Глава 487.2. Озорная Софи (часть 2)

Как и ожидалось, когда были произнесены эти два слова «Храм Льда», Софи ахнула от удивления. Она какое-то время с ужасом смотрела на Хань Шо, а потом нежно и осторожно спросила:

— Хань, что происходит? Почему ты оскорбил Храм? Я знаю, ты гражданин Империи Ланселота, но я не знаю тебя очень хорошо. Как ты в такое вляпался?

Слушая Софи, Хань Шо понял, что Софи, скорее всего, не знала, кто он такой. Тогда, когда они встретились в Темном лесу, Хань Шо, не подумав, представился ей как Брайан Хань. Софи никогда не слышала этого имени и предположила, что имя, которое навал Хань Шо, было вымышленным. Она, наверное, еще не соотнесла Хань Шо с тем мэром города Бреттель в Империи Ланселота.

— Что касается того, как и почему мы стали врагами, это тебя не касается. В любом случае Храм Льда никогда не спустит мне это с рук. Поэтому тебе лучше не связываться со мной, — ответил Хань Шо.

— Но если Храм Льда тебя не найдет, то проблемы нет, ведь так? – вопреки ожиданиям Хань Шо Софи хитро улыбнулась и достала из пространственного кольца два круглых коричневатых плода. Она вручила один из них Хань Шо и уверенно объяснила. – Мой друг дал это мне. Немного растерев его и нанеся на лицо, ты сможешь изменить свою внешность. Никто не сможет узнать тебя.

Софи рассказала и продемонстрировала действие плода Хань Шо. Она медленно растерла круглый плод в руках до такой степени, пока он не превратился в густую липкую субстанцию. Затем она показала на свое очаровательное лицо, а потом медленно нанесла субстанцию на свое лицо, втирая его в щеки и по краям лица на глазах у Хань Шо.

Всё выглядело так, словно Софи уже не в первый раз это делала. Не пользуясь зеркалами, а просто полагаясь на свою набитую руку, она вскоре нанесла все вещество на лицо, и ее лицо сильно изменилось. Светлая кожа Софи стала красно-коричневой. Ее щели и контур лица тоже изменился. Из красавицы она превратилась в самую обыкновенную молодую девушку. Даже кожа на шее и на руках изменилась. Один аптекарь обладал выдающимися навыками в приготовлении лекарств. На самом деле у Хань Шо уже был такой препарат под названием Полифрукт, который ему подарила Сессилия. Но в этот раз в Империи Кази Хань Шо совсем не боялся, что его узнают, и поэтому не использовал Полифрукт.

— Ха! Волшебство, не правда ли? Ты точно не сможешь сейчас меня узнать! – гордо воскликнула Софи, изменив свою внешность. После этого она достала зеркало и ткнула им в Хань Шо. Широко улыбаясь, она сказала:

– Поспеши, тебе надо немного изменить внешность этим фруктом, и никто тебя не узнает. Если Храм Льда не сможет тебя найти, я буду не замешана.

Ну, поскольку даже все материалы были готовы, Хань Шо действительно не мог найти причины отказаться. Лишенный выбора, он выдавил улыбку и начал растирать Полифрукт. Когда препарат превратился в липкую жидкость, следуя указаниям Софи, он медленно нанес ее на лицо.

Но Хань Шо явно не хватало практики в таком ремесле. Чаще всего неотесанные руки превращали его внешность в нечто отвратительное и страшное. Даже после многолетней практики Хань Шо не мог сформировать сносную внешность. Учитывая то, что действие фрукта будет со временем ослабляться, Софи какое-то время посомневалась, а потом как-то робко предложила:

– Давай я сделаю это за тебя!

Не дожидаясь ответа Хань Шо, Софи вдруг протянула свои тонкие, похожие на нефрит, руки и положила их на щеки Хань Шо. Она начала менять постепенно контур лица Хань Шо, учитывая то, насколько она сама была знакома с действием Полифрукта и понимала его.

Хотя цвет кожи на руках Софи изменился, они все равно были нежными и гладкими, когда прикасались к щекам Хань Шо. Особенно когда Софи терла лицо ладонями, это выглядело так, словно любовники флиртуют друг с другом, от чего Хань Шо как-то своеобразно себя почувствовал.

Софи, очевидно, тоже смутилась. Хотя из-за изменений, произошедших с ее кожей, румянец был едва заметен, Хань Шо тем не менее уловил тревогу в ее глазах.

— Готово. Что скажешь? – вдруг остановилась Софи и самодовольно сказала, пока Хань Шо предавался полету фантазии

В зеркале, которое держала Софи, появилось лицо, незнакомое Хань Шо. У этого человека был рыхлый подбородок и толстые щеки, лицо, которое могло быть только у человека, страдающего ожирением. Глядя на лицо в зеркале, Хань Шо непроизвольно вспомнил толстячка Джека.

— Ха! Совершенно обыкновенный! – ответил Хань Шо с горькой улыбкой, глядя в зеркало.

Из зеркала, когда он улыбался, в простом и честном лице он, под каким бы углом не посмотрел, видел бесхитростный и честный облик. И снова в голове появился образ толстячка Джека. Это вызвало еще большую улыбку на его лице.

— Позволь сказать, толстячки привлекают меньше всего внимания! Хе-хе, это правда. Толстяки на улице повсюду. Никто не догадается о твоей изначальной внешности, — объяснила Софи с видом профессионала, а потом хихикнула и добавила. – Более того, твое угловатое лицо слишком заметно. Не самый лучший материал для маскировки. Это можно будет скрыть только очень пухлым лицом. Ха, не ожидала, что, превратившись в толстяка, ты будешь выглядеть так мило! Хе-хе!

Глядя на смеющуюся Софи, Хань Шо почувствовал себя так, словно она специально превратила его в толстяка. Будто бы она была тем счастливее, чем уродливее выглядел он.

— Не важно. Делай, как хочешь, — беспомощно сказал Хань Шо, не зная, смеяться ему или плакать.

— Вот, набей этим живот! – усмехнувшись, Софи достала из пространственного кольца маленькую подушку и протянула ее Хань Шо. Она объяснила. – Как ты наверняка знаешь, толстяк должен быть пузатым… Иначе его нельзя будет назвать толстяком!

Когда Софи произнесла эти слова, в ее глазах вспыхнули озорные огоньки, которые случайно заметил Хань Шо.

После этого Хань Шо мог быть абсолютно уверен, что Софи сделала это специально. Но Хань Шо знал, что у нее не было какого-либо злого умысла. В любом случае его лицо уже было пухлым. Не высказав своего мнения, он взял маленькую подушку, которую ему протянула Софи, и засунул её под одежду. После этого у него образовался пухлый животик.

— Ха, неплохо! Неплохо! Взгляни! – глядя на Хань Шо с выпуклым животом, Софи как-то озорно рассмеялась. Она с зеркалом в руке постоянно бросала взгляд на маленький живот Хань Шо и даже самодовольно похлопала его. Сотрясаясь от смеха, она сказала:

– На этот раз я тебя прощаю. Посмотрим, посмеешь ли ты развернуться и удрать, словно летучая мышь из ада, когда увидишь меня в будущем!

И только сейчас Хань Шо понял, почему Софи так сделала. Оказалось, это был способ отомстить Хань Шо за его побег. Казалось, женщины на самом деле мстительные и неумолимые существа. Даже такая добрая девушка, как Софи, не была исключением и специально наказывала Хань Шо этой удобной шуткой.

— Женщин и в правду нельзя обижать. Даже такие прекрасные, добросердечные женщины не исключение! – посетовал Хань Шо и выдавил улыбку.

— Ладно. Теперь тебе просто надо сменить одежду и специально горбиться. Тогда никто точно тебя не узнает! – Софи перестала смеяться и довольно посмотрела на Хань Шо, выдвинув предложение, как можно было довести ее произведение искусства до совершенства.

Хань Шо неохотно достал новый наряд. Изначально он планировал попросить Софи отвернуться, но тут же вспомнил ее озорство. Он решил играть око за око. Прямо на глазах у Софи, словно ее здесь не было, он разделся.

На верхней части туловища Хань Шо был только один предмет одежды – крепкая, прочная тога воина. Когда этот внешний слой одежды был снят, полностью открылось его величественное обнаженное тело. Его идеальное тело, словно лезвие острого ножа, производило неизгладимое впечатление, излучая необычайную харизму, свойственную только мужчинам.

Софи была одурманена и в оцепенении смотрела на великолепное обнаженное тело Хань Шо. Кроме удивления в ее глазах был даже огонек упоения. Наверное, она никогда раньше не видела такое идеальное тело и поэтому на мгновение не могла отреагировать.

Вдруг Софи очнулась от своего ступора. Она с волнением отвернулась. Топнув и вздохнув от злости, она сказала:

— Хулиган! Как ты мог сделать это у меня на глазах! Ты бандит! Как же бесит!

Видя, как взбесилась Софи, Хань Шо почувствовал невероятное облегчение, словно его невезение полностью ушло. Усмехнувшись, он сказал:

— Хе-хе, меня это не волнует. Почему ты волнуешься за меня?

— Ты, ты негодяй! Я знала, что ты не был хорошим парнем с нашей первой встречи, и вполне уверена, что я была права! – Софи возмущенно поносила Хань Шо. Вскоре она мягко сказала себе под нос:

– Этот парень, он очень хорошо сложен!

Когда Софи это сказала, Хань Шо вдруг вспомнил о том, как они хорошо провели время тогда в Темном лесу. Сердце Хань Шо неизбежно погрузилось в смятение.

— Хммм! Ты готов? Поспеши, мы возвращаемся! – со злостью спросила Софи, повернув голову обратно к Хань Шо.

— Готов. Куда? – с изумлением спросил Хань Шо.

Софи повернулась и сказала:

— На аукцион, конечно. Где еще сегодня может быть так оживленно, если не на аукционе в Империи Кази?

— Конечно! – с радостью согласился Хань Шо. Это было именно то, на что он надеялся.

Оставить комментарий