Глава 420. Я не хочу с тобой расставаться

— Отец! – Фанни молча подошла к Фиренцу, ее глаза были полны ожидания, когда она посмотрела на него и нежно сказала.

Фиренц в оцепенении долго смотрел на Хань Шо, а потом неожиданно покачал головой, вздохнул и сказал:

— Забудь, раз уж ты настаиваешь, я не буду тебе мешать.

— Спасибо, отец! – Фанни засветилась от удовольствия и затем с любовью посмотрела на Хань Шо.

Хань Шо тоже вздохнул от облегчения и кивнул Фанни. Затем он поклонился в знак приветствия Фиренцу и сказал:

— Я сделаю ее счастливой, обещаю!

— Хм! У тебя так много женщин, и ты все равно смеешь говорить, что ты сделаешь ее счастливой. Если ты обидишь мою дочь, мне не важно, кто ты, я точно сделаю все, чтобы вернуть должок! – Фиренц не проявил к Хань Шо никакого уважения и холодно закричал в ответ.

Хань Шо горько улыбнулся и ничего не ответил. Он немного помедлил, а потом перевел взгляд на Фиби. Из трех женщин у Фиби был самый твердый характер, и она была самая независимая. Сейчас Фанни и Эмили уже высказались, и осталась только бледная Фиби.

Фиби выглядела так, словно у нее было какое-то сильное желание, которое ее мучило. Ее первоначально нежное лицо сильно побледнело, когда она изумленно посмотрела на Хань Шо и ничего не сказала, словно вдруг потеряла рассудок.

Стоящий около Фиби Лоуренс вдруг закашлял и мимоходом потянул Фиби за рукав, напоминая растерявшейся Фиби, чтобы она больше не мешкала.

Фиби вдруг пришла в чувства, внутренне борясь с самой собой. Она вспомнила много событий в прошлом, через которые она прошла с Хань Шо, неуверенность, когда они вместе убили ее противника в купеческой гильдии Бузта, сладость того момента, когда они вместе сбежали. Она вспомнила заботу, которую Хань Шо к ней проявлял. Он, даже не задумываясь, подарил ей божественное оружие «Звездное небо»…

Эти теплые воспоминания были похожи на капканы любви. Когда Фиби подумала об этих поступках, они схватили ее еще сильнее и душили.

Однако будучи сильной и независимой женщиной, Фиби никогда не собиралась делить мужчину с остальными. Раньше она показала большую решимость понять подробности ситуации с Эмили, а потом, наконец, простила Хань Шо за то, что он потерял контроль.

Однако ситуация с Фанни немного отличалась от ситуации с Эмили. То, как Хань Шо относился к Фанни, также заставило ее понять, насколько сильна любовь между ним и Фанни. Кроме того, у Фанни было превосходное воспитание, и она была из хорошей семьи. Всё это вместе не давало Фиби принять эту ситуацию.

Хань Шо молча посмотрел на Фиби. Когда он увидел, что Фиби мучилась от сомнений, он еще острее ощутил вину в своем сердце. С болью в сердце он горько сказал:

— Давай забудем это. Фиби, я подвел тебя в этой жизни!

Когда Фиби услышала слова Хань Шо, ее глаза вдруг застлала нескончаемая боль, она вдруг стала бледная, как простыня. Фиби с недоверием посмотрела на Хань Шо, ее сердце словно пронзили мечом и разбили на кусочки. Качнувшись, Фиби упала на спину.

Когда Хань Шо, который внимательно смотрел на Фиби, увидел, как она закачалась и упала, он испугался. Он, ни секунды не думая, бросился к Фиби и успел поддержать ее до того, как она упала на пол, и с тревогой в голосе закричал:

— Фиби, ты в порядке?

Вспыхнули два луча белого света. Карел тоже бросился к Фиби. Так как Хань Шо примчался первым, Карел, который сначала готовился поддержать Фиби, смог только с беспокойством протянуть два пальца и дотронуться до носа Фиби. Спустя три секунды, он выдохнул. Он сдержал злость, которая пылала в его сердце, и сказал:

— Она упала в обморок, и всё из-за тебя!

В этот момент у Хань Шо не было сил спорить с Карелом. Когда он услышал слова Карела, что Фиби просто упала в обморок, он успокоился. Затем он положил правую руку на спину Фиби и перелил в ее тело немного энергии демонического юаня.

Несчастная Фиби с разбитым сердцем почувствовала приятное тепло прямо посередине спины и медленно пришла в чувства. Когда она увидела обеспокоенное лицо Хань Шо, как только она открыла глаза, она могла только почувствовать, как в ее сердце одновременно ворвались тысячи эмоций. Она больше не могла притворяться сильной, и вдруг слезы, словно фонтан, полились по ее щекам. Она горько плакала навзрыд.

Два кулачка ударили Хань Шо в грудь словно две капли воды. Фиби ругалась и била его:

— Ты, бессердечный подлец, действительно смеешь говорить это мне. Ты украл мое счастье, и теперь ты еще хочешь остаться в стороне и ничего не делать. У тебя, вообще, есть совесть…

Когда Фиби била в грудь Хань Шо, раздавались глухие звуки, и на его лице можно было прочитать, что ему больно. Когда Хань Шо посмотрел на Фиби, которая кричала в его объятьях, он тоже испытал страдание. Однако Хань Шо действительно не знал, что сказать в данный момент, чтобы успокоить Фиби, и он мог только повторять:

— Прости меня.

Фиби никогда не теряла над собой контроль так, как сегодня. Не важно, с какими трудностями она сталкивалась, она никогда еще не была так слаба, как сегодня. Кроме того, там было так много старейшин и чиновников. Зная характер Фиби, было маловероятно, что она проявит слабость.

Однако когда Хань Шо сказал: «Давай забудем это», Фиби почувствовала себя так, словно небеса рухнули. Показалось, мир стал серым за долю секунды, и в нем больше нет цвета. Эта пронзительная боль разрушила все притворство Фиби и заставила ее почувствовать себя так, словно на ней не осталось живого места.

Эмили и Фанни никогда не упускали Хань Шо из виду с самого начала. Когда они увидели, как Фиби без остановки колотит Хань Шо в грудь, обе сильно забеспокоились, боясь, что Фиби не знала, что важно, и ранит Хань Шо.

И все, кто наблюдал со стороны, по-разному выглядели, когда смотрели на Хань Шо и трех женщин, не зная, что сказать. Они на самом деле хотели вмешаться, но, к сожалению, не могли решиться в данной ситуации и могли только беспомощно наблюдать, как необычная ситуация развивалась в направлении, которое они совершенно не могли объяснить.

— Великолепно, великолепно. Брайан добился своего! – самым счастливым человеком в толпе был, конечно же, Лоуренс, который испытывал экстаз от того, как разворачивалась ситуация.

Хань Шо и три женщины были представителями четырех разных сил. Если они встанут друг против друга, у Лоуренса точно не будет никакой надежды взойти на трон. В течение всего этого времени Лоуренс словно на иголках сидел и нервничал больше остальных. Он действительно боялся, что четыре стороны нечаянно станут причиной сильных беспорядков, уничтожив все его надежды.

Даже теперь Фиби все равно громко плакала, уткнувшись в грудь Хань Шо. Лоуренс, наконец, действительно смог расслабиться. В глубине души он знал, что хотя никто из трех сторон не был доволен этим исходом, из-за упорства этих трех женщин никто не сможет изменить эту благоприятную ситуацию.

— Прости меня! – Хань Шо обнимал Фиби и повторял те же слова, что и прежде.

Устав бить и ругать Хань Шо, Фиби постепенно подавила боль в своем сердце, вытерла нескончаемые слезы, яростно посмотрела на Хань Шо и сказала:

— В этой жизни ты можешь забыть о попытках бросить меня. Если ты посмеешь это сделать, я убью тебя, а затем сама покончу жизнь самоубийством!

— Если ты хочешь быть со мной, почему же я захочу расстаться с тобой! – Хань посмотрел на Фиби и сказал с глубоким волнением.

— Когда мы уже так далеко зашли, как я могу не быть с тобой. Ты подлец, ты бессердечная тварь! – Фиби почувствовала возмущение и снова отправила кулак в грудь Хань Шо.

Когда Карел услышал, что сказала Фиби, он изменился в лице, четко поняв скрытый смысл слов Фиби. Люди вокруг них были хитрецами и, когда они услышали, что рассказала Фиби, они мгновенно поняли ключевой смысл. Их глаза вспыхнули, и они переводили взгляд с Хань Шо на трех женщин и обратно.

Когда он заметил взгляды этих людей, он тотчас всё понял. Удивительно, но даже толстокожий Хань Шо покраснел и сухо закашлял.

Фиби, Эмили и Фанни постепенно что-то поняли. Почувствовав на себе взгляды всех собравшихся, они начали заливаться краской. Фиби про себя ругала саму себя за свою болтовню. К сожалению, время было не самое подходящее, чтобы попытаться объясниться, и она моментально стала застенчивой и смущенной, не зная, что ей делать.

Так как три женщины приняли Таблетки перерождения, их кожа была светлой и блестящей, нежной, словно вода. Среди них Эмили и Фиби получили питание от Хань Шо, в их телах были немного заметны шарм и зрелость. Если внимательно посмотреть, они действительно как-то отличались от Фанни.

«Забудь об этом, давай забудем об этом. Она тоже была разочарована, отдав свое тело этому щенку. Что еще я могу сказать?» – про себя вздохнул мастер меча Карел, рассеянно глядя на Фиби, а потом, наконец, сказал:

— Ну, пусть будет так. Ты выросла. В любом случае я не могу тебя контролировать.

— Мастер! – тихо вскрикнула Фиби и продолжила. – Мастер, мне жаль. Я разочаровала вас.

— Ай! – вздохнул пространственный священный маг Сабакас. Когда он увидел, что все озадаченно смотрят на него, он улыбнулся и сказал. – Лучше всего, когда молодежь сама разбирается в своих делах. Хе-хе, мы все постарели. Как мы можем ограничивать их во всем? Сейчас Империя Ланселота страдает от внутренних проблем и внешней агрессии, и она именно сейчас находится в самой сложной ситуации. Все, кто здесь есть, это костяк империи. Что мы должны делать сейчас, так это решать проблемы империи!

Так как Сабакас был старейшиной со здравыми моральными принципами и репутацией в империи, даже этот сумасшедший Фиренц как-то его уважал. Теперь, когда он высказался, все обиделись, но никто ничего не сказал.

Будучи защитником Империи Ланселота, Карел, естественно, не был таким, как Фиренц, и не мог наплевать на выживание империи. Когда он услышал, что сказал Сабакас, он постепенно успокоился и сильно задумался, не говоря ни слова.

Сабакас на мгновение замолчал. Увидев, что, кажется, все еще уважают его, он выдохнул. Только он собирался воспользоваться возможностью и примирить все стороны, как Хань Шо неожиданно нахмурился и сказал:

— Эшборн и старший принц Чарльз лично возглавили свои войска и направились в северный район города. Похоже, они собираются решить судьбу всей Империи Ланселота за одну битву!

Оставить комментарий