Глава 428. Уже неизбежный исход

— Господин Коссе, господин Коссе! — вдруг завизжал белый священник рядом с Коссе.

— Он мертв, господин Коссе мертв! — вдруг, сам того не желая, закричал другой Рыцарь Храма. Его крик был очень громким, и голос его можно было услышать издалека.

Когда священный рыцарь Блаунт, в чьем горле было полно крови, услышал эту новость, из него струей брызнула кровь, которую он все это время сдерживал. Когда-то блестящее золотое копье Блаунта теперь было покрыто трещинами, словно панцирь у черепахи. Последняя атака сильно его повредила.

— Успокойтесь, все успокойтесь. Быстро заберите «Откровение»! — закричал издалека Блаунт.

Лучи кроваво-красного света рассекли воздух и посыпались вниз, словно дождь из стрел. Остатки кровавого облака, которое окутывало Хань Шо, вращались вокруг опускающейся молнии меча, усиливая ее разрушительную силу. Они доказали, что являются смертельным оружием, забрав жизни последователей Церкви Света, находящихся внизу.

Несчастные завывания раздавались, не переставая. Бомбардировка лучами кровавого света мгновенно убила более половины последователей Церкви Света. Их тела были в ужасном состоянии, и даже прочная броня Рыцарей Храма просто не смогла выдержать атаку красного света и превращалась одна за другой в лужи крови.

Блаунт громко воскликнул и оторвался от земли. Он увидел, что белый священник уже взял божественное оружие Церкви Света «Откровение» и взмахнул золотым копьем в своей руке, чтобы заблокировать кровавый свет, летящий на белого священника. Его глаза налились кровью, когда он посмотрел на Хань Шо, устрашающе стоявшего в небе, его сердце наполнилось безграничной ненавистью. Когда дождь кроваво-красного света, наконец, прекратился, около Блаунта осталось не больше тридцати воинов. Их операцию против Империи Ланселота можно было считать полным провалом. Даже представитель Церкви Света в Империи Ланселота, красный архиепископ Коссе, был убит на месте. Потери, которые они понесли, превзошли ожидания Блаунта.

Густое кровавое облако в небе уже исчезло. Хань Шо, у которого сначала были алые зрачки и пугающий вид, вернулся в свое обычное состояние. В этот момент он равнодушно посмотрел вниз на все разрушения, но не стал ничего дальше делать.

В руке он держал алое оружие, светящееся алым светом. Кроваво-красный свет исходил из рукоятки оружия, словно оно пропитывалось кровью миллионы лет. Витающее желание убивать исходило от оружия, отчего люди испытывали тревогу.

— Блаунт, ты этого не ожидал, да? Хе-хе, эта цена, которую должна заплатить Церковь Света! Все это время Церковь Света атаковала меня, как бешеный пес, и я просто оборонялся, — усмехнулся Блаунту Хань Шо и продолжил. — Однако я не буду просто так ждать, когда ты атакуешь. С этого дня я буду усердно искать и уничтожать всех сильных участников одного за другим. К сожалению, ты не доживешь до этого момента.

— Ты, мерзкий еретик, Бог Света не позволить тебе жить в этом мире. Я гарантирую, что ты очень скоро умрешь, — Блаунт ответил Хань Шо, стиснув зубы.

Хань Шо издевательски улыбнулся и покачал головой, поднимая Лезвие, Уничтожающее Демонов, и помчался на Блаунта, словно хотел обезглавить Блаунта на месте.

Но до того, как Хань Шо смог приблизиться к Блаунту, тот уже со скоростью света помчался к члену церкви, у которого было «Откровение». Когда он схватил божественное оружие, его золотая броня вдруг взорвалась ослепительным золотым светом. Божественная энергия окутала Блаунта, вознесла его вверх в небо и золотым лучом умчалась к горизонту.

— Он сбежал! Священный рыцарь в самом деле сбежал! — закричала, не веря своим глазам, Сессилия, наблюдавшая за схваткой по кристаллическому шару.

— Блаунт был тяжело ранен. Похоже, Брайан произвел на него неизгладимое впечатление, — сказал священный мастер меча Карел.

— В Церкви Света простым людям не удержать священного рыцаря уровня Блаунта. Все потому, что Церковь Света точно не позволит потерять их. Если бы Блаунт хотел уйти, он бы сделал это давным-давно. Он просто хотел защитить Коссе и остальных членов, и он был уверен, что сможет отбиться от Хань Шо. Вот почему он откладывал свой уход.

К сожалению, он все равно не смог помешать Брайану, и даже был серьезно ранен. Однако можно сказать, что с этого дня наша Империя Ланселота враждует с Церковью Света. В будущем будет еще много проблем. Церковь Света имеет колоссальное влияние в Империи Оден, самом могущественном королевстве на Глубинном Континенте. Возможно, в этот раз нам будет угрожать Империя Оден, — слегка вздохнул Сабакас. Он немного волновался за будущее Империи Ланселота.

— Хе-хе, ты не можешь знать наверняка. Мадам Грейс предсказала, что пока Брайан будет оставаться в Империи Ланселота, наша империя будет процветать. Все, что случилось сегодня, соответствует пророчеству. Посмотри на положение дел империи сегодня, разве эти все изменения не произошли благодаря Брайану?

Может быть, Брайан будет как полубог Аурмика Катэн и принесет Империи Ланселота сотни лет процветания. Хе-хе, даже, несмотря на то, что мы не можем знать наверняка, я на самом деле очень высокого мнения о нем. Кроме того, Империя Оден и Империя Ланселота разделены огромным расстоянием. Я не верю, что они смогут атаковать нас с такой дали, — ответил Сабакасу священный мастер меча Карел и улыбнулся. Кажется, он был в довольно хорошем настроении.

— Чего здесь бояться? А что если армия Империи Оден нападет? Хмм, я бы хотел встретиться с самой сильной армией континента и увидеть, насколько они сильны! — Фиренц, помешанный на сражениях, хотел попробовать. Он явно был бы счастлив увидеть весь мир в хаосе.

Услышав замечания Карела и Фиренца, Сабакас подумал, что Империя Оден и Империя Ланселота в самом деле отделены большим географическим расстоянием, и от сердца у него немного отлегло. Вскоре он пошевелил пальцами, и кристаллический шар в его руке на мгновение завращался, а потом его блеск медленно исчез, и образы в нем тоже растворились.

В этот момент Хань Шо удивился, когда посмотрел в ту сторону, куда сбежал Блаунт, но почувствовал, как с души упал камень.

В отличие от того впечатления, которое он произвел на Блаунта, Хань Шо сейчас был силен только внешне, но на самом деле был слаб. Он показал такую мощь только благодаря энергии густого кровавого облака и отрицательной энергии Лезвия, Уничтожающего Демонов. Сейчас густое кровавое облако, окутывавшее Хань Шо, уже исчезло и даже отрицательная энергия Лезвия, Уничтожающего Демонов, начала убывать.

Поэтому теперь у Хань Шо не было источников, откуда он мог бы черпать свою силу, и сейчас у него осталось только то количество сил, которое было у него, когда он исподтишка атаковал Блаунта. Если бы Блаунт в панике не сбежал и решил сражаться до последнего, наверное, он не проиграл бы Хань Шо.

К сожалению, предыдущее выступление Хань Шо было слишком впечатляющим. Раны Блаунта пробили брешь в его уверенности, и он решил зайти так далеко, что пренебрег остальными членами церкви и воспользовался особенной возможностью своей брони с божественной энергией, чтобы быстро сбежать с поля боя.

Хань Шо с облегчением выдохнул, когда Блаунт убежал. Он не мог не обратить свой взгляд к оставшимся членам Церкви Света, которые находились в отчаянии. Эти люди видели, как погиб Коссе, а Блаунт сбежал, были запуганы представлением Хань Шо. На их серых лицах больше уже не читалась надежда на жизнь, когда на них смотрел Хань Шо.

После того, как ранили элитного земного монстра Хань Шо, у него уже не осталось больше жалости к Церкви. Он понял, что враждебность между ним и Церковью Света перестанет существовать только тогда, когда один из них умрет. Только когда Церковь Света будет полностью стерта с континента, он сможет жить мирной жизнью. Единственным способом решить проблему этих фанатиков-последователей – убить их всех.

После того, как Блаунт сбежал, оставшиеся представляли собой бесполезных солдат, с которыми Хань Шо мог справиться без труда со своей первоначальной силой. Он ухмыльнулся, глядя на оставшихся членов Церкви Света. В тот момент, когда Хань Шо собирался что-то сказать, белый священник неожиданно громко запел песню, восхваляющую и почитающую Бога Света.

Священник закончил петь и плачевно закричал:

— Бог Света точно очистит ваши души и отомстит за то унижение, которое мы испытали сегодня.

После этого под взором Хань Шо белый священник возглавил волну самоубийств оставшихся членов церкви.

— Действительно группа людей, чье сознание извращено. Религия, в самом деле, отравляет сознание! – Хань Шо не мог удержаться от вздоха, когда увидел, что последователи Церкви Света, зная, что у них нет шанса сбежать, убивали себя один за другим на глазах у Хань Шо.

Хань Шо поднял голову и посмотрел на небо. Он все еще чувствовал витающее желание убивать, окутывающее весь город Оссен. Хотя Хань Шо уже и поглотил часть этого желания, его было все так же много, как и раньше. Это весьма взбодрило Хань Шо.

Сейчас, две вытекающие из Хань Шо, входившего в состояние демонизма, энергии Лезвия, Уничтожающего Демонов, волшебным образом вернулись в нормальное состояние. До этого грязная энергия превратилась в чистую отрицательную энергию, тонкой струйкой втекающей в Лезвие. Лезвие снова вернулось к своему нормальному состоянию, став частью сознания Хань Шо.

Энергия, которую Хань Шо собирал через гигантскую воронку, уже сохранилась в младенце демона в его теле, но пока еще полностью не впиталась. Но в общем теперь Хань Шо чувствовал себя невероятно расслабленно, когда выпустил всю хаотическую энергию. Он уже больше не боялся впасть в безумие, и ему пока не нужно было беспокоиться о бунте между Лезвием, Уничтожающим Демонов, и собственным телом.

Теперь, когда у Хань Шо просветлела голова, он быстро посмотрел на происходящее через мистических демонов. Поражение Эшборна и его людей теперь было более чем очевидно, и даже Эшборн и старший принц Чарльз уже поняли это и собирались отступать.

Остальные регионы, расположенные дальше от города Оссен, тоже были отвоеваны под предводительством Фиренца и благодаря совместной работе двух других принцев. Кажется, неожиданный бунт Эшборна и Чарльза полностью провалился.

Когда мистические демоны облетели замок, Хань Шо обнаружил, что толпа оживленно обсуждает его. Хань Шо не знал, смеяться или плакать от этих разговоров. Он узнал, что его статус неожиданно взлетел до небывалых высот.

На крыше часовой башни с головы до пят трясся Болланд, словно у него был припадок. Он покраснел и, кажется, потерял контроль над собственным телом. Сумасшедшее желание убивать тоже можно было увидеть в его глазах.

Хань Шо немного поразмыслил, а потом быстро пришел в чувство. Он про себя проклинал Болланда за его безрассудство, пока на высокой скорости летел к нему.

Кроваво-красный свет с резким свистом оставил на небе полоску. Хань Шо прилетел к Болланду, протянул левую руку, прижал ее к груди Болланда и резко толкнул. Дрожащий Болланд вдруг пришел в себя.

— Кхм, кхм…

Балланд был похож на тонущего человека, который вдруг снова мог дышать. Его лицо залилось краской, когда он начал сильно кашлять. Желание убивать в его глазах постепенно исчезало.

Хань Шо еще раз прижал руку к груди Болланда, вытащив часть хаотического желания убивать до того, как Болланд смог отреагировать. Затем он похлопал Болланда по спине.

Болланд издал приглушенный стон и упал на землю. Его глаза полностью вернулись к своему прежнему состоянию, но его лицо было бледным. Он встал перед Хань Шо на колени и сказал:

— Старейшина, спасибо!

Хань Шо холодно ухмыльнулся и со злостью в голосе сказал:

— Я говорил тебе до того, как ушел, что твое тело не может выдержать слишком большого количества желания убивать, и что ты должен остановить воронку в своем теле, когда почувствуешь, что на пределе. Но ты не послушал. Если бы я не пришел вовремя, твое тело бы тут же разорвало.

— Старейшина, прости. Я ошибся! — Болланд в ужасе извинился и поспешно объяснил. – Я был слишком жаден. Я никогда бы не подумал, что могу поглощать такого рода желание убивать, чтобы увеличить свою силу. Теперь, когда мне выдалась такая возможность, пусть и так нелегко, я правда не мог сдержать свой восторг. Я продолжал говорить себе, что я поглощу еще немного и остановлюсь, но всякий раз не останавливался. К тому времени, когда я почувствовал, что мое тело вот-вот взорвется, я понял, что больше не могу контролировать свое тело.

Соблазн сильно увеличить силу был как раз тем, чему не мог противостоять Болланд. К тому же он впервые мог поглощать такую энергию. Он просто не мог различить оттенки жадности, что и привело к таким последствиям.

— Забудь об этом. В этом есть и моя вина, что я осторожно не напомнил тебе. Я думал, что в твоем возрасте можно себя хорошо контролировать. *Вздох*, ты должен запомнить, наша боевая техника очень отличается от боевой ауры, и она требует, чтобы все тело было очень сильным. Пока твое тело не будет готово выдержать ее, никогда второпях не поглощай энергию, которую твое тело не выдержит, — вздохнул Хань Шо и сказал.

— Старейшина, я усвоил урок. С этих пор я больше не буду таким безрассудным, — Болланд в самом деле признал собственную импульсивность и встал перед Хань Шо на колени, чтобы попросить прощения.

Оставить комментарий