Глава 406. Три больших волшебства

Когда Хань Шо вернулся на базу Разрушителей Душ, то он обнаружил, что Грант и Транк сидят посредине арены для практики, и оба, подняв головы, смотрят в огромное белое небо.

Транк все еще был слаб. Хотя его раны были обработаны, ему для восстановления все равно нужно было хотя бы десять-пятнадцать дней отдыха. Самыми серьезными травмами были его разорванная рука и сухожилия на ногах. Примерно месяц понадобится для их восстановления в работоспособное состояние.

Было ясно как день, что Транк всей душой переживал за Разрушителей Душ. Но поскольку он был ранен, он был очень слабым и даже сидел с трудом, он был словно парализован, не способный двигать ни руками, ни ногами.

К счастью, в его глазах постепенно стал появляться блеск. Он сидел с задумчивым видом, поглядывая на небо, тем самым давая понять, что, не смотря на тяжелые травмы, у него очень сильный дух.

— Что ты здесь делаешь? Было бы лучше, если бы ты лежал в своей комнате и набирался сил, пока идет бой. Не переживай, наши противники отступили, понеся тяжелые потери. В ближайшее время Лаурентону нам нечего противопоставить, – ругаясь, Хань Шо подошел к Транку.

— Все в порядке, мне лучше. Хе-хе. Я не хочу прятаться в комнате и терзаться ожиданием, пока мне сообщат последние вести, как идут дела у отряда Разрушителей Душ, – с улыбкой ответил Транк. Он сделал паузу, нахмурился и спросил:

— Брайан, Флорид мертв?

Хань Шо кивнул и ответил:

— Да. Я знаю, что ты хотел лично убить его, но мы владели огромным преимуществом, которое нельзя было потерять. С его смертью группа наемников Радужного Молота распалась. Число наших врагов также значительно уменьшилось. Поэтому я не мог позволить ему уйти.

Транк вздохнул и с сожалением сказал:

— Ха, я очень сожалею, что не убил его собственными руками, но его смерть очень выгодна для нас. Если бы я избавился от него раньше, то не было бы этого беспорядка. Думаю, это я виноват во всем.

— Помимо Флорида, еще умер Адам Менло. И эти двое были главарями групп наемников Радужного Молота и Дома Менло. Их смерть принесет большие последствия для двух держав. На данный момент вокруг базы рассредоточены еще три тысячи человек, в том числе и люди Лаурентона. Но я думаю, что они очень быстро покинут свои позиции, – Хань Шо поведал последние новости о битве Транку.

— Больше ни о чем не беспокойся, все остальные вопросы я улажу. Я знаю, у тебя полно других дел. Оставь Лаурентона мне. Я пришлю тебе его труп по почте.

— Это всего лишь Лаурентон, я могу с легкостью его уничтожить. Это не займет слишком много времени, — Хань Шо с удивлением посмотрел на Транка. – Судя по его нынешнему состоянию и тех потерях, я не думаю, что он будет способен атаковать в ближайшее время, – с волнением сказал Хань Шо.

— Брайан, в солнечной долине свои правила. Если я хочу завоевать авторитет, я не должен во всем ссылаться на тебя. Если я сам уничтожу Лаурентона и наемную группу из Каира, только тогда я смогу завоевать уважение других и успешно удерживать власть в солнечной долине, – решительно ответил Транк, хотя он еще был очень слаб.

Хань Шо был ошеломлен, немного подумав, он сказал:

— Но твои травмы…

— Хе-хе, не нужно волноваться. Я пока что не собираюсь заниматься Лаурентоном. И судя по тому, что ты рассказал, зная характер Лаурентона, он определенно не решится атаковать это место без абсолютной уверенности в победе. Теперь, когда летающие волшебные существа Дома Менло также пали, он точно не посмеет атаковать в ближайшее время.

У нас еще есть Гилберт. Со временем он наверняка отступит. Будь уверен. Я обжёгся один раз, больше этого не повторится. У меня острое желание уничтожить Лаурентона и наемников из Каира и я не успокоюсь, пока этого не произойдет! – Транк был чрезвычайно уверен в себе. После пыток, казалось, в нем что-то изменилось.

После услышанного, Хань Шо посмотрел на Транка, немного помешкал, но с улыбкой сказал:

— Раз ты настаиваешь, я больше не буду вмешиваться в дела солнечной долины. Но если возникнут какие-либо трудности или проблемы, ты должен сразу же мне сообщить!

— Не волнуйся. Отряд Разрушителей Душ принадлежит не только мне. Я знаю, что нужно делать! – с улыбкой ответил Транк.

— Гилберт, ты останешься здесь. Пока Транк будет поправляться, присмотри за ним должным образом ради меня! – раздавая указания, Хань Шо посмотрел на Гилберта.

— Понял, Мастер, — Гилберт принял инструкции Хань Шо.

Транк рассчитывал на свои силы. Чтобы уверено властвовать в солнечной долине, он действительно не мог полагаться на других и мог использовать только ту силу, с помощью которой он должен был избавиться от нынешней сильной власти в долине, а именно, наемной группы Каира. Только тогда Транк по-настоящему обретет всеобщее уважение.

Такая его позиция, удивляла и в тоже время восхищала Хань Шо. Кроме того, Хань Шо заметил изменения, которые произошли с Транком после спасения. Он понял, что Транк стал сильнее и более безжалостным, не таким снисходительным и доброжелательным, как ранее.

Полученный урок был действительно слишком жестоким. Транку пришлось пройти через пытки, которые были более болезненными, чем смерть. С этого момента больше не будет никаких трудностей. Хань Шо точно заметил это и вдруг понял, почему Транк попросил Хань Шо оставить ему Лаурентона. Он хотел использовать Лаурентона не только, чтобы утвердить свою власть, но и для того, чтобы отточить свою боевую технику.

В настоящее время только Лаурентон мог противостоять Транку во всей солнечной долине. Если бы Хань Шо убил Лаурентона сейчас, то Транк бы лишился достойного соперника. Он не только бы лишился большого удовольствия отомстить за все, но и потерял бы опыт для повышения своего мастерства. Только в бое с Лаурентоном, Транк мог улучшить свои боевые навыки.

Разгадав замысел Транка, Хань Шо решил больше ни на чем не настаивать и передать ему все дела в солнечной долине. В этот же день он попрощался с Транком и Гилбертом, и отправился из солнечной долины на Кладбище Смерти.

Вернувшись на Кладбище Смерти, Хань Шо решил вернуться к своим первоначальным планам и отправился уровнем ниже, чтобы исследовать его.

Причина, по которой он вернулся на Кладбище Смерти, была связана с информацией от Вульфа. Если бы не Гилберт, который неожиданно попросил о помощи, Хань Шо уже давно бы исследовал третье измерение Кладбища Смерти. Теперь, когда он вернулся, Хань Шо немедленно направился в следующее измерение.

Обладая предыдущим опытом, Хань Шо ощущал, что все идет хорошо, словно он прогуливается по парку. Хань Шо направил свою ментальную энергию в первые два измерения, легко прорвав барьер, и направился к проходу, который привел к третьему измерению. Хань Шо остановился только тогда, когда почувствовал новую ауру вокруг себя.

Глубоко вздохнув, Хань Шо медленно сконцентрировал свою энергию, чтобы исследовать область, где была магия.

Взрыв…

Разум Хань Шо только коснулся измерения, когда его ум внезапно вздрогнул, огромная сила внезапно бросилась вперед, как бесчисленные маленькие змеи, пробиваясь в сознание Хань Шо. Хань Шо почувствовал бесконечную покалывающую боль.

К счастью, у Хань Шо был опыт, затаив дыхание и сконцентрировав внимание, направил более сильную энергию в заклинания, пытаясь прорваться сквозь магию, как в предыдущих двух измерениях. Костяной посох в его руке ярко светился в сочетании трех цветов.

Бац!

Хань Шо внезапно иссяк, но магический барьер не был сломан, и сам Хань Шо был отброшен. В этот момент Хань Шо очень испугался, безграничная энергия, подобная змеям, вошла в разум Хань Шо, затем она упорядочилась из своего первобытного хаоса, образуя линии ярких магических символов.

Поскольку Хань Шо долгое время был в поисках магии некромантии, когда эти магические символы появились у него в голове, он был крайне удивлен. Вскоре после этого, трехцветный свет из костяного посоха в его руке внезапно стал ярче, и тогда три нити демонического света поднялись вдоль руки Хань Шо и медленно вошли в его тело.

Трёхцветный свет от костяного посоха скользил по руке Хань Шо, непосредственно проникая в сознание Хань Шо, вместе с бесчисленными магическими символами, и образуя строфы заклинаний, которые Хань Шо мог понять.

Хань Шо мгновение задумчиво смотрел, после быстро опомнился, впитывая информацию, которая появилась у него в голове. Пункты заклинаний и информации быстро запечатлелись в его голове.

— Прежде чем станешь священным магическим некромантом, следующее заклинание не откроется. В нем содержится секрет того, что некромант станет Богом…

— Костяной посох обладает тремя способностями. Помимо первой способности — усиливать мощь заклинаний, две другие способности требуют дополнительных навыков…

— Магия ужаса, аура слабости и магия времени. Заклинания и пути применения этих чар…

Волшебные символы вращались вокруг сознания Хань Шо, наконец, сформировав три единых символа знаний. Во-первых, только священный маг может войти в следующее измерение. Во-вторых, заклинания для омоложения и входа в преисподнюю, и, наконец, третье, обретение давно потерянной магии некромантов.

Следующее измерение таило огромный секрет — как некромант может стать Богом!

Хань Шо был крайне взволнован, когда он смотрел вперед на тропу, которую преграждал магический барьер. Он был потрясен новым знаниям. В его голове роилось полчища мыслей.

Хань Шо медленно успокоил свой взбунтовавшийся разум после длительного хаоса. Первое открытое знание, по-прежнему, мало что значило для него, но второе и третье открытие были в настоящее время очень важными.

Из трех свойств костяного посоха, способность усиления заклинаний не требовала дополнительных навыков, но способность омоложения и способность прохода в низшие измерения не так просты. Например, для того чтобы душа смогла проникать в преисподнюю и возвращаться обратно, она требовала поддержки многих сложных заклинаний, а также точного понимания собственной души.

Чтобы омолаживающая магия была успешной, ей необходимо было использовать энергию, содержащуюся в костяном посохе. Эта энергия не была чем-то, что каждый мог вынести, и только те, которые были избраны костяным посохом, смогут трансформировать эту энергию.

Раньше Вульф, очевидно, соответствовал этому условию. По словам Вульфа, все ученики Церкви Бедствия, похоже, подходили для этого. Все в Церкви Бедствия, которые жили в течение долгих лет, могли использовать эту энергию, чтобы вернуть себе молодость.

Аура страха и слабости, и магия времени — это три волшебства древних некромантов. Враги, которые были окутаны Аурой Страха, было поглощены страхом, который окутывал их сердца, их способность рассуждать, и их сила воли полностью зависят от Ауры Страха. С другой стороны, Аура Слабости заставила бы врагов потерять ощущения своего тела, в результате чего их боевая сила значительно бы уменьшилась.

Самая страшная была, безусловно, Магия времени. Тем не менее, эту магию могут использовать только священные магические некроманты. Некроманты, достигшие звания священного мага, уже имели бы достаточно тонкое понимание души. Используя огромное количество ментальной энергии для вызова Магии времени, для любого живого существа, которое попало бы под чары, его время текло бы быстрее.

Если живое существо оставалось в пределах действия Магии времени в течение определенного времени, живое существо умерло бы от старости. Это было очень злое заклинание, которое отбирало жизненную силу существа, высасывая из него душу. Независимо от того, насколько сильный противник, если он не некромант, он беспомощен перед Магией времени.

Хань Шо смог сразу попрактиковаться в использовании Ауры Страха и Ауры Слабости. Использование этих двух аур в тандеме также создало бы двукратный эффект. Использование этих аур вместе с армией нежити некромантов было бы просто кошмаром для любого врага.

Возможно, именно потому, что сочетание этих двух аур с армией нежити было действительно слишком грозным приемом, во время славной эры некроманты были исключены из всех ассоциаций магов на континенте. С этого момента три магии исчезли навсегда из мира.

Причина, по которой Магия времени могла быть вызвана только священным магом некромантии, возможно, была связана с пугающей силой этой магии.

Независимо от того, насколько сильным было живое существо, как только оно попадало под воздействие магии времени и, если не смогло сразу вырваться из чар, его тело быстро старело. Даже если он немедленно покинет пределы области Магии времени, та часть тела, что была затронута, никогда не восстановится.

Тем не менее, костяной посох Хань Шо мог позволить жертвам магии времени также и омолодиться. С помощью костяного посоха можно было контролировать само течение времени! Он мог отправить своих людей в область действия магии времени, чтобы перехватить врага. И когда враг отступил бы или пал, Хань Шо мог бы использовать костяной посох, чтобы омолодить собственных людей.

Заклинания трех великих магий, которые были секретом некромантов, некогда управляющих континентом, были выгравированы в голове Хань Шо.

Оставить комментарий