Глава 361. Резня.

Армия Хелен медленно вошла в город Сигейт. Кекару тепло поприветствовал гостей и провел их в Южный конец города. Пока колесница Хелен Тины следовала по городу, ее очаровательное лицо становилось все более мрачным.

Раньше, когда Хелен только стала княгиней и навещала город Сигейт, каждый человек стремился приветствовать ее радостными возгласами.

Однако сейчас, даже те, кто случайно попадался на пути, не проявляли никаких признаков уважения. Хелен отклонила предложение Кекару организовать банкет в ее честь, сославшись на усталость. Она боялась, что Кекару мог убить её в своём собственном замке. Кекару был отнюдь не добродушным человеком и вполне возможно, что он может замыслить что-то недоброе именно на банкете.

С другой стороны, Хелен не хотела терпеть косых взглядов. К сожалению, она не могла убить всех только по этой причине.

Кекару провел гостей в поместье, где он принимал высоких уважаемых людей. Это была площадь, на которой расположились 30.000 солдат личной Гвардии Хелен. Хелен была в центре площади и чувствовала себя достаточно безопасно, чтобы спокойно поспать.

Медленно на ночном небе появилась полная луна. У дверей центрального роскошного шатра в карауле стояло 10 охранников. Внутри шатра находилась Хелен в бесконечном одиночестве.

Внезапно, без малейшего дуновения ветерка окна шатра приоткрылись, и внутрь влетело облако серого тумана. Когда занавес вновь закрылся, в тумане показалась хорошо знакомая фигура.

— Ты здесь! — воскликнула Хелен. — Кекару хотел лишить меня власти. До этого он предлагал выйти замуж за его сына Касегу, но я отказалась. Его город никогда полностью не подчинялся моим приказам. Если бы я не была занята гражданской войной в княжестве Гелон, я бы уже давно выступила против него, а не стала бы нанимать тайных убийц.

— Сегодня я навещу его и помогу тебе справиться с этой задачей, — спокойно сказал Хань Шо, словно он говорил о вполне обычном и простом деле.

— Если это возможно, я бы тоже хотела пойти с тобой. Я лично хочу лишить его жизни. Это он убил мою мать. Я ненавижу его!

Присутствие Хелен не входило в планы Хань Шо, и он слегка наморщился, обдумывая новую проблему. Спустя некоторое время он ответил.

— Как ты смотришь на то, если я приведу его к тебе сюда, и ты сама убьешь его?

Хань Шо очень впечатлило заявление Хелен о смерти ее матери. У любого человека есть воспоминания, которые неотступно преследуют его и Хань Шо понимал, что сейчас Хелен говорила именно о таком воспоминании.

Хелен подняла голову и внимательно посмотрела на Хань Шо. Ее взгляд был мутным, словно она глубоко о чём-то задумалась.

— Благодарю тебя, — наконец, после долгого молчания ответила она. — В конце концов, я всё-таки женщина и похоже тоже нуждаюсь в крепком мужском плече. Последние несколько лет меня действительно очень сильно измотали.

Хань Шо улыбнулся и попробовал подойти к Хелен. Увидев, что в ее взгляде не было предупреждения, он продолжил движение. Дойдя до женщины, Хань Шо слегка обнял её, почувствовал её дрожь, погладил по плечу и мягко сказал:

— Не волнуйся, всё будет хорошо. Я не стану задавать вопросов о твоём прошлом, а просто приведу к тебе Кекару.

— Брайан, я не знаю, должна ли я ненавидеть тебя. Когда сегодня мы вошли в город Сигейт, никто не вышел поприветствовать меня. Похоже, в душе они уже не считают меня своей княгиней. Ты главная причина этому, но я всё равно не чувствую в себе ненависть к тебе. Почему, Брайан, почему я не могу ненавидеть тебя? — слабо прошептала Хелен, прислонившись головой к сильному плечу Хань Шо.

— Возможно, ты должна меня ненавидеть, но поверь мне, если ты будешь следовать моим советам, ты не только не сможешь продолжать ненавидеть меня, но и сможешь со временем стать счастливой! — прошептал Хань Шо на ухо Хелен. — А теперь тебе нужно немного отдохнуть. А я пока займусь Кекару.

В эту тихую лунную ночь Хань Шо обнаружил слабость Хелен, но не спешил ею воспользоваться. Вместо этого он оставил ее в одиночестве и, молча покинул шатер, незаметно приближаясь к замку Кекару.

Сейчас единственной целью Хань Шо была Хелен. Пока она оставалась княгиней княжества Гелон, он сможет тайно контролировать все ходы этого княжества. В нужное время в нужном месте это княжество может стать клином, который расколет альянс семи великих герцогств, что принесет огромную пользу. Несмотря на то, что Хелен была княгиней, она оставалась женщиной. Самым надежным способом завоевать сердце женщины были властные поступки днём и нежные ласки ночью. Это сочетание смертельно для женщины. Хелен очень была нужна Хань Шо, и он не жалел времени, чтобы приучить ее к себе, чтобы ее княжество находилось его руках.

В глубине замка Кекару существовала секретная комната, которую ревностно охраняли солдаты. С утра в этой комнате было три человека и ночью они собрались вновь.

— Отец, почему эта женщина находится в городе Сигейт? Необходимо убить ее прежде, чем она уйдёт. В противном случае, я боюсь, что у нас не будет другой возможности.

— Ваша светлость, я боюсь, это действительно наша единственная возможность. Если она вернется в город Гелон, нам будет трудно достать её, — также советовал помощник Мори.

Кекару внимательно посмотрел на обоих.

— Я всё это знаю и сам. Но ее охраняет 30.000 элитных солдат, и убить ее будет совсем непросто.

— Отец, но она не находится под охраной круглосуточно. Нам нужно только найти способ, чтобы она осталась одна и тогда будет нетрудно убить её. К тому же, нужно будет придумать разумное оправдание, — продолжал настаивать Касега.

— Ваша светлость, насколько я знаю, молодой господин Касега сватался к миледи Лиджем из семьи Галилео. Можно воспользоваться этой возможностью и устроить брак в ближайшие два дня. Так как княгиня будет находиться в городе, у неё не будет оправданий, чтобы не явиться на банкет и не выразить свои поздравления. К тому же она не сможет привезти на свадебный банкет 30.000 охранников, и мы сможем воспользоваться этой возможностью. Что вы об этом думаете? — с блеском в глазах предложил мэр Мори.

— Дядя Мори, а ты неплохо всё придумал! — радостно улыбнулся Касега и повернулся к отцу. — Отец, что ты об этом думаешь?

Кекару продолжал размышлять и спустя некоторое время медленно кивнул.

— Это действительно может быть нашим единственным шансом. Тем не менее, нам нужно быть очень осторожными и внимательно всё предусмотреть. Действовать нужно только тогда, когда будем полностью уверены в успехе. Это женщина не так проста. Много лет назад мы подчистую вырезали клан ее матери, но ей удалось скрыться. Все эти годы она никогда не показывала своей ненависти, хотя точно знала, что мы виновны в смерти ее матери.

— Я бы хотел убить ее так же, как мой отец убил ее мать. Это женщина оскорбила нашу семью, отвергнув моё предложение о браке. Затем ее изнасиловал неизвестный мужик. Теперь эта грязная женщина не может занимать такую высокую должность в герцогстве! — злобно рассмеялся Касега, всё ещё оскорблённый отказом Хелен.

— Мы можем только схватить ее, но не смеем коснуться даже пальцем. Я пообещал Бенедикту Саквеллу руку Хелен и, в конце концов, будет нелегко справиться с тридцати тысячной армией. Нам всё равно потребуется помощь Бенедикта Саквелла, — напомнил Кекару Касеге.

— Дорогой отец, но ведь я могу с ней пошалить, не так ли? Тем более это ее не первый раз. Поэтому когда Бенедикт Саквелл получит ее, он ничего не сможет доказать. К тому же эта женщина всегда была как богиня, и я давно хотел попробовать её на вкус. Отец, пожалуйста, позволь мне попробовать ее! — умолял Касега, видимо уже воображая сцену любви с Хелен.

Кекару обожал своего единственного сына и знал, что после того как Хелен отвергла его, он до смерти затрахал трех горничных, прежде чем успокоился. Однако он всё-таки немного помедлил, а затем кивнул.

— Благодарю тебя, отец! Ха-ха-ха, я хорошо развлекусь с этой сучкой! — дьявольски улыбнулся Касега и хихикнул. На его лице явно читались все его пошлые фантазии.

Мэр города Мори жадно облизнул губы и нервно хихикнул. Его фантазия также нарисовала ему извращенные сцены, но он понимал, что существуют вещи, о которых ему не позволено даже мечтать, поэтому он даже не пытался просить о том же.

Пока все трое заговорщиков представляли свое счастливое будущее, из-под земли появился странный звук. Эта тайная комната находилась под землей и была усилена толстыми железными пластинами, которые быле непроницаемы для атаки клинков, мечей и магии. Это было безопасное убежище, в котором Кекару обсуждал свои коварные планы.

Учитывая это, здесь не могло появляться подобных звуков, и поэтому все трое были удивлены. Между тем, странный звук постепенно усилился и первым в себя пришёл Кекару, который воскликнул:

— Убийцы!

С этим криком он бросился к механизму открытия двери, пытаясь предупредить охрану. Касега достал рыцарский меч и внимательно смотрел себе под ноги, готовый нанести смертельный удар каждому, кто здесь появится. Раздался громкий лязг и сквозь землю проникли дуги в форме диска. Диск был настолько толстым, что сквозь отверстия было видно железную пластину, которая защищала укрытие. В тоже время из этого отверстия появился Хань Шо, который с большим трудом с помощью демонического меча проделал это отверстие.

Ему понадобилось около 10 минут, чтобы справиться с железной пластиной, мысленно проклиная тех, кто ее создал. Защищаясь демоническим мечом от атаки Касеги, Хань Шо превратил рыцарский меч в груду металла. В тоже время одна из его рук превратилась в кровавый фарш.

Касега в ужасе завопил, a Хань Шо, внезапно, выбросил вперед демонический меч, который приковал левую руку Кекару к стене. Он уже не мог бежать дальше и с этого места он не мог дотянуться до механизма открывания двери. Демонический меч крепко держал его руку, пригвожденную к стене.

— Черт побери, кто ты такой? Кто тебя сюда пустил? — закричал Кекару, глядя на Хань Шо. Его левая рука была пригвождена к стене демоническим мечом, а по стене струйкой стекала свежая кровь. От жуткой боли слезы наворачивались на его глазах.

— Моя рука, о Боже, моя рука! — завывал Касега. Его правая рука была разорвана на куски, а оттуда также струйками текла кровь.

— Чье свиное рыло собиралось попробовать мою женщину? — фыркнул Хань Шо, не обращая внимания на завывание отца и сына. Затем он обернулся к перепуганному мэру и спросил: — Помимо трех сыновей старого Кекару, пяти его дочерей и сорока семи других родственников есть ли кто-либо в замке, кто может претендовать на титул маркиза?

— Нет! – заикаясь, ответил Мори, глядя на ухмыляющегося Хань Шо. Затем он трусливо поклонился и залепетал: — Я не с ними, не убивай меня. Я невиновен.

— Я полагаю, мы никого не можем упустить, — пробурчал Хань Шо себе под нос. Он схватил мэра за горло одной рукой и сказал: — Вы придумали очень интересно смертельную ловушку, но, несмотря на то, что я вас не боюсь, я не могу сохранить вашу жизнь!

Затем он сделал лёгкое движение рукой и послышался громкий хруст. Мэр города стоял спиной к Кекару, и его поза нисколько не изменилась, но Кекару увидел, что его шея была сломана.

Оставить комментарий