Глава 423. Обучая последователя (часть 1)

— Щенок, мы уже два дня сражаемся. Где, черт возьми, тебя носило? – когда Фиренц увидел Хань Шо, он не смог удержаться и громко заругался.

Хань Шо считался ключевым человеком в этом сражении. Когда он вдруг исчез на два дня, все испугались, особенно Фиби, Фанни и Эмили. Они даже подумали, что Хань Шо побоялся наказания и спрятался, из-за чего все были, словно на иголках и не знали, что делать.

К счастью, Темная Мантия продемонстрировала удивительные способности. В течение двух дней, пока не было Хань Шо, члены Темной Мантии прятались в городе Оссен и безостановочно передавали всю информацию, помогая Фиренцу, Старому Хану и остальным принять более точное решение расставить войска так, чтобы преимущество в битве было на их стороне.

— Эм, мне нужно было разобраться с личными делами, — Хань Шо тоже не ожидал, что черный твердый кристалл задержит его на Кладбище Смерти на два дня. Хань Шо изначально хотел только взглянуть на состояние зомби земли и сразу же вернуться. Он не знал, что останется там так долго. Поэтому ему нечего было сказать, а Фиренц продолжал ругаться.

— Ну, тогда ладно, хватит болтать о всякой ерунде. Раз уж ты здесь, опиши мне, как обстоят дела в других районах. На этот раз мы должны решить проблему за одну битву, чтобы не дать Эшборну и остальным улизнуть. Иначе, как только Эшборн и остальные уйдут из города Оссен, будет еще больше битв в Империи Ланселота, — Фиренц был очень груб с Хань Шо и подгонял его предоставить информацию о том, как разворачивается ситуация в более крупном масштабе.

В такой критический момент Хань Шо больше ничего не сказал и сразу же начал описывать Фиренцу ситуацию в каждом районе городе Оссен, наблюдая за всем через двенадцать мистических демонов, даже не пропуская подробностей разговоров Эшборна Чарльза и остальных.

Фиренц спокойно слушал рассказ Хань Шо, постоянно выкрикивая приказы. У Фиренца были не только свои солдаты, но и три высокопоставленных члена Темной Мантии, и Эмис. В такой критический момент Эмис тоже стал подчиненным Фиренца. По его приказу Эмис передавал информацию через огромную организацию Темной Мантии во все уголки города Оссен.

Именно во время этих событий Хань Шо понял, что сражение в городе Оссен все эти два дня шло без остановки. Так как Чарльз безжалостно отдавал приказы, ничуть не заботясь ни о каких прошлых чувствах, за исключением войск Лоуренса, войска двух других принцев несли много жертв. Чарльз точно намеревался уничтожить их, постоянно давя на двух принцев.

Два принца, которые сразу же отозвались, понесли катастрофические потери за последние два дня и были доведены до того, что у них не было другого выхода кроме как отправиться в северный район города и примкнуть к рядам Лоуренса, чтобы объединить силы и вместе сразиться с Чарльзом.

Когда силы Лоуренса пополнились войсками двух принцев и Легионом Хоулинг под командованием Фиренца, военная мощь лагеря Лоуренса уже ничуть не уступала мощи лагеря Чарльза. За последние два дня северный район города Оссен стал основным полем сражения. Однако под командованием Фиренца силы двух принцев тоже были задействованы, и постепенно силы Лоуренса стали выгрызать себе территории в других районах города, которые были под контролем Эшборна и остальных.

На данный момент казалось, что они достойно справляются. Войска Эшборна постоянно незаметно уничтожались, и у них уже не было больше сил контролировать весь город Оссен в одиночку.

Пространственный священный маг Сабакас тоже сновал повсюду в течение этих двух дней, запечатывая все пространственные матрицы в городе Оссен и разрушая планы любого, кто использовал пространственные матрицы для высылки через них подкрепления из других городов.

Все масштабные матрицы в городе Оссен были размещены священным пространственным магом Сабакасом. Хотя Эшборн и Чарльз вместе с большими войсками неожиданно стали управлять этими матрицами, как человек, который размещал матрицы, Сабакас хоть и не мог их свернуть, но он мог их запечатать.

Поэтому никто не смог перевести войска из других городов через пространственные матрицы. В краткосрочной перспективе битва в городе Оссен не перекинется на другие города. Кто бы ни сумел быстро победить в городе Оссен через несколько дней, скорее всего, станет Королем Империи Ланселота.

— Хорошо, от тебя здесь больше ничего не требуется. Делай, что должен делать! – Фиренц раздраженно поторопил Хань Шо уйти после того, как тот описал Фиренцу ситуацию во всех районах города Оссен, а Фиренц отдал множество приказов, отталкиваясь от рассказов Хань Шо.

Хань Шо немного посмотрел растерянно, а потом тихо кивнул и направился туда, где находились три женщины.

В данный момент Фанни и остальные стояли в гостиной, располагавшейся на втором этаже замка. Хань Шо уже заметил трех женщин через своих мистических демонов. Хань Шо не знал, что в тайне обсуждали эти трое, но казалось, что они уже не так холодно относились друг к другу, как два дня назад. Хотя они еще не были лучшими подругами, но они уже не ссорились друг с другом.

Даже сейчас Хань Шо честно все еще был насторожен и как-то не осмеливался встретиться с тремя женщинами. Однако Хань Шо знал, что кое-чего нельзя избежать. С того момента, как он появился после своего исчезновения на два дня, если бы он не подошел к трем женщинам, он бы не смог найти оправдание своим поступкам. Поэтому он мог только собрать всё свое мужество в кулак и отправиться в гостиную, в которой были три девушки.

Когда Хань Шо специально начал топать так, что его шаги стали эхом раздаваться за пределами гостиной, взгляды трех женщин, о чем-то разговаривавших, с безразличием обратились на Хань Шо, который уже появился у дверей. Их взгляды, словно стрелы, пронзили тело Хань Шо, из-за чего тот почувствовал себя очень неуютно.

Принужденно покашляв, Хань Шо воскликнул:

— О, вы все здесь!

Фиби печально посмотрела на Хань Шо и сказала:

— Верно, мы все ждем тебя, мистер большая шишка. Мы точно не посмеем вести себя как ты, прячась во время войны. Если бы мы не знали тебя, кто-нибудь уже точно бы отправился на твои поиски!

Когда Фиби говорила, ее глаза попеременно смотрели то на Эмили, то на Фанни, явно на что-то намекая.

Эмили была спокойна и безмятежна, ее губы сложились в смешную улыбку, когда она посмотрела на Хань Шо, которого слова Фиби не так уж и задели. Однако судя по лицу Фанни, она явно вела себя непринужденно, или, наверное, из-за того, что она еще не очень хорошо была знакома с Фиби и Эмили, она вдруг покраснела и залилась краской.

— Я не знал, что меня не будет два дня. Однако, кажется, без меня в замке всё идет лучше. Ха, разве наша сторона не одерживает верх постепенно? – высмеял себя и усмехнулся, когда мимоходом заговорил с тремя женщинами.

— Пока тебя не было в замке, все обязанности по сбору информации были на Темной Мантии. Эти два дня члены Мантии трудились как пчелки, стараясь быть предельно осторожными, боясь попасться и повлечь за собой смену власти. Однако отец Фанни действительно выдающийся человек. Когда он встал у руля, ситуация постепенно стала налаживаться, — сказала Хань Шо Эмили и улыбнулась.

Из трех женщин Эмили знала больше всего секретов Хань Шо, в том числе она знала и о том, что Кладбище Смерти находится под контролем Хань Шо. У нее были догадки, что Хань Шо, наверное, отправился на Кладбище Смерти через пространственную матрицу. Поэтому она не очень была встревожена неожиданным исчезновением Хань Шо, а, наоборот, успокаивала двух других девушек.

— Хмм, он знает только как вести войну, — когда Фанни услышала, как Эмили хвалит ее отца, она не обрадовалась, а наоборот, как-то обиженно заворчала.

До этого Хань Шо узнал от Фанни, что Фиренц продолжал участвовать в военных кампаниях, когда мать Фанни была серьезно больна. Даже когда ее мать скончалась от болезни, Фиренца все еще не было рядом. Из-за этого Фанни постоянно волновалась. Кажется, даже до сих пор она его не простила.

— Он еще и действовал в интересах империи и южной границы. Если бы твой отец не сражался так ревностно, бесчисленное количество семей на южной границе прозябали бы в нищете и остались бы без крыши над головой! Сестра Фанни, на самом деле твоему отцу тоже не просто, — мягко вздохнула Эмили, тактично утешая Фанни.

— Я и это знаю. Но когда я видела, как моя мать постоянно говорила о нем перед смертью, и у нее даже не было шанса увидеть его в последний раз… — громкость голоса Фанни постепенно уменьшалась, словно несчастливые воспоминания прорвались беспомощным потоком слов.

Оставить комментарий