Глава 422. Часть 2

Везде, куда бы он ни посмотрел, шла ожесточенная битва. На каждом клочке земли в радиусе нескольких километров от замка сражались войска. Помимо северной части города мистические демоны были направлены и в другие районы. Они видели, что и другие части города, в том числе и императорский дворец, были объяты пламенем сражений.

Однако в отличие от великой битвы, происходящей в северной части, сражения в других районах были гораздо меньше по масштабу. Всё потому, что под руководством Лоуренса все высокопоставленные персоны, которые могли угрожать Чарльзу, собрались сейчас в северной части города.

Неизвестно, было ли заключено негласное соглашение, но никто из священных мастеров не участвовал в битве. Карел и Сабакас на стороне Лоуренса, Демпус и священный рыцарь на стороне Чарльза – все стояли в стороне и смотрели, как сражались их войска.

И Лоуренс, и Чарльз знали, насколько смертоносными были священные мастера, особенно священные маги. Одного запрещенного магического заклинания было достаточно, чтобы изменить ход сражения. Однако все королевства на Глубинном Континенте принимали участие в негласном соглашении, которое гласило, что священные маги не должны использовать запрещенную магию в обычных сражениях.

Так как запрещенную магию нельзя было использовать против внешних врагов, то само собой подразумевалось, что ее нельзя использовать и во время внутренних конфликтов. Хотя город Оссен был довольно огромным, если бы он попал под обстрел нескольких запрещенных магических заклинаний, столица Империи Ланселота, город Оссен, исчезла бы с континента, унеся с собой бесконечное число жертв среди его жителей.

Именно поэтому и священный маг Сабакас, и священный маг Демпус просто наблюдали за войной, и пальцем не пошевелив. Никто из них не смел использовать запрещенную магию против армии противника, который был из той же самой империи.

Фиренц был главнокомандующим в этой войне. Заняв очень выгодную позицию в центре замка, Фиренц без остановки орал, и несколько офицеров в доспехах под его командованием методично выстраивали свои войска согласно приказам и атаковали войска Эшборна и Чарльза со всех направлений.

Хань Шо следил за всей ситуацией через мистических демонов. Он вдруг понял, что под нескончаемый ор Фиренца войска из Легиона Хоулинг, который выглядел так, словно солдат в случайном порядке расставили по равнине, вдруг, непонятно как, образовали несколько необычных формирований и разделили армию Эшборна и Чарльза на несколько больших частей и тихо окружили каждую из них.

Только Хань Шо, который мог наблюдать за всей ситуацией в целом через мистических демонов, смог ясно увидеть эту странную трансформацию. Солдаты и генералы, принимающие участие в сражении, никогда бы не смогли заметить тихих изменений в битве, если бы не наблюдали за всем сверху.

У Легиона Хоулинг, который привел Фиренц, на доспехах был одинаковый рисунок. Эти солдаты пришли с южной границы, и у них был многолетний опыт сражений против ожесточенных орков. Все их оружие было пропитано слишком большим количеством крови. Все они выглядели отважно и хладнокровно. Их боевая мощь была гораздо более страшной, чем мощь Рыцарей Редбеда, которых Хань Шо видел раньше.

Боевая мощь стражников города Оссен тоже считалась одной из лучших. Однако когда они столкнулись с Легионом Хоулинг под командованием Фиренца, их сопротивление явно подавлялось. Несмотря на то, что они были лучше экипированы, их опыт сражений, согласованность действий войск и сила каждого отдельного бойца были гораздо ниже, чем у Легиона Хоулинг.

Хань Шо вдруг заметил, что Легион Хоулинг и стражники северной части города на самом деле постепенно одерживали верх под кажущимися сумасшедшими командами Фиренца. Непонятно как, они выживали войска Эшборна и Чарльза.

Этот безумец, который много лет держал всё на южной границе в полном порядке, не позволяя варварским оркам пройти через оборонительные рубежи, определенно оправдывал свою репутацию! Хань Шо был в восторге, он полностью убедился в выдающихся способностях Фиренца командовать сражением.

— Фиренц! Эти люди – солдаты Империи Ланселота. Они не виноваты. У них не было другого выхода, кроме как просто сражаться, потому что им приказали Чарльз и Эшборн. Если они погибнут, это будет утрата для Империи Ланселота! – священный мастер меча в ярости посмотрел на Фиренца.

Карел на первое место ставил будущее Империи Ланселота. Он видел, что под командованием Фиренца северная часть города практически полностью превратилась в военный фронт, где повсюду лежали трупы, трупы солдат, которые были преданы и верны Империи Ланселота. Однако так как они выступали под командованием разных главнокомандующих, у них не было другого выхода, кроме как безжалостно убивать друг друга. Терять собственных людей империи — это именно то, что Карел не хотел видеть, и поэтому он без конца поднимал по этому поводу шум.

Даже главный старейшина Темной Мантии Сабакас чувствовал бесконечную скорбь, когда видел, что жертв с каждой минутой всё больше. Он секунду помедлил, а потом закричал:

— Фиренц! С твоей скоростью, даже если мы выиграем войну, империя сильно ослабнет!

Фиренц был непоколебим и продолжал завывать команды своим офицерам. Когда он увидел, что Сабакас и Карел все еще кричат, он вдруг посмотрел на Карела и сказал:

— Во время междоусобицы, в какой бы стране на континенте она ни происходила, какое государство не оказывается в реках крови? Если не нанесением поражения армии Эшборна, ты думаешь, заставишь его отступить, просто поговорив с ним?

Хм, когда на поле боя был священный рыцарь и священный земной маг Демпус, не говоря уже об окружающих их самых различных мастерах, даже силы полубога может быть недостаточно, чтобы убить их! Не думаю, что у тебя есть план получше?

Послушайте, вы оба! Этот вопрос можно решить быстро, только пролив кровь. Чем дольше тянется междоусобица, тем хуже для империи. Черт, моих людей тоже убивают, и я что ли жалуюсь? В чем смысл этих эмоций? Ну, если вам не нравятся мои методы, я могу отойти в сторону и ничего не делать. Давайте посмотрим, убедите ли вы, ребята, этих старых лисов по ту сторону отказаться от трона силой слова. Вы хотите взять на себя руководство сражением? – несдержанно сказал Фиренц, засыпая двух мастеров словами, словно из артиллерии, и лишая их дара речи и каких-либо аргументов для возражения.

Фиренц всегда был высокомерным и тщеславным. В другое время он, наверное, все равно проявил бы некое уважение к Сабакасу. Однако во время войны Фиренц мгновенно превращался в настоящего безумца. Чтобы добиться победы, он мог даже нарушить приказ Его Величества без малейших сомнений. Поэтому не стоит и говорить, что Фиренц и глазом не повел, когда услышал советы двух священных мастеров.

После этой вульгарной словесной порки Фиренц больше не обращал на них внимания и продолжал выкрикивать приказы своим солдатам, передавая информацию о поле боя своим войскам. Его Легион Хоулинг медленно и тихо брал контроль над полем боя, окружая войска Эшборна, пока никто этого не замечал.

Два священных мастера с горечью закрыли глаза и вздохнули. Хотя они чувствовали себя обиженными, другого выхода не было. Командование широкомасштабным сражением не было их лучшей стороной. Кроме того, без Фиренца и его Легиона Хоулинг это сражение просто невозможно было выиграть.

Более того, в словах Фиренца был смысл. Тот, кто медлит, проигрывает. К сожалению, Империя Ланселота в сегодняшнем ее состоянии могла быстро унять беспорядки только с помощью кровавого сражения. Иначе, если одна из сторон уйдет из города Оссен и займет другие земли, сражение перекинется в другие города, что для Империи Ланселота будет разрушающим ударом.

Поэтому, несмотря на то, что два священных мастера были обруганы Фиренцом, они могли только проглотить свою обиду и больше не сметь перечить Фиренцу, чтобы не сводить его с ума.

Получив представление обо всех местах, Хань не мог не вздохнуть с облегчением. Он больше не оставался в пещере, которую выкопал, а сразу же вылетел и направился во дворец.

— Вжик, вжик! – несколько стрел большой дальности, направленные на Хань Шо, пронзили небо.

Хань Шо сильно удивился. Он посмотрел вниз и увидел несколько солдат из Легиона Хоулинг, которые были хладнокровны и посмотрели на него смертоносными взглядами. Они неожиданно заметили Хань Шо издалека и выстрелили в него.

Хань Шо сразу же стал оценивать Легион Хоулинг значительно выше. Он использовал заклинание, и в воздухе появился белый бутон. Костяной щит отразил стрелы, и Хань Шо остался невредим. К этому моменту он уже добрался до середины замка, где был Фиренц.

Оставить комментарий