Глава 411. Отрубая им руки

От того места, где находилась купеческая гильдия Бузта, поднимался дым. Солдаты под командованием Эшборна атаковали, убивая всех, кто попадался им на пути. У стражи гильдии просто не было шанса ответить, и большинство из них были сразу же убиты или ранены.

Фиби, которая была сильно расстроена словами Хань Шо, взяла в руки божественное оружие «Звездное Небо» и повела стражу по гильдии, делая всё, что в их силах, чтобы оказать сопротивление. Однако было очевидно, что положение дел было не самым хорошим.

Среди солдат, напавших на купеческую гильдию Бузта, были мастера, которые поддерживали Чарльза. Там также был Рыцарь Храма из Церкви Света, у которого было серебряное копье, и никто не мог скрыться от его взгляда. Каждый удар его копья неминуемо убивал стражника.

Было также несколько магов, которые постоянно атаковали заклинаниями. Здания купеческой гильдии Бузта загорались одно за другим. Запасы пшена и других товаров были объяты гигантским пламенем. Некоторые слуги тоже загорались, и у них горело всё тело, когда они выходили из комнат только для того, чтобы попасть под град стрел. Всех этих ни в чем неповинных слуг застрелили.

В чрезвычайно короткое время купеческая гильдия Бузта, которая находилась под натиском упорных атак, попала в руки врага. Только Фиби и группа преданных стражников поспешно уходили через задние врата. Постепенно стражников, которые находились рядом с Фиби, убивали одного за другим.

— Мисс Фиби, сегодня у вас не получится сбежать! – выпалил архимаг Обри, когда увидел Фиби, и хитро ухмыльнулся.

В прошлом именно архимаг Обри и Кэмерон приходили в купеческую гильдию Гермес, чтобы запугать Фиби. К сожалению, получилось так, что они напоролись на Хань Шо. В конце концов, и Обри, и Кэмерон пострадали от яда огня и льда Хань Шо: еще в течение нескольких следующих дней они мучились то от ледяного холода, то от невыносимой жары.

Обри, естественно, понимал, что это было дело рук Хань Шо. Однако он знал, что Хань Шо был не тем, кого он мог спровоцировать. Поэтому он мог только проглотить эти страдания и спрятать глубоко в своем сердце желание отомстить.

Когда сегодня Обри прибыл в купеческую гильдию Бузта, с ним был Рыцарь Храма из Церкви Света, а также много других магов. Он был абсолютно уверен, что он точно сможет завершить то, что у него не получилось в прошлый раз: поймать Фиби и использовать ее, чтобы угрожать священному мастеру меча Карелу и не давать ему совершать резких движений.

Позади Обри был полк из ста солдат, а также Рыцарь Храма, у которого на груди была нарисована оливковая ветвь. У убегающей Фиби было только 30 стражников. Даже, несмотря на то, что Фиби сама была отличным мастером меча, они никак не могла победить всех ее противников.

Когда Обри говорил те слова, он уже активировал Пространственную Трещину, замахнувшись сияющим мечом. Стража, окружавшая Фиби, вдруг лишилась больших кусков плоти: Пространственная Трещина вырвала из тела куски плоти и перенесла их в другое пространство.

— Бум! – Фиби, которая медленно отступала, вдруг почувствовала, что ей в спину ударила невидимая стена, и ее тело откинуло на несколько шагов вперед.

— Обри, ты все равно смеешь появляться в купеческой гильдии Гермес? Вы что, все с ума сошли? Ты даже посмел наплевать на все и убить так много слуг и стражников? – Фиби, видимо, не знала, что Король Утред умер, и ее сердце так же, как сначала сердце Хань Шо, переполнял ужас. Она никогда не могла представить, что Эшборн осмелится на такую дерзость.

— Ха-ха, мы не сумасшедшие. С сегодняшнего дня город Оссен и Империя Ланслота будут принадлежать Его Высочество Чарльзу. Сегодня ночью вся вражеская сила будет уничтожена, — Обри зверски рассмеялся, а потом ответил.

— Поменьше лишних слов. Поймай эту женщину, как можно скорее. У нас есть и другие дела, – вдруг заговорил Рыцарь Храма.

Услышав слова Рыцаря Храма, Обри смутился и перестал смеяться. Он кивнул и ответил:

— Господин Креспо, эта женщина – великий мастер меча. Нам нужно работать сообща, чтобы поймать ее живой.

— Тогда поторапливайся! – Рыцарь Храма по имени Креспо не сказал ни одного напрасного слова, а поднял серебряное копье и направился к Фиби.

Когда он замахнулся своим серебряным копьем, молочно-белое сияние вырвалось из острия копья. Священная аура постепенно вытекала из тела Креспо. Его серебряная броня вдруг ярко засияла, что резко усилило ауру Креспо.

Фиби вздрогнула, немного отступив назад еще до того, как Креспо начал приближаться. Вскоре после этого она вскинула святое оружие «Звездное Небо», и неожиданно появился огромный Двойной Меч, который за мгновение долетел до Креспо.

Креспо фыркнул и поднял вверх свое копье прямо к центру летящего огромного Двойного Меча. Двойной Меч вдруг взлетел в небо, разрезав напополам ветку дерева, размером с толстое бревно.

— Всего лишь хорошо подготовленный великий мастер меча, тебе нужно просто покорно ждать, когда тебя пленят, — холодно сказал Креспо, а его тело превратилось в цепь последовательных изображений из-за огромной скорости, на которой он несся. Копье в его руке превратилось в сотню копий, которые нанесли удар по Фиби.

Из божественного оружия «Звездное Небо» вырвалось звездное сияние в форме кольца. Крапинки звездного света высыпались наружу, образовав много Двойных Мечей. Они были заряжены ужасной силой и взрывались неожиданно. Несколько сотен серебряных копий вдруг были стерты в пыль, а вокруг разлилась взрывная волна, из-за которой Креспо застонал и поспешно отошел на несколько шагов назад.

— Хорошо, очень хорошо. Ты действительно можешь перенять силу божественного оружия, чтобы позволить Двойному Мечу Карела атаковать. Неудивительно, что старина Карел такого высокого о тебе мнения, – Креспо отошел на несколько шагов назад, а на броне, которая прикрывала плечо, появилось семь или восемь маленьких дырочек. Когда он говорил, он держался холодно.

— Кто бы мог подумать, что Рыцарь Храма из Церкви Света на самом деле станет собачкой Старшего Принца. Неужели это то, что ваша религиозная организация, которая выше мирской власти, должна сейчас делать? – Фиби тоже осмеяла его, а на ее лице читалось презрение.

— Мисс, поспешите и уходите, мы прикроем, — глава стражи купеческой гильдии Бузта нетерпеливо просил Фиби.

Фиби покачала головой и беспомощно сказала:

— Некуда отступать!

На стороне Фиби не было грозных магов. Они столкнулись с войсками, у которых были боевые лошади, и на стороне которых были маги и лучники, и побег не был разумным решением, потому что скорость магов, которые могли летать, сильно превышала их скорость.

— Обри, прикажи своим людям действовать сообща. После того, как мы разберемся с этой женщиной, у нас еще есть дела. Не теряй слишком много времени, — холодно сказал Креспо, нахмурившись, и бросил взгляд на Обри.

Обри кивнул и согласился:

— Хорошо, мы будем работать вместе.

Кивнув Обри, Креспо снова поднял копье и направился к Фиби. Он просто покрутил копье, и из копья неожиданно вырвался серебряный свет. В тот же самый момент Обри начал читать заклинание, появились пространственные магические кандалы, от которых окружающее пространство заколыхалось, и выстрелили в Фиби.

Маги, стоящие около Обри, один за другим начали читать заклинания. Магические барьеры всех магов опустились на Фиби. Лучники, которые до этого были далеко, тоже подошли и направили свои луки на Фиби.

Бум…

Когда удар Фиби блокировал серебряный свет Креспо, она вдруг почувствовала мощную силу, что не смогла устоять на ногах и отошла на пару шагов назад. Эти два шага привели Фиби в пространственные магические кандалы. Бесформенная энергия самого разного рода вдруг обрушилась на Фиби, из-за чего она почувствовала, будто бы она запутывается в неисчислимом количестве канатов и вообще не может двигаться.

— Унесите ее. Теперь, когда Фиби в наших руках, этот старый ублюдок Карел точно поймет, где его место! – от души рассмеялся Обри, распираемый от гордости, когда отдавал приказ нескольким рыцарям, стоящим позади него.

— Хе-хе, эта женщина очень красива. Тск, тск, ее кожа очень гладкая. Я никогда не встречал женщину с такой нежной кожей, — похотливо заулыбался рыцарь, который подошел и пытался ударить Фиби по лицу, когда канатом связывал ее.

Когда Фиби, которая не могла двигаться, но могла говорить, увидела, как грубая рука приближается к ее лицу, ее глаза наполнились жуткой паникой и гневом. Она вдруг подумала о Хань Шо в этот уязвимый момент:

«Как было бы хорошо, если бы ты, подлец, смог прийти и спасти меня. Если ты появишься, я даже, наверное, смогу простить тебя. Я не хочу, чтобы кто-то кроме тебя прикасался ко мне…».

Когда женщина напугана, уязвима и беспомощна, первый человек, о котором она думает, — это ее мужчина. Фиби не была исключением. Когда она увидела, что рука рыцаря вот-вот погладит ее по лицу, она потеряла голову от страха и в своем сердце позвала Хань Шо.

Вжик!

Грубая рука почти коснулась лица Фиби, но вдруг раздался шум. Сразу после этого неожиданно рыцарь жалко завыл. Этой шершавой руке отрубили запястье, брызнула кровь, и рука упала к ногам Фиби.

— Кто это! – вдруг громко закричал Креспо, приготовившись к атаке и рыская взглядом во все стороны.

Вжик!

Под покровом темной ночи пронеслась полоса черного света, рыцарь, которому отрубили руку, снова жалостно завыл. Все взглянули и поняли, что рыцарю отрубили и вторую руку.

— Хватайте Фиби, бегом! – вдруг очнулся Обри, поспешно отдавая приказы рыцарям, которые все еще были растеряны.

Некоторые из них мгновенно засуетились, они хотели сначала связать Фиби толстым канатом, который они держали в руках.

Вжик, вжик, вжик!

Полоска черного света снова появилась, напоминая черную нить, которой было соткано полотно этой ночи. Рыцарям, которые пытались приблизиться к Фиби, одному за другом отрубали руки. В мгновение ока у ног Фиби оказалось еще больше рук.

Фиби была скована магическими заклинаниями и не могла двигаться, но от ее глаз ничего, что происходило вокруг нее, не могло скрыться. Она вдруг почувствовала, как невероятное счастье наполняет ее сердце. Фиби не нужно было даже думать, она знала, что это Хань Шо. Этот переломный момент был позади, и Фиби моментально забыла все недостатки Хань Шо и помнила только то, что Хань Шо помогает ей вновь и вновь.

«Брайан… Черт, почему ты пришел только сейчас…», — в глубине души громко закричала Фиби. Ее глаза светились счастьем и спокойствием. Она больше не тревожилась об окружающей опасности, словно пока есть эта полоска серного света, ей больше не угрожала опасность.

— Выходи, ты, трус! – вдруг громко закричал Креспо и понесся на Фиби.

— Тот человек, тот человек появился! – Обри вдруг очнулся от своего шока и закричал Креспо.

Креспо моментально отвлекся, а потом быстро пришел в чувства и сразу же закричал:

— Это невозможно. У этого парня нет силы, чтобы защитить себя, он не мог так быстро сюда добраться!

— Кто сказал? – вдруг издалека послышался пронизывающий голос. Когда раздался голос, тень уже стояла рядом с Фиби.

Хань Шо посмотрел на Креспо, левой рукой он нежно надавил на спину Фиби, и вдруг произошел взрыв мощнейшей энергии. Вокруг Фиби послышался дребезг. Несколько барьеров и кандалы Обри внезапно разлетелись на тысячи кусочков.

Фиби, которая до этого находилась в кандалах и не могла двигаться, вдруг ощутила, что она может шевелиться. До того, как прибыл Хань Шо, Фиби постоянно звала его в глубине души и даже про себя думала, что если Хань Шо снова ее спасет, она простит ему его непостоянство. Однако когда Хань Шо действительно появился, и Фиби больше не угрожала опасность, она снова прокрутила в голове то, что случилось, и почувствовала, что она не должна прощать его так просто. Поэтому она тихонько фыркнула, но ничего не сказала.

— Хе-хе, ты даже не посмеешь тронуть мою женщину. Обреченный на смерть! — Хань Шо холодно сказал и угрожающе посмотрел на людей перед собой после того, как одним ударом разрушил кандалы Фиби.

— Бах! Кто же твоя женщина? Ты, ветреный подлец! – Фиби была счастлива, но и смущена в то же время, она не могла не посмотреть на Хань Шо с ненавистью, краснея от злости. – Я еще тебя не простила. Пожалуйста, не говори такую чушь!

— Конечно, Мисс Фиби – моя женщина. Если ты не моя женщина, зачем я проделал весь этот путь на север города, чтобы спасти тебя? – ответил Хань Шо Фиби и ухмыльнулся.

— Это действительно ты. Как такое возможно, как ты смог вырваться из хватких лап Косе? – сказал Креспо и изменился в лице, посмотрев на Хань Шо.

— Косе? Ха, в нескольких битвах казалось, что это тот парень, который постоянно убегает? – спокойно сказал Хань Шо Креспо. Когда Хань Шо говорил, он уже достал свой скелетный посох, и выражение его лица постепенно становилось все холоднее.

— Всё по-другому на этот раз. Кроме господина Косе, есть еще и господин Блаунт. Как у тебя получилось сбежать? – Креспо растерялся и в страхе отступал назад.

О зловещем Хань Шо теперь знали практически все в Церкви Света. Красный архиепископ Косе постоянно терпел от него поражения. Сила Хань Шо также постепенно признавалась людьми в Церкви Света. Креспо все еще думал, что по силе Хань Шо не мог сравниться с ним самим. Мысль отступать появилась в его голове.

— Всем, кто на твоей стороне, не удастся уйти отсюда живыми! – пророчил Хань Шо, а его посох начал призывать нежить.

Красного архиепископа Косе, который обладал «Писанием», здесь не было, и не было никого из светлых магов, которые могли быстро избавиться от пришедшей нежити. Хань Шо был абсолютно уверен, что он быстро всех их убьет.

Оставить комментарий