Глава 366. Как же вы хотите меня испытать?

— Ты уже пришел сюда, поэтому и не пытайся сбежать! – со злобной усмешкой улыбнулся Хань Шо и выпустил демонический меч вместе с заклинанием Кровавого сияния десяти тысяч мечей.

Демонический меч выпускал один за другим кроваво красные лучи света, которые понеслись в сторону темного эльфа Сайкона. Когда Сайкон увидел, как острый клинок выпускает множество разящих лучей, то стал бежать еще быстрее.

Кровавое сияние десяти тысяч мечей неотступно следовало за Сайконом, а летящие с купола камни затрудняли его отступление.

Когда пара молоденьких темных эльфов увидели Сайкона, убегающего от роя острых лучей, то в спешке бросились защищать его. Мужественно они встали перед ним, нисколько не заботясь о собственной безопасности, но они не представляли никакой угрозы для красных лучей, которые моментально порубили молодые тела темных эльфов в фарш.

Теперь Сайкон воочию увидел мощь кроваво-красных лучей, и скорость его отступления еще более увеличилась. Хрустальный шар, который Сайкон продолжал держать в руке стал испускать туманный свет, который образовал защитный экран, используя силу богини зла Роуз. Защитный экран был тонкий, словно крыло бабочки, и, поддергиваясь, висел в воздухе.

Красные лучи принялись атаковать защитный барьер, стремительно кромсая тысячи тонких нитей, из которых он был соткан. Вскоре защитный экран с треском разлетелся на мелкие кусочки, но это время позволило Сайкону выскочить из пещеры. Его спина была мокрой из-за холодного липкого пота.

Сайкон понял, что хотя он прожил уже несколько сотен лет, у него нет сил тягаться с Хань Шо. Чем старше ты становишься, тем сильнее становится страх смерти, и Сайкон не был исключением. В тот момент, кода он почувствовал силу Хань Шо, он отбросил любую мысль о соперничестве с ним, и сейчас во весь опор несся к фиолетовому шатру.

— Владычица, простите меня, но этот молодой некромант невероятно силен! Я не только не смог схватить его, но и вынужден был спасаться бегством! – дрожащим голосом отчитывался Сайкон, стоя перед фиолетовым шатром.

— Идиот! Если не можешь победить молодого некроманта, то ты зря прожил все свои годы! – рассердилась Адель, которая до этого весело улыбалась.

Внезапно, из-за полога шатра показались длинные гибкие щупальца и крепко схватили Сайкона. Эти щупальца были прочнее металла, несмотря на свою гибкость, и крепко сжимали конечности темного эльфа до онемения. Дыхание Сайкона стало прерывистым, а вены стали трещать от высокого давления.

Окружавшие шатер старейшины беспомощно смотрели на Сайкона, а их сердца сжимались от страха, когда он видели, как щупальца до крови впиваются в кожу Сайкона. Сайкон был любимчиком Адель, но никто не посмел просить о пощаде. Женщины, они такие. Стоит хоть немного не угодить им, как они обрушат на тебя весь свой гнев, поливая землю твоей кровью.

Сайкон чувствовал, как боль пронзает его кости, но щупальца так сильно сдавливали его, что он даже не мог кричать от боли. Ему оставалось только тихо вхлипывать, но он все еще не осмеливался просить о пощаде.

Услышав всхлипывания Сайкона, Адель холодно фыркнула, нарушая невыносимое молчание. Затем черные щупальца скрылись под пологом шатра.

Обессиленный, Сайкон рухнул в лужу собственной крови и принялся радостно бубнить:

— Благодарю тебя, владычица, благодарю за ваше милосердие!

Из-за полога показалась рука фиолетового цвета. Один вид этой бескостной руки заставил всех вокруг засуетиться. Затем полог раскрылся, и оттуда показалась прекрасная женщина. Она была ходячей катастрофой, сводя все живое вокруг себя с ума.

Тело женщины было экзотического зеленого цвета, длинные, изумрудные волосы и остренькие ушки указывали на ее принадлежность к эльфийской расе. Это была прекрасная фея. Ей достаточно было просто стоять перед мужчиной, не говоря ни слова и не двигаясь, а он уже желал ее. Ее взор был для мужчин самым крепким алкоголем. Он манил и очаровывал. Каждый, кто ее видел, изнемогал от желания обладать этим телом.

Владычица темных эльфов, Адель, без сомнения, была очаровательной, кокетливой, опасной красоткой. Одной своей улыбкой она могла отправить одержимого в вечность.

Глубоко вздохнув, Адель подошла к Сайкону. Фиолетовое платье соблазнительно облегало ее изгибы.

— Как же я могу убить тебя? – беспомощно сказала она. – В течение многих лет только несколько из вас все время были рядом со мной, даря мне малый намек на радость, когда я находилась в заточении в этом темном мире. Конечно, изначально, вы не блистали талантами, но прожив столько лет, неужели вы не могли набраться достаточно мужества и стать более уверенными в себе?

Сайкон молчаливо выслушивал порицания Адель, по-прежнему дрожа в луже собственной крови. Адель внимательно посмотрела на него, глубоко вздохнула, одним своим вздохом выражая все свое огорчение о постигшей их неудаче. Внезапно она резко подняла голову и громко закричала в сторону красновато-коричневой горы, которая была обителью ящеров:

— Эй, некромант, давай-ка выходи, поболтаем!

Этот зов образовал тысячу звуковых волн, которые смогли проникнуть во все расщелины горных туннелей, доходя да центрального убежища в горе. Даже если бы Адель не использовала свои душевные силы, чтобы усилить громкость своего зова, Хань Шо все равно бы услышал ее благодаря двум мистическим демонам, которые постоянно наблюдали за ней.

Вызывая Хань Шо, Адель использовала человеческий язык, затем она обратилась к темным эльфам на эльфийском языке. Темные эльфы, которые всеми силами пытались проникнуть в пещеру, внезапно прекратили свои попытки и мгновенно отступили. Хань Шо с удивлением наблюдал, как быстро им удалось это сделать. Благодаря мистическим демонам Хань Шо наблюдал, как темные эльфы отходят от горы, скорее всего, следуя приказу Адель.

Нахмурив брови, Хань Шо покинул пещеру, но не стал отходить слишком далеко. Несколько ящеров, которые отслеживали действия Хань Шо, тут же доложили об этом лидеру ящеров и тот сразу же приказал всем остальным ящерам следовать за Хань Шо. Вскоре лидер ящеров уже стоял за Хань Шо вместе со всем своим народом.

Когда Хань Шо вышел из пещеры, он увидел владычицу темных эльфов, Адель. Красота Адель, которая всех сводила с ума, на мгновение ошарашила Хань Шо, однако его сила воли была достаточно сильной, чтобы не повестись на этот трюк.

— Итак, я здесь, — спокойно сказал он. – О чем же вы хотели поболтать?

— Хе-хе, большой ящер… он же уже ушел, не так ли? – мягко улыбнулась Адель, и ее приближенные судорожно сглотнули.

— Да, он действительно покинул это место, — не стал скрывать правды Хань Шо. – Я не могу сказать, когда он вернется, но даже если его не будет здесь долго время, я все равно буду защищать ящеров. Если у вас есть намерения поработить их, то можете продолжать пытаться это сделать.

Судя по всему после многочисленных пробных атак, сегодня Адель решила нанести решающий удар, поняв, что Дагасси ушел. Но неожиданно появился Хань Шо, который принялся защищать ящеров.

— Пытаться? – рассмеялась Адель. – Неужели ты надеешься в одиночку противостоять мне без помощи большого ящера?

— Можно попытаться, — равнодушно пожал плечами Хань Шо и внимательно посмотрел на Адель. – Может, вы хотите испытать меня?

— Конечно, я бы хотела испытать тебя. В конце концов, ты заставил Сайкона спасаться бегством. Это явно указывает на то, что ты необычный человек. Только скажи мне, сколько тебе лет? Я верю, что возраст все-таки ограничивает мощность человека, и к тому же я не верю, что ты можешь помешать нам покорить подземный мир, — уверенно улыбалась Адель.

— Это пустой разговор, — пожав плечами, сказал Хань Шо. – Как же вы хотите меня испытать? Я готов принять любое ваше предложение. Я даже согласен выйти с вами один на один!

Несмотря на то, что на стороне Хань Шо были ящеры, а также бесчисленное множество нежити, Хань Шо не был уверен в собственных силах против Адель. Кроме того, силы одной Адель было достаточно, чтобы остановить Хань Шо, к тому же за ней была дюжина красивых темных эльфов, которые прожили уже столько, что их нельзя было сбрасывать со счетов.

Но на самом деле Хань Шо не верил, что Адель будет с ним биться до смерти только чтобы победить ящеров, поэтому он не только без опасений предложил ей биться, но и даже с усмешкой поглядывал на нее.

Оставить комментарий