Глава 402. Отрезанный язык

Нечто, ростом более двух с половиной метров, целиком состоявшее из белых костей, которые беспорядочно раскачивались, медленно шло по туннелю.

Это было создано только из костей, которые были такими же острыми, как копья. Кости раздувались, как цветущие бутоны цветов, перекрывая полностью узкий проход. С каждым его шагом плотная аура смерти распространялась на всех встречных, предупреждая, что она не принадлежит этому миру.

Как нежить высокого уровня, у костяного демона был ряд запретов, чтобы войти в этот мир. Он нес с собой смертельную ауру, которая источала опустошение и отвращение ко всему живому в этом мире. Так как существо обладало интеллектом, оно ощущало страх присутствующих перед ним.

Когда костяной демон достиг входа в пещеру, сила запрета заставила его остановиться. Он вынужден был обуздать в себе желание убивать всех на своем пути. Он боролся с собой изо всех сил, так как его договор с заклинателем был выше всего, он понимал, что хозяин может отозвать его в любую минуту, и с этим он не мог ничего поделать.

В тот момент, как все взоры были прикованы к Асе, огромный костяной демон уже перекрыл собой вход в туннель. За спиной демона, чье «тело» полностью было покрыто костяными копьями, раздался громкий звук тяжелых шагов, которые отдавались в каждом сердце присутствующего.

Демон тяжело дышал, некоторое время спустя за ним стали видны блики огненных шаров, казалось, его окружали светляки, которые становились с каждым его шагом все ближе и ближе. Вскоре костяного демона окружил плотный свет, и все увидели несколько огромных рыцарей, освещаемых огнями, которые также перекрыли проход.

И каждый, кто находился в пещере, осознал, что единственный выход из пещеры был перекрыт. Единственным способом покинуть пещеру оставалось убийство демона и злых рыцарей. Но никто не знал, не скрывается ли еще армия нежити за спиной уже стоящих?

Все происходило в небольшой пещере: если бы тут было огромное количество нежити и на их стороне не было бы светлого мага, проще было бы достучаться до небес, чем выжить в этой передряге. Пока они мысленно решали задачу, они увидели, что нежить не собиралась входить в пещеру, и это их немного приободрило. Это заставило их повернуться к Хань Шо.

Хань Шо освободил Транка от цепей и наложил на раны целительные мази. Даже гнойные раны быстро стали заживать. В течение всех действий лицо Хань Шо было страшным от гнева.

— Граф Брайан, не лезь не в свое дело. Спасая Транка, ты станешь врагом трех наших держав солнечной долины. Хорошо подумай над этим! – пробормотал Трулла, собирая все свое мужество, чтобы сказать это Хань Шо под пристальным взглядом каждого.

Хань Шо ничего не ответил, он даже не повернул голову в сторону Труллы…

Он положил правую руку на спину Транка, и черные лучи пронзили его тело. Почти безжизненное тело Транка вновь ощутило прилив сил.

Транк чувствовал, как жизнь возвращается к нему. Сдерживая ненависть, он резко повернулся и слабо крикнул: — Аса, я убью тебя! Я не оставлю тебя в покое, даже после смерти!

Архимаг Аса отчетливо услышал внутри себя каждое слово, произнесенное слабым голосом. Его лицо стало белым, как лист бумаги, а пальцы крепко сжали посох. Его глаза светились от ярости, когда он обернулся. Но когда он увидел сверкающие глаза костяного демона и армию злых рыцарей, он быстро отвернулся.

После крика, Транк начал медленно приходить в себя. По мере того, как к нему возвращалась сила и жизненная энергия, он тяжело открывал глаза. И первое, что он увидел, было мрачное лицо Хань Шо.

Эта картина очень взволновала Транка. Его губы растянулись в кривую улыбку, сухие губы медленно прошептали: — Брайан, ты пришел.

Хань Шо кивнул и сказал: — Я немного опоздал, тебя тяжело ранили.

— Я не мертв, так что еще не поздно! Пока я не мертв, у меня все еще есть надежда отомстить. Даже если бы мои руки и ноги были отрезаны, по крайней мере, у меня все еще есть зубы, я хочу пожирать этих тварей!!! – его голос не был громким, но вражда в нем заставляла всех чувствовать бесконечный холод.

Находясь вдалеке, Аса все же почувствовал холод всем сердцем. Его глаза быстро забегали, взгляд уперся в Труллу. С другой стороны, Трулла бессловесно обменивался мнениями с людьми из наемников Каира. Противоречия между тремя силами перестали иметь значение, все предельно ясно понимали, что необходимо делать, когда сталкиваются с общим врагом.

Хань Шо не предавал значения происходящему вокруг, он был сконцентрирован на Транке. Только после того, как Транк закончил говорить, Хань Шо произнес: — Не волнуйся, ты съел пилюлю Возрождения, даже если твои сухожилия перебиты, я могу восстановить тебя прежнего!

— Гилберт, быстро иди сюда и помоги мне с Транком! — крикнул Хань Шо куда-то за спину недавнего пленника. Грохочущий звук можно было услышать из-под земли, через долю секунды темный дракон Гилберт вырвался наружу.

Когда мистический демон обнаружил, что Транк страдает от бесчеловечных пыток, Хань Шо немедля приказал Гилберту с максимальной скоростью, но незаметно, приблизиться из-под земли, в то время как он вызвал нежить, чтобы блокировать единственный выход из пещеры. Когда Хань Шо пробрался к месту пыток, темный дракон Гилберт оставался в подземном проходе, поэтому он был чуточку медленнее.

После того как Гилберт появился, он бросил взгляд на Транка, и его глаза налились кровью. Он взревел в ярости: — Я хочу съесть вас всех!

Последнее время Гилберт всегда был рядом с Транком, что неосознанно укрепило их дружбу. Транк был хорошим человеком, и он относился к Гилберту с необычайной открытостью. Что касается темного дракона, кроме нескольких плохих привычек, он был весьма правильным. Когда он увидел, что его друг подвергся пыткам, он не смог подавить ярость внутри себя.

Остановив Гилберта одной рукой, Хань Шо холодно сказал: — Послушай Транк. Что касается этих людей в пещере, просто оставь их мне.

— Мастер, я хочу убить их, я тоже хочу отомстить за Транка! — дракон не мог смотреть на плачевное состояние друга. В его голосе таились скрытые нотки грусти. Это было следствием переживаний и скорби Гилберта.

— Будьте уверены, у вас будет возможность, у тебя и у Транка будет такая возможность! — Хань Шо торжественно поклялся и еще раз повторил: — Хорошо заботься о Транке, не давай ему больше попадать в передряги!

Едва сдерживая слезы, которые почти проступили наружу, Гилберт задыхался от бурлящих эмоций, когда он кивнул в знак согласия. Держа ведро с чистой водой, он помог Транку вымыть его раны от гноя. Гилберт не мог сдерживать себя: — Черт возьми, как ты мог быть таким дураком…

Ощущения Транка оцепенели от перенесенной боли. Однако, когда он увидел чувства дракона, которые он эмоционально выплескивал наружу, и лицо Хань Шо, которое казалось зловещим и страшным, от того что он подавлял гнев внутри себя, что-то теплое слилось с демонической энергией, переданной Хань Шо в его тело для заживления ран.

— Ты, что тебе нужно? Мы тебя не боимся. Лучше всего, если ты зарубишь это себе на носу! — видя, как Хань Шо неотвратимо направляется к нему с мрачным выражением на лице, Аса закричал, стараясь быть грозным, будучи последним трусом внутри.

Не тратя лишнего времени на слова, Хань Шо внезапно трансформировался в кровавую жилу, концентрируясь в центре толпы, и как молния, нанося удар за ударом. Звуки ломающихся костей разносились эхом в маленькой пещере, отражаясь от стен и резонируя все сильней и сильней.

В этом ограниченном пространстве демонические умения Хань Шо показали свое величие. Когда разъяренные выпады бушевали, просто не было никого, кто мог бы противостоять им. Самыми умелыми тут были мастер меча Трулла и архимаг Аса, но они не могли ничего противопоставить Хань Шо.

Всего за несколько минут у пятнадцати экспертов трех великих держав внутри одной маленькой пещеры, в которой до этого они держали в плену и издевались над Транком, не только были сломаны кости, но и их сухожилия были отсечены. Такая травма для мастеров меча и рыцарей, которые культивировали боевую ауру, означала, что они стали абсолютными кусками говна, не способными более ни на что. Что касается магов, таких как Аса, Хань Шо отрезал им языки в дополнение к предыдущим травмам, поэтому они никогда более не смогут снова призвать какую-либо магию.

— Я не убью тебя. Когда Транк оправится, он медленно, сантиметр за сантиметром снимет с тебя кожу заживо. Только таким путем он может взыскать с вас свою компенсацию за причиненные ему страдания — взирая на человеческую массу мяса на земле, а также на Асу, что беспрестанно выплевывал кровь из-за рта, Хань Шо спокойным тоном закончил фразу.

Когда сухожилия и кости были переломлены в его теле, Аса даже не мог издать скорбного крика, только его глаза отображали отчаяние и сожаление. Он сожалел, что не убил Транка раньше, жалел, что не убил Хань Шо в первый раз, когда он появился в солнечной долине.

К Гилберту постепенно возвращался нормальный его голос. Ослабленное тело Транка также постепенно восстановилось. При поддержке дракона и демонической энергии Хань Шо он даже смог встать с некоторыми усилиями.

Транк бросил взгляд на измученного Асу, внезапно раздался смех, как у сумасшедшего. Его смех, словно как у филина, был наполнен бесконечным негодованием и невыразимым удовлетворением.

Пока Транк был поглощен своим смехом, словно дьявол, вся боль последних дней, казалось, улетучивалась прочь вместе со смехом. Он пристально смотрел на Асу, пока смеялся от души, его глаза были переполнены гневом, который отражался в Асе, словно он был заключен в ледяную тюрьму, это заставляло его наяву ощущать холод, который проникал вглубь его костей.

Аса понял, что он теперь в руках Транка, и страдания, которые ему придётся вынести, они гораздо остроумнее, чем те, что придумал он. Аса, который выплеснул весь свой гнев до этого на Транка, не сомневался, что, как только Транк восстановит свою силу, его ждет непередаваемая и увлекательная поездка в ад. Переломанные кости и отрезанный язык, что лежал рядом, подсказывали Асе всю глубину предстоящих страданий и унижений. Он даже не мог попросить о быстрой смерти.

Через некоторое время дьявольский смех Транка затих. От смеха из его глаз брызнули слезы. После того, как он успокоился, он сказал спокойным тоном: — Брайан, на этот раз это были Лаурентон, Флорида и Адам Менло, иначе я бы определенно сбежал!

Достигнув уровня великого мастера-меча, в солнечной долине только трижды берсерк Лаурентон смог сразиться с ним на равных. Именно благодаря этой уверенности Транк действовал без достаточной осмотрительности и страха. К сожалению, он недооценил хитрость остальных и был схвачен путем засады.

— Больше не надо слов, я уже все решил. Никто из них не сбежит от твоей мести, я обещаю! — Хань Шо глубоко вздохнул и спокойно пообещал Транку.

— Брайан, я бы никогда не ожидал, что Лаурентон сделает шаг так быстро! Накануне, мы вместе с Лаурентоном пили и болтали о жизни. Ха, я был воистину дурак, что не заметил настоящую причину! — его голос был наполнен ненавистью к Лаурентону.

— Лаурентон… Лаурентон…, — дважды пробормотал Хань Шо, его глаза постепенно остывали.

— Мастер, тело Транка все еще в очень плачевном состоянии, небезопасно оставаться тут, нам следует уйти немедленно! — Гилберт вытер следы от слез в уголках глаз. Не беспокоясь о запахе разложения, что шел от Транка, он подставил ему свое плечо помощи.

Хань Шо спокойно кивнул в знак согласия. Костяной демон, что блокировал прежде вход в пещеру, вышел вместе с несколькими воинами-зомби. По приказу Хань Шо они подняли все тела с земли.

Хань Шо приказал костяному демону достать дюжину костей. Каждая нежить использовала их, чтобы еще раз нанести увечья, находившимся в пещере. Они прокололи им ноги, словно рогом рыбы-меч, умножая их страдания. — Пойдем! — промолвил Хань Шо, читая заклинание. Мертвецы в глубине прохода исчезли, освобождая ему выход из пещеры.

Оставить комментарий