Глава 486. Преследуемый

Хань Шо начал день, слоняясь вдоль ослепительного ряда прилавков, продающих всякую всячину. Казалось, удача была на его стороне. После небольшой прогулки к нему в руки попали два куска глинистой породы.

В небе медленно поднималось солнце, на улице все чаще и чаще стала появляться знать. Они были облачены в роскошную одежду и передвигались или верхом на высоких лошадях, или на колесницах. Они не останавливались на бурлящей улице, а направлялись прямиком туда, где проходил аукцион.

Благодаря появлению этих персонажей на изначально запруженной улице появилась тропа, проторенная большими телами рыцарей, которых специально выделили из войск Империи Кази, защищающих город. На Глубинном Континенте знать всегда пользовалась определенными привилегиями. Те, кто мог получить разрешение на вход на аукцион, определенно были очень обеспеченными и знатного происхождения. Естественно, Империя Кази относилась к таким людям с особой заботой.

Простые люди, жалкие мечники, оказавшиеся в бедственном положении торговцы, нищие маги – все они могли стоять только по обе стороны улицы, глядя с завистью на тех, кто с высоко поднятой головой и выпяченной колесом грудью под защитой рыцарей направлялся на аукцион. Они сами отступали в сторону, чтобы уступить им дорогу и не стать препятствием на их пути и не получить прутом по спине.

Одна за другой роскошные кареты помпезно проплывали мимо. На этих каретах были даже изящные узоры и гербы, которые говорили о том, кем были их пассажиры.

На улицы было слишком много пешеходов. И теперь вынужденные уступить дорогу этой знати пешеходы стояли плечом к плечу друг к другу. Из-за этого происходили неизбежные столкновения пешеходов, которые добавили шума уже и без того звучной улице.

Стоя в толпе, Хань Шо в этот момент не мог не нахмуриться. Застряв в толпе, словно селедка в банке, Хань Шо не мог продвинуться ни на сантиметр. В таком месте, будучи чужеземцем и пытаясь не нарушить какие-то табу и не оскорбить местных, Хань Шо не стал взлетать в воздух, чтобы пройти вперед, как он обычно делал. Также невежливо было бы отталкивать людей грубой силой. Все, что Хань Шо мог сделать, это смешаться с толпой и ждать.

Но положительным моментом было то, что Хань Шо был высоким с широкими плечами. Стоя в толпе, он, естественно, был выше простых людей, величественно возвышаясь над ними. Когда Хань Шо нахмурился, эта грозная манера поведения ненароком стала явной. Если бы не тот факт, что им некуда было больше ступить, те, кто были рядом с Хань Шо, никогда бы к нему не приблизились.

— Э? Мисс Софи! Это мисс Софи! – вдруг из толпы раздался удивленный возглас.

— Не может быть, чтобы это была она. Я видел эту прекрасную девушку здесь позавчера. Она купила кулон в моем прилавке и даже торговалась со мной полдня из-за пары золотых монет! Как же это может быть мисс Софи? Ты ошибся? – с недоверием воскликнул владелец прилавка, стоящий рядом с первым человеком.

— Не глупи, эта леди едет на белом пегасе и похожа на чертова ангела, кто еще это может быть, если не мисс Софи? Ха, ты, должно быть, спутал ее с кем-то другим. Такая девушка никогда не будет торговаться полдня из-за пары золотых монет! – пренебрежительно ответил другой человек.

Снова и снова раздавались разговоры о Софи. Многие замечания о Софи попадали в уши Хань Шо случайно. Из разговоров этих людей вокруг него Хань Шо узнал, что Софи пользовалась очень хорошей репутацией в Империи Кази. И это не потому, что ее отец был священным рыцарем.

В таком юном возрасте Софи уже была небесным гонщиком, всего лишь на один ранг ниже своего отца Суло, священного рыцаря. Ко всему прочему Софи была призывателем. Ее сила была загадочна и непредсказуема, мягко говоря. Помимо того, что она была невероятно одаренной, самым привлекательным в Софи было ее доброе сердце и то, что она была добродушна и охотно шла навстречу. О ней ходило немало слухов о том, как она помогала обедневшим и нуждающимся.

В сердцах людей Империи Кази, чистая и честная Софи была просто идеальной женщиной. Особенно в сердцах молодых людей Софи без сомнения была богиней.

Находясь в гуще всех этих криков, Хань Шо пассивно получал бесконечное количество хороших новостей о Софи. Хань Шо, у которого уже с первой встречи с Софи о ней осталось довольно хорошее впечатление, почувствовал, как что-то тронуло его сердце, и он посмотрел вдаль на Софи, медленно продвигающуюся вперед на своем безупречно белом пегасе.

Хань Шо уже видел Софи вчера на запруженной улице. По сравнению с ее далеким сегодняшним образом Хань Шо больше нравился тот дружелюбный вчерашний облик.

Проезжая верхом на богатыре, Софи слегка улыбалась. Однако когда она вспомнила о человеке в карете рядом с ней, она не смогла сдержать вздох. Даже мысли, бурчащие о ее отце, как-то пришли ей в голову.

Занавес поднялся изнутри кареты, которая ехала рядом с Софи, и оттуда показалось красивое молодое лицо. Когда этот молодой человек глупо посмотрел на Софи, пламенный жар в его глазах сложно было не увидеть. Хотя он не сказал ни слова, любой дурак мог увидеть в его глазах сильное желание обладать.

— Фифи, на этот раз я еду на аукцион, чтобы подыскать сокровище, которое тебе подходит, — самым банальным образом сказал молодой человек, высунувшись из кареты и глядя на Софи с широкой улыбкой.

Софи с неохотой натянула улыбку и ответила:

— Нет, не надо. Ты знаешь, меня не интересуют подобные вещи!

— Как это так?! Мой Дом Пиллонов королевской крови. Твой отец уже дал согласие на нашу свадьбу. Как моя жена, жена Брака, ты должна быть самой красивой, самой грациозной и самой величественной женщиной. Тебя должно украшать сокровище! – убедительно ответил Брак.

От этих слов Брака у Софи разболелась голова. Брак был сыном принца Брэдли Пиллона и племянником Его Величества короля Бренди Пиллона. Королевская семья Пиллонов была де-факто правителем Империи Кази. Отец Софи, Суло, не спросив ее согласия, официально дал согласие на свадьбу. Это поставило Софи в тупик.

Брак, сын принца Брэдли Пиллона, мог все еще считаться чистой фигурой среди знати Империи Кази. За последние годы вокруг него не было слишком много негативных слухов. Красноречивый Брак был восходящей звездой на политической арене Империи Кази. Благодаря своей королевской семье Пиллонов и ее влиянию он поднимался все выше и выше по карьерной лестнице. У него было, что называется, всё на мази в Империи Кази.

Суло положительно ответил на предложение жениться. Хотела Софи или нет, не имело значения. В этом мире, где правила придумывали мужчины, Софи уже считалась невестой Брака. Софи с самого детства внушали правила этикета, и она не могла сделать что-то такое, что в официальных кругах посчитали бы невежливым. Даже в этот раз, не в силах ослушаться приказа отца, она неохотно согласилась появиться на людях с Браком.

Когда Софи слушала, как Брак всё тараторит и тараторит о своих ничем не ограниченных мечтаниях об их будущем, у нее сердце сжималось все сильнее и сильнее. Будучи небесным гонщиком, Софи не видела ничего приятного в Браке, аристократе, который не разбирался в магии и не практиковал боевые искусства, но у которого разжигался аппетит к политической власти.

Если бы королевская семья Пиллонов не была чрезмерно влиятельной, если бы не принуждение ее отца, Софи все также счастливо ходила по магазинам на шумной улице, а не выступала бы поддержкой Брака, сопровождая его на этот аукцион, где собиралась элита.

В душе Софи невероятно горевала. Она просто закрыла уши от болтовни Брака, находящегося рядом с ней. Сидя верхом на пегасе, она спокойно и легко улыбалась. Ее взгляд бесцельно скользил по плотной толпе, пытаясь смягчить болтовню, льющуюся ей в уши, переведя свое внимание на что-нибудь другое вокруг нее.

Вдруг на глаза Софи попался высокий, держащийся прямо силуэт. В толпе из людей, чей рост был примерно 1,7 метра величественная фигура Хань Шо ростом 1,9 метра была словно журавль среди стаи кур. Кроме того, в плотном потоке людей, казалось, вокруг него было довольно просторно, что привлекало еще больше внимания зевак.

Сначала Софи случайно бросила туда взгляд. С той точки, откуда она смотрела, она видела Хань Шо только со стороны. Однако отчетливый контур профиля Хань Шо вызвал у Софи знакомое чувство. Ее любопытство взяло над ней верх, и она начала внимательно рассматривать Хань Шо, и от этого чувство, что она его знает, только усиливалось.

Софи медленно прошагала дальше на своем пегасе, и ее взгляд, направленный на Хань Шо, постепенно менялся. К тому моменту, когда она смогла четко увидеть лицо Хань Шо, она не смогла удержаться и прикрыла рот рукой, вскрикнув от удивления. Ее глаза загорелись нежностью. В этот момент Хань Шо, который смотрел по сторонам и использовал свое сознание для поиска товаров, вдруг почувствовал, как на нем застыл взгляд. Хань Шо нахмурился и инстинктивно посмотрел туда, откуда исходил этот взгляд. Он сразу же увидел приятно удивленные глаза Софи и ее прекрасное лицо.

Он был потрясен и пришел в чувства. Он вспомнил, что из-за своего роста он выглядел довольно необычно в такой толпе. Чтобы не навлечь проблемы на Софи, Хань Шо перестал искать материалы, которые могли бы улучшить Гилберта, в этом районе, поспешно отвернулся, оттолкнул стоящих рядом людей и ушел.

Получив удар от его плеч, все эти незнакомцы, близко прислонившиеся к нему, потеряли равновесие один за другим. Какое время воздух наполняли ругательства. Однако когда они увидели этот грозный силуэт, они сразу же закрыли рты.

Софи, неотрывно смотревшая на него издалека, когда увидела, что Хань Шо поспешно уходит, сразу же закричала. Ее худая белоснежная рука нежно хлопнула пегаса, на котором она сидела, а потом показала в том направлении, в котором уходил Хань Шо.

Белоснежный пегас, который специально летел на небольшой высоте, почувствовав рвение своего хозяина, сразу же расправил крылья и воспарил туда, куда ему было сказано, в поисках Хань Шо с неба.

— А? Мисс Софи, В чем, в чем дело? – спросил рыцарь средних лет, идущий перед Браком.

Брак, который не отрывал взгляд от Софи, вдруг понял, что его цель все больше и больше отдаляется от него. Он тоже сам поднял голову, глядя на Софи, и закричал:

— Куда ты? Что с тобой?

— Извини, Брак. Я вдруг встретила друга, которого не видела много лет! – верхом на пегасе, летящем в воздухе, Софи виновато улыбнулась Браку, а потом снова расправила ладонь, чтобы хлопнуть своего пегаса по плечу.

Вжик! Благодаря команде Софи пегас понял направление и унесся вдаль вслед за Хань Шо.

Оставить комментарий