Глава 393. Пример для подражания

Толстые острые когти старого демона уже маячили перед самым носом Кроули. Но услышав, что он признал свое поражение, Хань Шо приказал остановиться. Вся армия нежити тут же застыла, тем самым демонстрируя, какая сила таится у Хань Шо.

Несмотря на то, что Кроули был высокомерен и тщеславен, он все же соблюдал правила боя один на один. Когда он понял, что с легкостью может победить Хань Шо, то не стал увеличивать мощность Сферы Разрушения. Это вызвало у Хань Шо уважение к сопернику, и впоследствии, после того как Кроули сдался, Хань Шо остановил атаку армии нежити.

Кроули нервничал, видя перед собой старого демона, но после продолжительных чар Хань Шо, вся нежить внезапно исчезла. И только после того, как последний демон исчез, Кроули перевел дыхание.

— Мистер Кроули, ваша сила чрезвычайно мощна. Я считаю, что большинство гранд магов не готовы состязаться с вами. Но если Мистер Кроули заинтересован в поединках, я могу порекомендовать Третьего Принца Лоуренса, он не нанесет большого ущерба, — прошептал Хань Шо, подходя к темному магу Кроули после того, как отправил всю нежить обратно в их мир.

Сила Кроули была действительно огромной. Ведь магов, которые могли бы стать великими магами в Империи Ланселота, было не так много, но у всех них был большой потенциал. С тех пор как Кроули вернулся из своего путешествия по разным мирам, он несомненно хотел получить большего признания в империи. Это была цель любого мага. Этого же желал и Лоуренс, поэтому Хань Шои предложил устроить поединок от его имени.

Кроули прекрасно понимал всю тонкость ситуации Империи Ланселота, но старался не подавать виду, что ничем помочь не может. Лоуренс был незаконнорожденным ребенком Его Величества, поэтому не обладал особым почетом. Но если Кроули сразится с Лоуренсом, неизвестно, чем это обернется для него, так как неизвестно, кто станет приемником короля.

— Мистер Кроули, я знаю, чего вы опасаетесь. Однако некоторые вопросы не решаются только слухами. Хе-хе, вы даете время Лоуренсу, также даете его и себе. Вам стоит взвешенно подойти к выбору силы и сделать этот выбор в течение следующих дней, – видя молчание Кроули, Хань Шо улыбнулся.

— Хорошо, только ради графа Брайана я обдумаю это предложение, — Кроули считал, что в предложении Хань Шо скрыты его личные мотивы, и поэтому он колебался с ответом.

Хань Шо кивнул и с улыбкой ответил:

— Уверен, в будущем вы будете гордиться принятым сегодня решением!

Хань Шо тут же покинул поле для поединков, без дальнейших объяснений, не обращая внимания на недоуменные взгляды толпы и приветственные возгласы учеников некромантии. Сначала он издалека кивнул в сторону Эмиса и Декана Эммы, дабы засвидетельствовать свое почтение, после направился к классному руководителю группы некромантии Фанни и с улыбкой ей сказал:

— Учитель Фанни, продолжайте набор учеников.

Фанни засмущалась, когда увидела, как проходящий мимо Хань Шо осматривает ее с ног до головы, и поспешно произнесла:

— Пойдемте, больше здесь нечего делать. У нас остались еще дела.

Когда Хань Шо и Фанни уходили с поля поединка, Эмис, не отводя взгляда, следил за каждым движением Хань Шо. Только после того, как Хань Шо скрылся из вида, он что-то забормотал себе под нос, как будто что-то обдумывал:

— Этот юнец ведет себя как Казанова. А эта учительница… мне кажется, что я ее откуда-то знаю …

Декан Эмма посмотрела на Эмиса, который, глубоко ушел в себя, а на его лице застыла гримаса удивления. Кто мог знать, что Эмис такой проницательный, и начнет вспоминать, просто увидев Фанни. Глубоко задумавшись, Эмма оцепенела от ужаса, ведь, как один из трех тяжеловесов, точно как Кандид, Эмис действительно неумолим.

— Хорошо, здесь больше нечего делать, и я, пожалуй, пойду. О, Эмис, можешь прогуляться вокруг, осмотреться, мне кажется, ты уже очень давно не навещал свою альма-матер, – неожиданно сказала Эмми, видя, как Эмис о чем-то напряженно думает, и не дожидаясь, когда он, наконец, поймет, кто же такая Фанни.

Как один из трех тяжеловесов Темной Мантии Империи, Эмис знал секреты каждого знатного человека, даже семья Фиренце на южной границе империи не была исключением. Просматривая множество материалов, Эмис когда-то видел информацию, относящуюся к семье Фиренце. Тем не менее, Фанни была намного моложе тогда, и Эмис видел только пару фотографии. Для него было в порядке вещей чувствовать кого-то, даже если он увидел его однажды на фото несколько лет тому назад. Его память была уникальна.

Ход мысли Эмиса был нарушен словами Эмми. Он не стал продолжать размышления и вместо этого грациозно улыбнулся и ответил:

— Декан, можете заниматься своими делами, я еще немного прогуляюсь и скоро уеду.

Эмма улыбнулась и кивнула, полоса белого цвета промелькнула, как только она исчезла. Когда Эмма ушла, Эмис посмотрел на Кроули, который вышел из поля битвы. Неожиданно он сказал:

— Мистер Кроули, лучше всего, если вы внимательно отнесетесь к тому, что только что сказал Маркиз Брайан. Хе-хе, как одноклассник, я надеюсь, что вы сделаете правильный выбор.

— Мар… Маркиз? — Кроули, который все еще ощущал горький вкус поражения, поднял голову и сказал, что единственным, кто с ним сегодня заговорил, был Эмис.

Размышляя над словами Эмиса, он не мог не быть подозрительным.

— Да, маркиз Брайан! Только сегодня Его Величество официально провозгласила Брайана Маркизом. Разные города и города в округе Бреттель-Сити, включая несколько бандитских районов, которые он оккупировал, — теперь земли Маркиза Брайана. Кроме того, я боюсь, что никто из равных по силе ему великих магов не смог бы победить его. В том, что вы проиграли ему, нет ничего унизительного, вы не должны предавать этому большое значение. Вместо этого вы должны серьезно подумать о том, что он сказал вам. Я высказал вам свое мнение, дальше — дело ваше! – Эмис с улыбкой раскланялся и, не дожидаясь ответа Кроули, ушел с двумя мастерами-мечей.

— Маркиз, он на самом деле уже маркиз! — пробормотал про себя Кроули, и тут его глаза засияли — ему пришла отличная мысль. — Это Эмис — рука Тьмы Его Величества! И, конечно же, он в курсе некоторых нюансов. Похоже, что после возвращения в школу я обрел не только поражение, но и еще кое-что. Надо хорошенько подумать об этом всем.

В то время как Кроули размышлял, к какой власти он должен присоединиться, Хань Шо и Фанни уже достигли кафедры некромантии. При Хань Шо набор учащихся прошел без инцидентов. В конце концов, более пятидесяти студентов присоединились к кафедре некромантии. Среди них было более десяти, у которых была отличная умственная сила, значительно превосходящая другие навыки.

— Это здорово. Согласно правилам нашей академии, если число студентов на кафедре больше ста, кафедра может стать полностью независимой. Фанни, после сегодняшнего набора у нас уже числиться сто тридцать два учащихся, и теперь есть все основания заявить, что декан может смело выйти из-под влияния отделения Темной Магии, – складывая документы в отдельную пачку, Джин от души засмеялся.

Когда Фанни услышала заявление Джина, она просияла и довольная сказала:

— Правильно. Наша кафедра некромантии теперь может стать полностью независимой и больше не быть частью отделения Темной Магии. Это не должно стать проблемой!

— Превосходно, у меня уже давно было много учащихся, желающих перейти на нашу кафедру. Впредь нам больше не нужно подчиняться отделению Темной Магии. Наша кафедра некромантии теперь будет независимой, а не филиалом другого факультета! – взволнованная Лиза громко воскликнула.

Голос Лизы был чрезвычайно громким, разнося эхо по округе. Отделение Темной Магии находилось невдалеке, и Архимаг Део отчетливо слышал громкие слова Лизы. Впрочем, Хань Шо сейчас на кафедре, и Кроули только что был побежден Хань Шо. Кроме того, Део узнал от Кроули, что Хань Шо стал Маркизом. Все эти факты вкупе напугали Део. Хотя он был рассержен, но не посмел возражать.

В окружении одобрительных возгласов два инструктора кафедры некромантии, Фанни и Джин, провели новичков для оформления требуемых процедур. Когда они дошли до главного корпуса своей кафедры, Джин взял на себя ответственность за ответы на все вопросы, а Хань Шо прошел вместе с Фанни, чтобы кратко рассказать о практической сути некромантии, а также помочь развеять сомнения в правильности выбора студентов.

Изучив магию некромантии до уровня великого мага, теоретические и практические знания Хань Шо значительно превосходили Фаннины. Его понимание магии некромантии было гораздо глубоким. Многие вопросы, которые Джин и Фанни не могли объяснить, для Хань Шо не составляли особого труда.

Вскоре, после завершения всех своих дел, Джин присоединился к ним. У Джина тоже был вопросы к Хань Шо, которые давно его мучали, но он не мог найти ответов. В корпусе некромантии царила гармония, а присутствие Хань Шо вселяло надежду как новеньким, так и студентам старших курсов.

Казалось, что той маленькой непопулярной кафедры некромантии больше не существовало. С астрономическим подъемом Хань Шо в рядах Империи кафедра некромантии тоже стала постепенно приобретать вес, теряя зависимость от отделения Темной Магии.

И только когда стемнело, по указанию Фанни и Джина все разошлись по своим комнатам. После того как Джин тоже ушел, Лиза немного помедлила и спросила Хань Шо:

— Брайан, если ты мне будешь нужен, я смогу тебя найти в твоей резиденции?

— Конечно, если ты свободна, то можешь прийти и увидеться со мной в любое время. Хе-хе, конечно, я не всегда сижу в своей резиденции. Если ты не сможешь меня найти, пожалуйста, не обижайся, – с улыбкой ответил Хань Шо.

— Хи-хи, Учитель Фанни, Брайан сейчас суперзвезда, нужно внимательно следить за ним! — Лиза радостно улыбнулась и, уходя, скорчила смешную гримасу Фанни.

После того как Лиза ушла, очаровательное лицо Фанни залилось румянцем. Она ласково посмотрела на Хань Шо и сказала:

— Брайан, спасибо, я не ожидала, что ты придешь сегодня.

— Я как раз был свободный, поэтому неважно, какое значение все это имеет. Если ты действительно хочешь поблагодарить меня, то не должны выражать это просто словами. Я вообще предпочитаю, чтобы люди проявляли себя через свои поступки, – ответил Хань Шо и громко рассмеялся.

Фанни сердито посмотрела на Хань Шо, колеблясь. После этого она прошептала:

— В таком случае, как ты хочешь, чтобы я тебя отблагодарила?

Неожиданно Хань Шо уже стоял перед Фанни. Она опустила голову, так как румянец уже играл на ее лице, плавно распространяясь на шею. Он указал пальцем на ее губы, посмеиваясь, и сказал:

— Возьми хоть раз инициативу в свои руки и поцелуй меня, это и будем считать выражением твоей благодарности!

— Ты, ты, как непослушный ребенок. Ты уже стал Маркизом, но почему в душе все такой же мерзавец! — Фанни покраснела, не в силах сопротивляться настойчивости Хань Шо.

В это же время она кокетливо обиделась.

— Пойдем, кто просит Учительницу быть такой красивой и соблазнительной. Хе-хе, ты завоевала мою душу. Если я не буду флиртовать с тобой, то с кем мне тогда это делать! — Хань Шо, не раздумывая, потянулся губами к Фанни, при этом удерживая ее.

Сейчас Фанни была в хорошем настроении, и кроме того, ей тоже нравился Хань Шо. Она пыталась увильнуть, но все же не смогла сопротивляться Хань Шо. Краснея, она легко прикоснулась к его губам. Как только Фанни попыталась отстраниться, Хань Шо прижал ее крепче и по-настоящему поцеловал. Как и ожидал Хань Шо, она ответила на его поцелуй, вызывая у Хань Шо беззаботные и захватывающие эмоции. Его руки бесцеремонно начали перемещаться по красивому телу Фанни.

Во время поцелуя ее тело было жарким, она тихонько постанывала, но внезапно оттолкнула Хань Шо, чтобы перевести дух. Все еще покрасневшая, она отошла от Хань Шо, пытаясь успокоить свое дыхание.

Она нежно произнесла:

— Брайан, мой отец скоро прибудет в Оссен-Сити. Если ты не встретишься с ним и в этот раз, он сказал, что будет вести свои войска, чтобы напасть на Бреттель-Сити!

Услышав это, Хань Шо внезапно протрезвел, словно на него вылили ведро холодной воды. Его лицо сразу стало серьезным, и он спросил Фанни:

— Ты сказала своему отцу, кто я?

Кивнув головой, Фанни поспешно объяснила:

— Он постоянно спрашивал и даже наводил справки. Я только сказала ему, что когда узнаю обо всем, то не буду от него ничего скрывать. Кроме того, ты плохо знаешь моего отца, он не шутит. Мой отец способен на многое.

— Я знаю, твой отец — настоящий лорд в глазах людей на южной границе Фиренце Ревущего легиона? — ответил Хань Шо, глубоко вздохнув, прежде чем взглянуть на Фанни.

— Как, как ты узнал? Когда ты узнал об этом? — Фанни была шокирована и слегка занервничала.

— Несколько дней назад. Когда я только вернулся из Бреттель-Сити, Декан Эмма сказал мне, — Хань Шо честно ответил Фанни и с неохотой добавил. — Хорошо, когда приедет твой отец, я встречусь с ним.

Хань Шо знал, что при происхождении Фиренце и в свете его отношений с Фанни избежать встречи не получится. В настоящее время на Хань Шо уже сильно давили Эмили и Фиби. Он не знал, о чем они говорили между собой. Добавляя Фанни в эту сложную схему… как только они узнают друг о друге…. он не знал, к чему это приведет.

Эмили была невесткой семьи Беттеридж. Ее старший брат Эмис был одним из трех тяжеловесов. Далее, Фиби был священным фехтовальщиком Карелом, в то время как отец Фанни, Фиренце, был известным безумцем, человеком, которого не хотелось провоцировать. Хань Шо постоянно думал над этой проблемой, так как необходимо все учесть, когда его разоблачат.

— Не волнуйся, мой отец относится ко мне хорошо, он ничего не сделает тебе. Кроме того, ты можешь просто быть тем человеком, который понравится моему отцу. Хе-хе, тебе не нужно беспокоиться, — Фанни подумала, что Хань Шо беспокоится о ее отце, поэтому она не могла не рассмеяться, объясняя свою точку зрения.

Хань Шо горько улыбнулся и сказал:

— Хорошо, я понимаю. Уже поздно, я должен идти.

— Хорошо, я сообщу тебе, — когда Фанни услышала, что он не против встретиться с ее отцом, ее настроение заметно улучшилось.

Она весело пошла провести Хань Шо. Краснея, она поднялась на цыпочках и нежно поцеловала его в щеку.

После поцелуя от Фанни Хань Шо принял для себя решение. Независимо от того, что произойдет в будущем, до тех пор, пока Фанни хочет быть с ним, он будет с ней, несмотря ни на что. Если не найдется обоюдного мирного решения, то он вынужден будет применить силу.

Хань Шо тем самым успокоился и больше не мучил себя, решив решать проблемы по мере их поступления. Он разговаривал и смеялся с Фанни, когда они выходили из академии.

— Хорошо, я пошел, — Хань Шо обернулся и улыбнулся Фанни, прежде чем отправиться обратно в свою резиденцию.

После того как Хань Шо ушел, Фанни вернулась на кафедру некромантии в полном одиночестве. По пути шел Эмис и увидел Фанни. Когда он снова ее увидел, чувство привычки одолело его. Он сдвинул брови, наблюдая, как Фанни исчезает вдалеке. После короткого размышления Эмис внезапно тихо забормотал:

— Неужели это действительно была дочь этого сумасшедшего!

— Господи, что случилось! — спросил один из мастеров-мечей рядом с Эмисом.

— Нет, ничего страшного. Пойдем, давай быстро вернемся к Темной Мантии, у меня есть кое-какие дела, — ответил Эмис и быстро зашагал прочь.

Оставить комментарий