует таких существ. Где же он охотился? — у всех в головах вертелась только одна мысль.

Гостям не нужно было смотреть друг на друга, чтобы понять, что все они одинаково удивлены.

— Что!? Это конечность мантикора!? — в испуге вскочил Джек с вилкой в руке, на которой по-прежнему был нанизан большой кусок мяса. Однажды он слышал, что только одним когтем мантикор может напополам разорвать человека и не мог представить этот жестокий образ с тем нежным мясом, которых он сейчас жевал.

— Его вкус великолепен, но когда я представляю, как мантикор разрывает своими когтями человека, мне даже страшно жевать! — с тоской смотрел Джек на блюдо, которое он очень хотел продолжать есть, но боялся.

Хань Шо с улыбкой наблюдал за удивленными выражениями лиц остальных гостей.

— Ребята, ну что ж вы? Вы не хотите попробовать? Я охотился специально для вас, — с усмешкой повторил приглашение Хань Шо.

Под бдительным взглядом Хань Шо Доркас молча пододвинул к себе блюдо из гарпии. Он отрезал себе большой кусок мяса и медленно поднес его ко рту. Опасаясь разозлить Хань Шо, он заставил себя проглотить это диковинное блюдо.

Делия фыркнула с надменным выражением лица и, выбрав блюдо из глубоководного ядовитого питона, отрезала себе ребрышко и стала медленно пережевывать его. Когда она почувствовала вкус блюда, ее лицо смягчилось и, наконец, она похвалила хозяина.

— А это действительно вкусно!

— Мясо глубоководного ядовитого питона чрезвычайно ядовито, если его приготовить неправильно. Если бы что-то пошло не так, меня бы ждала большая беда, — тихонько пробормотал Хань Шо, с облегчением наблюдая, с каким удовольствием Делия пережевывает следующий кусочек.

Однако Делия уловила его слова и тут же замерла.

— Что вы сказали? — дрожащим голосом спросила она.

— Я всего лишь сказал, что яд глубоководного питона очень силен, но если бы я приготовил это блюдо неправильно, ты бы была уже без сознания, — громко засмеялся Хань Шо.

— Чёрт! Как же вы меня испугали! — свирепо посмотрела Делия на Хань Шо, но решила не заострять на этом внимание и вновь вернулась к своему блюду.

Остальные четверо лидеров горцев, а также Фолк, Дик и Честер продолжали уминать свои блюда. Такое изысканное кушанье можно было редко встретить и сейчас они воспользовались этой возможностью.

К счастью Хань Шо приготовил большое количество этих лакомств, горцы всегда отличались отменным аппетитом, и Делия боялась, что пока она будет болтать, ей не достанется обеда и поэтому больше никто не обращал внимания на Хань Шо, стараясь попробовать как можно больше.

Спустя некоторое время от обеда не осталось и следа. С одной стороны, вкус еды был действительно восхитителен, а с другой стороны, это были настолько редкие деликатесы, что было бы кощунством что-то оставить.

Когда слуги, нанятые Хань Шо, поднесли еду, которую старательно приготовили повара, гости посчитали их безвкусными. Сейчас они не были готовы пробовать обычную еду.

После сытного обеда Хань Шо вместе с гостями последовал в другую комнату, приказав слугам навести порядок. Вопреки образу жестокого человека, Хань Шо постоянно улыбался и иногда шутил. Сейчас атмосфера стала более дружелюбной, а экзотические блюда несомненно сыграли в этом большую роль. Как и подобает его положению, Хань Шо сидел в центре, с улыбкой глядя на пятерых лидеров горцев. Видя, что они абсолютно спокойны он, наконец, перешел к делу.

— К сожалению, бывшие мэры города не смогли оправдать ваше доверие и сохранить вашу связь с городом. Однако Его Величество поручил мне заботиться о городе Бреттель и я не позволю бандитам или семи великим княжествам совершать набеги и обворовывать мой город. Не только город Бреттель, но и пять ваших горных шахт будут находиться под моей охраной. Я надеюсь, что мы сможем объединить наши усилия и развивать наш город.

— Ваша светлость, полагаю, Вы можете принести мир в город Бреттель. Я, лидер горцев на горе Тали готов служить вам и знаю, что от вас можно не ждать беды, — высказал Фалкин свое решение. Он уже принял его, когда видел, что Хань Шо защитил гору Тали, а после обороны города Бреттель от четырех крупных банд, его решение еще более укрепилось.

Хань Шо ожидал такой реакции от Фалкина, но услышав его слова, с облегчением улыбнулся.

— Спасибо тебе Фалкин. Когда в прошлый раз Фолк столкнулся с бандитами, ты протянул ему руку помощи. Это всегда останется в моём сердце.

— Я презирал бывшего мэра города, потому что он не заботился о собственных гражданах. Однако ты очень отличаешься и верно служить тебе, это меньшее, что я могу сделать. К тому же если вспомнить, что вы помогли нам устоять против разбойников Трода, то мы в неоплатном долгу перед вами, — продолжил Фалкин. Так как он решил сотрудничать с новым мэром, то не жалел усилий для продолжения доброжелательных отношений.

Остальные лидеры горцев осторожно переглядывались, слушая хвалебные речи Фалкина. Они знали, что недавно назначенный мэр города преуспел во всех областях и переживали только за то, что Хань Шо может присвоить себе их шахты. Это было единственной причиной, которая останавливала их от сотрудничества. Шахты были единственным источником их дохода, но он сказал, что всё вокруг города Бреттель принадлежит ему. Имел ли он в виду и шахты тоже?

— Готовы ли остальные поддержать меня? — с улыбкой посмотрел Хань Шо на остальных лидеров горцев.

Услышав его вопрос, их сердце екнуло. Трое молодых лидеров горцев, не говоря ни слова, внимательно смотрели на старейшину Эдельмана. Эдельман долго молчал, а затем почтительно заговорил с Хань Шо:

— Ваша светлость, мы ваш народ и конечно хотим помочь развиваться городу Бреттель, но не знаем чем мы можем Вам помочь. Мы надеемся, вы разъясните это нам.

— Поскольку вы граждане города Бреттель, единственное, в чём сейчас может заключаться ваша помощь, это обеспечение рабочей силы. Это то, чего нам действительно не хватает. Купцы обеспечивают постоянный приток материалов и у меня достаточно золотых, но проблему с ростом населения нельзя решить быстро.

— Я знаю, что на ваших шахтах проживает от тридцати до сорока тысяч человек, исключая шахтеров. Условия проживания на шахтах далеки от идеала. Возможно, вследствие некомпетентности бывшего мэра города. Я знаю, что вы покинули город, потому что здесь было небезопасно, но сейчас готовы ли вы опять спуститься с гор. В городе есть много свободных домов и условия жизни намного лучше. Что вы об этом думаете?

Эдельман с восторгом слушал слова Хань Шо. Он знал, что условия жизни в горах очень тяжелые. Растительность там была редкая, а постоянная охота практически уничтожила всю живность. Чистую воду нужно было таскать от подножия горы. Круглый год люди жили в пещерах, не видя солнечного света, избегая нападения бандитов. И если бы они не хотели сохранить свои жизни, разве бы они согласились на жизнь горных дикарей.

Эдельман был искренне тронут, видя, что Хань Шо заботится о благополучии горных людей. Внезапно он, со слезами на глазах упал на колени перед Хань Шо и ответил сдавленным голосом:

— От имени всего горного народа я благодарю мэра города за ваши добрые намерения. Я не буду говорить много лишних слов. Если ваша светлость гарантирует питание и одежду для моего народа, я без лишних слов отдам вам все шахты.

— Старейшина, пожалуйста, встаньте. Это мой народ и это меньшее, что я могу для них сделать. Пять шахт, это основа вашей жизни, и они будут продолжать оставаться под вашим контролем. У меня есть много осадной техники, но не хватает людей. Когда армии семи великих княжеств нападут на нас, боюсь, мы не сможем противостоять им с тремя тысячами солдат даже при наличии такой техники.

Моя единственная просьба состоит в том, чтобы вы помогли нам сразиться с врагом. Мы предоставим все оружие, и пока у нас будет достаточно людей на городской стене, семь великих княжеств могут даже не мечтать ворваться в наш город. Готовы ли вы воевать бок о бок со мной, борясь за безопасность города Бреттель и его народа?

Всю жизнь Эдельман положил на то, чтобы противостоять постоянному грабежу семи великих княжеств и бандитов, пытаясь улучшить жизнь своего народа. Предложение Хань Шо полностью соответствовало его стремлениям. От сомнений Эдельмана не осталось и следа. Он торопливо стал кричать на остальных трёх молодых горцев:

— Вы, трое! Почему вы вместе со мной не благодарите мэра города за его милость?

Наконец, последние сомнения троих молодых горцев отпали и даже Фалкин, который ещё до этого заявил о своем желании сотрудничать, преклонил колено перед Хань Шо. Каждый из них дал клятву, что будет делать всё возможное, чтобы защитить город Бреттель.

— Когда я в последний раз был на горе Тали, то видел, что ваши доспехи не самого лучшего качества, — с улыбкой сказал Хань Шо, когда лидеры горцев поднялись на ноги.- Последний раз бандиты оставили много доспехов, и они занимают слишком много места на складах города Бреттель. Почему бы вам не забрать их себе?

Горцы множество лет трудились на шахтах, обменивая весь товар на продукты первой необходимости, чтобы поддержать жизнь своих стариков и детей. Они не могли потратить золотые монеты на оружие и доспехи. Услышав предложение Хань Шо, все пять лидеров горцев вспомнили блестящие доспехи солдат города Бреттель, которые они видели на пути в город. Вспомнив, как бедно одеты их люди, они покраснели от смущения.

— Спасибо ваша светлость, спасибо! — первым отреагировал Фалкин, вновь упав на колени. Увидев, каким образом Фалкин выражает свое почтение мэру города, остальные лидеры горцев сделали тоже самое. С восторгом в глазах они смотрели на Хань Шо, всё больше убеждаясь в его силе.

— Пожалуйста, встаньте. Это только начало. Думаю, город Бреттель ждёт великое будущее! — вновь принялся поднимать Хань Шо лидеров горцев, весело посмеиваясь.

— Но эти доспехи стоят сотни тысяч золотых монет, — тягостно вздохнул Джек, министр финансов, но в пылу радостных криков никто не обратил внимания на его печаль.

Оставить комментарий