Глава 419. Я хочу

Судя по тому, как развивались события, это просто невозможно было больше скрывать. Хань Шо не ожидал, что в этот ответственный момент они на самом деле окажутся в такой ситуации.

Эмили была готова вот-вот расплакаться. Она совершенно не ожидала, что так много людей узнают ее тайну. В этот момент чувство горечи, несчастье, беспомощность, страх и еще много других чувств захлестнули ее. Эмили жестоко ранили в самое сердце. Слезы ручьями полились по ее нежному лицу.

— Это правда! — вдруг холодно ответил Хань Шо еще до того, как Эмили смогла ответить.

Когда все посмотрели на Хань Шо, он отпустил руку Фиби, которая побледнела, посмотрев на него, подошел к плачущей Эмили и крепко сжал ее руку на глазах у всех. Он был мрачен. Медленно окинув всех взглядом, он сказал:

— То, что он сказал, правда. Эмили — моя женщина. Однако это я преследовал ее, остальные тут, вообще, не при чем!

Старый Хан побледнел и, в гневе глядя на Хань Шо и Эмили, сказал:

— Хорошо, очень хорошо, никогда бы не подумал, что семья Беттеридж действительно устроит такой скандал!

— Я приношу извинения от имени моей сестры! Однако если кто-нибудь захочет поиздеваться над моей сестрой, им придется проверить, милый ли я! — Эмис очнулся от небольшого шока и подавил в себе желание расспросить Эмили. Вместо этого он усмехнулся и окинул всех взглядом.

Эмис был родным братом Эмили, и то, сколько любви он испытывал к ней, знали только они. В такой критический момент Эмис встал на сторону Эмили, даже не задумываясь. Увидев, что Эмили пытается спрятать слезы, Эмис, который в глазах знати империи был Богом Смерти, тоже разозлился.

— Брайан, посмотри, что ты натворил! — закричал священный мастер меча Карел от злости и холодно посмотрел на Хань Шо.

Мгновенно все опять посмотрели на Хань Шо. Все только пришли в чувства к этому моменту. Главным обвиняемым должен быть Хань Шо. Осуждающие и злые взгляды устремились на него.

Всеобщий гнев Хань Шо встретил мрачным выражением лица. Он посмотрел на всех и сказал:

— Это наше дело, и, кажется, оно вас не касается. Все, кто думает, что может использовать власть, находящуюся в ваших руках, чтобы давить на меня, пусть подождут и посмотрят, что произойдет.

— Щенок, как ты смеешь! — Фиренц был так зол, что рассмеялся. Показывая на Хань Шо, он сказал. — Как только ты оставишь этих двух женщин и сконцентрируешься только на моей дочери, я позабуду эти прошлые обиды. Если ты вернешься со мной на южную границу, в каком бы хаосе ни была Империя Ланселота, я могу гарантировать тебе, что тебе не о чем будет беспокоиться.

Фиренц сделал небольшую паузу, а потом продолжил:

— Если нет, мы будем сражаться, пока один из нас не умрет. Посмотрим, кто будет смеяться последним!

— Отец! — в это мгновение Фанни испугалась и не могла не закричать. Фанни не ожидала, что все так обернется. Однако она тоже не могла контролировать нрав Фиренца и просто не могла предсказать, в какой момент у него сорвет крышу. Сейчас Эмили, Фиби и она сама, а также Хань Шо, были очень смущены.

То, что сначала было личными делами Хань Шо, теперь было похоже на трехсторонние переговоры. Фанни, как и следовало ожидать, обвиняла себя, думая про себя:

«Брайан точно возненавидит меня. Ах, что мне теперь делать?».

— Брайан, так как дело обернулось таким образом, не объяснишь ли ты нам это всё? — бледный Старый Хан сердито посмотрел на Хань Шо.

Посмотрев на плачущую Эмили, увидев огорченную Фанни и бросив взгляд на испуганную Фиби, Хань Шо сделал глубокий вдох. Все внимательно смотрели на него, и Хань Шо сказал:

— Вам троим я уже рассказал, что произошло. Вы втроем уже все знаете о том, что произошло. В данной ситуации мне больше нечего добавить. Вы все знаете, что я чувствую к каждой из вас.

Прямо сейчас я дам вам выбор. Вы тоже должны дать себе этот выбор. Если вы хотите быть со мной, просто кивните в знак согласия. Я справлюсь с любыми проблемами, которые могут возникнуть в связи с вашим выбором. Если вы хотите быть со мной, я обещаю, что в будущем буду хорошо с вами обращаться и уж точно никому не позволю издеваться над вами.

Если вы не можете принять это, то примите это как мой пожизненный долг вам. Наши отношения в этой жизни закончатся здесь, и с сегодняшнего дня у нас не будет никакой эмоциональной связи!

— Щенок, ты что несешь! Неужели даже сейчас ты все еще хочешь, чтобы все три девушки были твоими? — взревел Фиренц и закатал рукава, собираясь наказать Хань Шо.

Хань Шо помрачнел, глядя на Фиренца, и гневно сказал:

— Тебя-то это как касается! Человек, на котором я хочу жениться, не ты. Почему ты так много болтаешь?

— Черт бы тебя побрал, вонючий щенок, какой у тебя нрав. Никто еще во всей Империи Ланеселота не смел так говорить со мной. Ты бы лучше посмотрел на свой… — громко закричал Фиренц, готовясь броситься на Хань Шо.

— Отец, тебе не нужно беспокоиться о моих делах! — громко закричала Фанни и вцепилась в Фиренца.

— Я хочу. Меня больше ничего не волнует. Если я тебе нужна, я пойду за тобой! — всхлипывая, первой заявила Эмили, а по ее лицу катились слезы. Она уже была готова бросить всё.

Эмили крепко сжала руку Хань Шо. Она так сильно схватила его, что кончики ее пальцев даже вонзились в его кожу. Казалось, Эмили хотела таким образом собраться с силами и мужеством.

— Брат, прости. Я люблю его. Прости, что создала тебе проблемы, но я не могу оставить его! — сказала Эмили Эмису, а слезы катились по ее лицу.

Эмиса затрясло, он вдруг вспомнил всё то несчастье, которое они испытали, когда были младше, и как они доверяли друг другу столько лет…

— Глупая, зачем ты всё это говоришь? Что бы ни произошло, я всегда буду на твоей стороне! — Эмис улыбнулся и нежно ответил Эмили, а на его лице читалась безумная любовь к ней.

Говорят, что старший сын как отец. Эмис всегда относился к Эмили именно таким образом. Когда они были помладше, их родители погибли, и именно Эмис работал в поте лица, чтобы воспитать Эмили. Всё, что у них есть на сегодняшний день, — это результат того, что они старались выжить, рискуя собственными жизнями. В сердце Эмиса самым важным человеком в мире была его сестра. Он выдал ее замуж за представителя семьи Беттеридж, но муж Эмили неожиданно погиб на поле боя еще до того, как они успели сыграть свадьбу. Все эти годы Эмили была вдовой, с чем было сложно смириться.

Эмис хорошо понимал боль, которую испытывала Эмили все эти годы. Он во всем винил себя и всегда хотел, чтобы Эмили снова поборолась за свое счастье. Однако у Эмили просто не было никого, кто бы ей нравился. Эмис не считал данное положение дел идеальным, но всё было не так уж и плохо. Не раздумывая, он, естественно, на первое место ставил счастье сестры.

— Спасибо, брат! — Эмили плакала и благодарила брата. Вскоре она посмотрела на Старого Хана, который странно выглядел, и сказала. — Отец, все эти годы я была очень счастлива, что живу в семье Беттеридж. Я действительно видела в вас отца. И я знаю, что вы очень меня любите. Я очень благодарна вам, и я знаю, что мои поступки запятнают имя семьи Беттеридж. Мне жаль, очень жаль, пожалуйста, простите меня. Отец, вы всегда будете моим отцом.

Старый Хан вздрогнул и в оцепенении посмотрел на Эмили. Немного погодя, Старый Хан вздохнул. Он ничего не сказал. Он очень расстроился и ушел обратно в зал для собраний на третьем этаже.

— Я тоже хочу. Я больше ничего другого не хочу. Отец, я умоляю тебя не беспокоиться о моих делах! — Фанни вцепилась в Фиренца смертельной хваткой, словно боялась, что Фиренц так рассвирепеет, что его ничего не остановит. Она решительно продолжила:

— Если ты мне этого не пообещаешь, я снова уйду из дома, и ты больше никогда меня не увидишь!

Фиренц, который громко кричал, что хочет убить Хань Шо, вдруг обомлел, покраснел, показал на Хань Шо и, ругаясь, сказал:

— Что такого хорошего в этом щенке? В Империи Ланселота так много хороших мужчин. Почему ты так хочешь быть той, кто занимает в его сердце лишь половину? Из-за него ты действительно хочешь бросить свою семью?

— Отец ты невероятен в войнах, но ты никогда не поймешь, что такое настоящая любовь. Моя мать ждала тебя всю свою жизнь, всегда переживала, что с тобой что-то случится на поле боя. Когда она заболела, ты сражался где-то за тысячи миль от нее. Даже когда Мама, к несчастью, умерла от своей болезни, тебя не было рядом.

Ты уже разрушил ее счастье. Не говори мне, что ты хочешь разрушить и мое счастье, — вдруг завизжала Фанни. Она почти билась в истерике, когда увидела, что Фиренц сбросил с себя ее руку и помчался на Хань Шо.

Фиренц, который с большим трудом освободился от хватки Фанни, вдруг остановился на полпути. Его лицо перекосило, и он тяжело дышал, он был похож на зверя, который хочет сбежать.

Все вздрогнули. Некоторые с тревогой посмотрели на Фиренца в страхе, что он поведет себя безрассудно. Репутация этого человека была такова, что все знали, что он не поступит как обычный человек.

Даже Хань Шо немного боялся и в тайне старался быть еще более бдительным. Ему казалось, что если Фиренц решится необдуманно атаковать, он упреждающим ударом вырубит его и свяжет, чтобы не подвергнуться его неспокойной мощной энергии. Он потом бы объяснил всё Фанни.

Фиренц знал, что все на него смотрят, и его искаженное лицо постепенно приходило в норму, он успокаивался. Однако он всё еще выглядел мрачным и страшным. Прошло достаточно много времени, когда Фиренц повернулся, чтобы посмотреть на Фанни, и впервые с тех пор, как он вошел сюда, спокойным голосом спросил:

— Девочка, ты точно уверена?

Фанни мгновенно кивнула. Она выглядела непоколебимой и ответила:

— Отец, я уверена.

— Щенок, ты сможешь сделать ее счастливой? — Фиренц вдруг посмотрел на Хань Шо и задал ему вопрос, выговаривая слово за словом.

— Пока я жив, никто не сможет обидеть ее! — Хань Шо поднял руку, давая клятву, он был невозмутим.

Оставить комментарий