Глава 360. Получив некоторые преимущества.

Когда Хань Шо и Хелен Тина вернулись к армии, всё было так, как она и говорила. Ее семья абсолютно была не причастна к тому, что совершил Феродис. Все поддержали решение Хелен наказать его.

Первоначальным планом Феродиса было захватить Хелен Тину и привести ее в княжество Гелон к маркизу Кекару. После того, как Хелен исчезла, Кекару смог бы победить армию герцогства Гелон и с поддержкой Бенедикта Саквелла стать герцогом.

Хелен Тина решила не разглашать новость о бунте, поскольку люди выжили, и она возобновила свой путь в герцогство Гелон.

Хань Шо тайно следовал за армией герцогства Гелон. Герцогство Гелон было таким же сильным, как и провинциальное области империи Ланселот. Здесь было 5 крупных городов и более 10 населенных пунктов. Город Гелон был столицей государства и был расположен в самом центре герцогства. Остальные четыре города принадлежали четырем маркизам, однако они ещё не оправились от смерти своих маркизов от руки Хелен Тины во время предыдущих беспорядков.

Маркиз Кекару владел городом Сигейт, одним из четырех городов княжества Гелон. Хотя он сохранял нейтралитет во время последних событий, сейчас он решил восстать. Видимо, это был терпеливый человек, который спокойно ждал подходящего момента долгое время.

Хань Шо и Хелен Тина вместе возвращались в княжество. По пути Хелен Тина собрала свою личную армию, и ее войско стало составлять 30.000 солдат. Элитой войска был кавалерийский полк, образованный из самых надежных людей.

Остановка в городе Сигейт была неизбежна и спустя два дня армия Хелен подошла к его воротам. Поскольку Хелен была женщиной и знаменитым огненным архимагом, она всегда путешествовала в просторной роскошной колеснице, запряженной четырьмя боевыми лошадьми. На данный момент, помимо Хелен в колеснице также находился Хань Шо.

Просторная колесница была устелена мягким ковром, по которому было очень комфортно ходить. К тому же на полках, помимо косметики, стояли различные свежие фрукты. Хелен лениво откинулась на своём кресле и спокойно посмотрела на Хань Шо.

— Город Сигейт — территория Кекару. Этот хитрый лис всегда скрывал свои намерения, хотя я знала, что он совершал отвратительные вещи, я никогда не могла найти предлог, чтобы расправиться с ним. Кроме того, у него всегда есть несколько экспертов, которые его защищают. Пока он находится в пределах города Сигейт, мне будет нелегко убить его.

— Сколько охранников в городе Сигейт прямо сейчас, — небрежно спросил Хань Шо, отщипывая ягоды от грозди винограда. Глядя, насколько невозмутим Хань Шо, Хелен испытывала утешительное чувство безопасности. Это было, словно ей ничего не нужно было бояться рядом с этим демоном.

— Город Сигейт насчитывает 50.000 солдат, но из них только 10.000 элитных солдат. Он сможет избежать прямого боя, только если откроет городские ворота, и поприветствует меня. Хотя я смогу легко победить его после ввода войск в город Сигейт, у меня нет никаких доказательств, что он подбил Феродиса на восстание. Если я пойду против него без веской причины, боюсь, горожане и дворяне подымут шум, — наморщилась Хелен Тина.

Хань Шо продолжал есть виноград. Только после того, как он съел последнюю виноградину и вытер руки о дорогую ткань, он ответил:

— Всё очень просто. Я убью маркиза Кекару и всех его преемников. Ты сможешь воспользоваться предлогом поиска убийцы и взять под контроль город Сигейт. Ты герцогиня герцогства Гелон и обладаешь тридцатью тысячами элитных солдат. С твоей стороны это будет вполне логичный ход. Кстати, под этим предлогом ты можешь обвинить нескольких своих врагов в убийстве Кекару, тем самым, безусловно, поправишь свои дела и упрочишь власть. Я думаю, что Бенедикт Саквелл из герцогства Нарсен является подходящим для этого кандидатом. Что ты на это скажешь?

Хелен Тина много лет находилась в борьбе за власть в герцогстве Гелон и хорошо разбиралась в интригах. Услышав предложение Хань Шо, она мягко улыбнулась, и медленно кивнула.

— Ты прочитал мои мысли. Когда Кекару и его наследники умрут, я смогу с веским основанием взять под контроль город Сигейт. К тому же у меня на примете уже есть идеальный кандидат. Такой план я продумывала во время предыдущих волнений, но посланные убийцы не смогли выполнить свои миссии. Но поскольку ты здесь, я уверена, что наш план удастся.

Как только разговор зашёл об интригах и убийствах, Хань Шо заметил блеск в глазах этой женщины. Ее губы изогнулись в милой улыбке, которая смогла бы соблазнить и пробудить сердце любого мужчины. Даже Хань Шо почувствовал легкое волнение.

Если эта женщина ненавидела человека, она будет добиваться его смерти независимо от цены, которую придется заплатить. Однако, если такая женщина влюбится в мужчину, она будет готова отказаться от всего, лишь бы быть с ним рядом.

Хань Шо уставился на Хелен. Возможно, она уже не ненавидела его всем сердцем, но всё ещё не была в него влюблена. Только когда он полностью влюбит ее в себя, она станет действительно надежным оружием в его руках. В противном случае, он может только навредить себе.

Чтобы покорить такую женщину, необходимо, чтобы сдалось не только ее тело, но и ее ум. Это была долгая и трудная борьба, и Хань Шо прекрасно осознавал ее важность. Он планировал медленно покорить ее сердце и сделать ее своим последователем. Ярким примером этого была Эмили.

Хань Шо легко засмеялся своим мыслям и подвинулся ближе к Хелен, которая лениво откинулась назад. Несмотря на то, что Хелен Тина в панике побледнела, Хань Шо грубо потянул ее к себе за бедра и поцеловал в яркие красные губы. Ее тело источало соблазнительный аромат, и этот аромат сильно возбуждал Хань Шо, как аромат прекрасных вин сводит с ума алкоголика.

Однако к чести Хань Шо, он смог остановиться. Глядя на ее покрасневшее лицо он улыбнулся.

— Прости, я потерял контроль. Ты слишком соблазнительна. Ха-ха, но если я готов сразиться с твоими врагами, я должен же за это получить хоть что-то?

— Ты… Ты гад! Ты просто украл поцелуй! — яростно воскликнула Хелен Тина свирепо глядя на Хань Шо. Изначально она хотела броситься на него и отомстить, но, вспомнив, что это был волк в овечьей шкуре, она смогла только яростно кинуть хрустальный кубок в его голову. Хань Шо словил хрустальный кубок, неторопливо налил туда вина и медленно пошел по направлению к Хелен, которая спряталась в углу кареты.

— Прими от меня эту чашу вина в качестве извинений. Ты знаешь, я нормальный человек и не могу сдержаться при виде такой красивой женщины. Это чудо, что я не пошел дальше, находясь с тобой вдвоём в колеснице. Так что лучше не зли меня сейчас!

Когда Хань Шо отчитывал ее, Хелен Тина чувствовала, как быстро забилось ее сердце, но продолжала со злостью смотреть на него. От смущения даже ее белая шея покраснела, и на самом деле она, как и любая другая женщина, чувствовала себя польщенной, слушая хвалебные речи Хань Шо.

— Хорошо, я возьму его и прощу тебя, но в будущем не буть таким наглым, особенно если вокруг нас будут другие люди, — сказала Хелен Тина, принимая бокал вина из рук Хань Шо.

— Конечно, конечно, когда кто-то будет рядом, ты можешь быть только богиней княжества Гелон! – со смехом пообещал Хань Шо.

Хелен Тина недовольно хмыкнула, а затем резко выражение ее лица стало очень серьезным и она внимательно посмотрела на Хань Шо.

— Итак, ты получил поцелуй, но вскоре мы войдем в город, и в карету может войти даже Кекару. Неужели ты собираешься оставаться здесь?

— Нет проблем, я сейчас уйду! — со смехом ответил Хань Шо. Вдруг, Хань Шо мгновенно оказался рядом с Хелен, и легонько провел языком по ее шее. – Ммм, какая вкусная, — сказал он и тут же вместо него появилось облако серого тумана, которое медленно испарилось из кареты, оставшись незамеченным охранниками.

Хелен Тина была возмущена поступком Хань Шо. Теперь ее шея уже не была такой белоснежной как прежде, а след от его языка жег ее каленым железом. В отвращении она принялась проклинать Хань Шо.

— Проклятый, гадкий мальчишка! Да он настоящий извращенец! Понятия не имею, как мне с ним справиться, когда он покончит с моими врагами!

Спустя несколько минут Хелен Тина прошла сквозь ворота города Сигейт. Стража города была заранее предупреждена о ее прибытии и, конечно, маркиз Кекару тоже был в курсе этого.

В это время он сам находился в здании напротив городских ворот и с хмурым выражением лица слушал своих приближенных.

Его осанка и наряды указывали на благородное происхождение. Внешность его была ничем не примечательна, если не считать глаза, в которых ясно читался острый расчетливый ум.

— Ваша Светлость, Феродис мертв, следовательно, план провалился. Эта злобная сука никогда не отличалась милосердием и вероятнее всего догадывается, что именно вы являетесь подстрекателем и сейчас вы самая главная угроза герцогству Гелон. Ее нельзя впускать в город, иначе вас ждет кровавая месть, — убеждал мэр города Сигейт Кекару.

— Да, отец, эта сука славится своей жестокостью. Если ее армия войдет в город, то мы не сможем одолеть ее. Мы можем использовать оборонительные сооружения, чтобы задержать ее и за это время объедениться с другими дворянами. В противном случае, нас ждет неминуемая гибель.

Сын Кекару, Касега, был одет в сверкающие доспехи рыцаря и также всеми силами отговаривал отца от опрометчивого шага. Но Кекару молчал. Он ходил из угла в угол, а его глаза беспокойно метались по комнате. Казалось, он потерял свое обычное хладнокровие.

— Отец, вам следует поторопиться и принять решение. Вскоре они будут у ворот.

Но Кекару молчал. Время шло, а Касега все более волновался, видя молчание отца.

— Откройте ворота и лично приветствуйте княгиню вместе со мной, — наконец принял решение Кекару.

— Ваша светлость, это может стоить нам жизней, — в страхе запротестовал мэр города.

— Не волнуйся, у нее все равно нет никаких доказательств. Город Сигейт много лет принадлежит мне и жители города на моей стороне. Если она попытается выступить против меня без доказательств, граждане могут поднять бунт. Если же она решится нанять убийц, как в прошлый раз, нам просто следует быть осторожнее.

Кроме того, наше время еще не настало. У нее еще слишком много сил и я далеко не уверен, что мы сможем выйти победителями из этой схватки. Даже если мы победим, это еще более ослабит княжество Гелон, и оно станет самым слабым из семи великих княжеств, — ответил Кекару.

Касега и мэр города были не совсем согласны с маркизом, но зная его упрямый характер, не решились продолжать с ним спор.

Оставить комментарий