Глава 422. Часть 1

Похожие на ленты ослепительные лучи крепко окутали все тело Хань Шо, но он не чувствовал, что его что-то сковывает.

Лучи света медленно входили в кожу Хань Шо, и он чувствовал, как освежающий поток проходит через всё его тело, словно он зашел в холодное и освежающее озеро.

Когда маленький скелет увидел, что Хань Шо окутывают лучи из черного ореха, который тот взял у него, скелет протянул свои белоснежные руки, держа в ладонях кусочки руды размером с большой палец. Фиолетовый глаз скелета ярко засиял, словно тот что-то задумал.

Немного посмотрев на происходящее в оцепенении, он сложил ладони и начал тереть их друг о друга. От его ладоней послышался пронзительный скрип, и от них вдруг пошла густая смертоносная аура, а скрип резко прекратился.

Серовато-белые частички начали медленно парить между ладонями маленького скелета. Он быстро подбежал к Хань Шо, посыпая его тело частичками, похожими на песок.

Когда мелкие крупинки падали на тело Хань Шо, они вдруг начинали блестеть, словно звезды на ночном небе, создавая странную, но прекрасную картину. Однако когда мелкие частицы приземлялись на его тело, они исчезали без следа, словно река впадала в океан, и блеск пропадал.

Фиолетовый глаз маленького скелета, который постоянно вился вокруг Хань Шо, покрытого оболочкой из черного плода, светился ярким насыщенным цветом. Маленький скелет рассыпал частички из своих рук по всему телу Хань Шо, стараясь не пропустить ни единого уголка.

Сначала на Хань Шо накатило приятное чувство уюта и лени, словно он качался на волнах освежающей воды, из-за чего чувствовал себя вялым, и его немного тянуло в сон.

Однако когда мелкие частички приземлились на его тело, в тех местах, на которые они упали, вспыхнула жгучая пронзительная боль. Казалось, нитеобразные частицы были живыми, когда они медленно срастались с костями Хань Шо.

Хань Шо, который сначала чувствовал себя расслабленно и вяло, вдруг ощутил, что его тело стало невероятно тяжелым. Куда бы ни приземлялись крупицы, кости в этом месте словно наливались свинцом. Хань Шо понял, что это ощущение тяжести не было иллюзией, а происходило на самом деле.

С помощью своего сознания Хань Шо посмотрел, что происходит внутри его тела, и четко увидел, как частицы, сверкающие словно звезды, встраивались в его скелет, постепенно укрепляя его кости и делая их сильнее. Ощущения были похоже на те, что Хань Шо впервые испытал, когда переродился.

Постепенно многочисленные лучи света от плода полностью вошли в тело Хань Шо. Маленький скелет перестал ходить вокруг него. Мелкие частицы из его рук, похожие на песок, перетекли в скелет Хань Шо, словно вода, сливаясь со свечением плода и усиливая каждый сантиметр костей Хань Шо.

В течение всего этого процесса кости Хань Шо болели так, словно их пронзали сотни тоненьких игл. Однако продвинув уровень своих демонических искусств до такого уровня, Хань Шо испытал все виды боли. По сравнению с тем разом, когда у него раскололся череп, и он почувствовал ужасную боль, словно его мозги покрошены на кусочки, ту боль, которую Хань Шо сейчас чувствовал, он мог легко вытерпеть.

Поэтому по Хань Шо не было заметно, что этот процесс для него невыносим, и он даже не застонал. Он притих, словно заснул.

Маленький скелет, который был рядом с Хань Шо, изумленно посмотрел на него, будто выражение лица Хань Шо было очень странным.

Неизвестно, сколько времени прошло, когда Хань Шо почувствовал, что боль во всем теле утихает, и теперь он уже может не обращать на нее внимания. Именно в этот момент он выдохнул и открыл глаза. Когда Хань Шо посмотрел вниз, он понял, что раны исчезли, и больше в его теле не было ничего необычного.

Он хрустнул шеей, взмахнул руками, разминая мышцы и кости. Вдруг Хань Шо изменился в лице. Всё потому, что он неожиданно почувствовал, что вес его тела увеличился в десять раз. Просто невообразимо!

Этот, обычный на первый взгляд, плод усилил кости Хань Шо и увеличил их прочность, из-за чего теперь его стойкость была просто ошеломительная. Так как прочность его костей возросла, то и вес тела тоже увеличился. Хотя Хань Шо мысленно был готов к этому и понимал, что с его телом произойдут изменения, но когда эти изменения превзошли все его ожидания, Хань Шо очень сильно удивился.

— Что это за плод? Для чего он используется? — шокированный Хань Шо какое-то время в оцепенении смотрел на него, а потом задал вопрос маленькому скелету.

— Мы называем его «черным твердым кристаллом». Так же, как блестящий самоцвет, который ты взял в тот раз, черный кристалл — чудодейственный предмет из моего мира. Блестящий самоцвет может усиливать душу, очищая ее; черный твердый кристалл усиливает кости и делает их прочнее. Такой черный твердый кристалл может усилить тело злого рыцаря в несколько раз. Я уже использовал черный твердый кристалл и ужасно мучился. Однако поглотив энергию черного твердого кристалла, я заметил, что мои кости стали гораздо тверже, — объяснил маленький скелет Хань Шо, потом сделал небольшую паузу и вздохнул от восхищения. — Отец, ты поистине удивителен! Ты нисколько не боишься боли!

Оказалось, этот плод был насколько же бесценен, как и блестящий самоцвет. Неудивительно, что он обладал таким чудотворным эффектом! В последний раз, когда Хань Шо спускался в подземный мир, он собственными глазами видел, как отчаянно нежить сражалась за блестящий самоцвет. Поэтому он знал, что этот черный твердый кристалл точно был тем желанным предметом, за которым охотилась нежить.

Маленький скелет, как ни странно, не оставил это драгоценное сокровище себе, чтобы увеличить собственную силу, а вместо этого без малейших колебаний подарил его Хань Шо. Это очень тронуло Хань Шо. Когда он посмотрел на обычный на вид маленький скелет и уже был готов похвалить его, он вдруг подумал еще кое о чем.

В прошлом всегда, когда с телом Хань Шо происходили изменения, время пролетало незаметно. Он не знал, много ли времени прошло в этот раз, когда он использовал черный твердый кристалл, чтобы укрепить кости. В данный момент, когда город Оссен погрузился в хаос, время было самой большой драгоценностью. Так как Хань Шо был тем, кто мог следить за всей ситуацией на расстоянии, в этот критический момент без него не могли обойтись.

— Сколько времени прошло? — Хань Шо нахмурился и спросил у маленького скелета.

— Понятия не имею! — спокойно ответил маленький скелет.

Хань Шо вскоре опомнился. Кладбище Смерти было таким же местом, что и загробный мир, где не существовало понятия времени. Кладбище Смерти находилось за мощным барьером. Ни солнечный свет, ни лунный свет не могли сюда проникнуть, и поэтому, естественно, было невозможно определить время по восходу или закату солнца и луны.

Подумав о надвигающейся большой битве, Хань Шо сразу же запаниковал. Он не смел больше оставаться на Кладбище Смерти. Отправив маленького скелета обратно в загробный мир, он быстро встал посередине пространственной матрицы на Кладбище Смерти.

Откуда ни возьмись в уши Хань Шо хлынул топот лошадиных копыт, магических взрывов и несчастное завывание солдат, стоящих на пороге смерти. Источник этих звуков был не так далеко.

Битва уже точно началась! Хань Шо мгновенно пришел в чувство, сворачивая пространственную матрицу. Самые разнообразные образы всплывали в его голове и позволяли ему внимательно наблюдать за всем, что происходит.

До тех пор, пока Хань Шо был в городе Оссен, мистические демоны могли передавать в его мозг всё, что происходит в городе. Однако если Хань Шо будет слишком далеко от города Оссен, связь между ним и его мистическими демонами будет слишком слабой, чтобы поддерживать передачу информации. Кроме того, Кладбище Смерти находилось под особым барьером, и поэтому Хань Шо, конечно, не мог знать, что происходит в городе Оссен, пока был на Кладбище.

Но как только Хань Шо вернулся в город Оссен через пространственную матрицу, его связь с двенадцатью мистическими демонами тут же была восстановлена, и он мог вернуть контроль над всей ситуацией.

Через мистических демонов Хань Шо видел, что свирепая битва шла на нескольких пространных участках вокруг замка. Силы, возглавляемые Фиренцом, Карелом и Лоуренсом неустанно сражались против войск Эшборна и старшего принца Чарльза, каждую секунду теряя бойцов.

Изначально этот замок использовался для хранения боеприпасов, и так случилось, что вокруг него никто не жил. Окрестности представляли собой просто обширные пустыри, что предоставляло обеим сторонам прекрасное место для сражения.

Оставить комментарий