Глава 490. Смятение

Аукцион никак не изменился от того, что на него пришли Хань Шо и Софи. Под чарующий голос ведущего цена за магический посох всё росла и росла.

Громкий шум и нескончаемые звуки обсуждений заполнили весь зал. Некоторые красивые женщины, облаченные в величественные магические мантии, ничуть не скрывали свой большой интерес к этому магическому посоху. Из-за этого аукцион погрузился в небольшой хаос.

— Что ты думаешь об этом посохе? – после того, как парочка уселась, Софи не могла не задать этот вопрос Хань Шо.

— В нем нет ничего особенного! – Хань Шо поджал губы. Потом он добавил. – Кричащий снаружи, но пустой внутри!

Вопреки ожиданиям Хань Шо Софи была полностью согласна с его оценкой. Она сказала:

— Ага, этот магический посох слишком претенциозный. Если бы я была магом, я бы никогда не выбрала такого рода бросающийся в глаза магический посох.

Глядя на Софи с удивлением, Хань Шо с улыбкой сказал:

— Я думал, ты так же, как и они, гонишься только за красотой во всем.

Софи надулась и тихо проворчала:

— Я купила те небольшие драгоценности в тех прилавках чисто ради того, чтобы получить своего рода удовольствие от шопинга, а не потому, что они мне очень понравились.

— Оу? – Хань Шо дерзко улыбнулся. Он показал на хрустальную пуговицу у нее на груди и посмеялся: — Ну, тогда, как ты объяснишь то, что носишь эту хрустальную пуговицу и даже притворяешься, будто бы она очень драгоценная?

Софи на секунду озадачилась, а потом помахала своим маленьким кулаком и как-то остроумно сказала:

— Это потому, что я даю тебе возможность полюбоваться! Ты же купил это для меня. Если бы я благополучно выбросила ее, как бы невежливо это было!

Хань Шо невольно рассмеялся. Хотя он понимал, что Софи просто шутила, говоря это, он, тем не менее, в душе почувствовал себя очень счастливым. Софи носила грубо выполненную пуговицу, которая стоила всего лишь три золотых, независимо от того, нравилось ли ей она или нет, как жертвователь Хань Шо определенно чувствовал, что ему оказали должное уважение, какое он и заслуживал.

Нужно сказать, что когда Хань Шо болтал с Софи, он чувствовал себя очень комфортно и расслабленно. Это было похоже на беседу с доверенным лицом, и никаких ограничений не существовало. От этого Хань Шо чувствовал себя очень уютно.

— Эй? Почему он здесь?- вдруг мягко выкрикнула Софи и сразу же опустила голову. Она даже схватила Хань Шо и заставила сделать его то же самое.

Хань Шо, которого неожиданного потянула Софи, чуть не ударился головой о голову Софи. Когда они пригнулись близко друг к другу, Хань Шо в нос ударил чудесный аромат. От естественно освежающего аромата Хань Шо вспомнил те былые, хорошие времена. Тогда в Темном лесу эти двое однажды уже нагибались так близко, что окружали друг друга своими запахами.

Делегация, идущая степенным шагом, постепенно прошла мимо Хань Шо и Софи по тропинке слева от них. Слуги учтиво их приветствовали, и они медленно поднялись в VIP-комнату на втором этаже.

Один из мужчин, ведущих компанию за собой, добродушно улыбался. Он был одет в крепкую, чистую, белоснежную военную робу. У него были широкие плечи и толстые руки, которые придавали ему грозности. Он, очевидно, был опытным мечником или рыцарем.

— Твой отец? – Хань Шо взглянул один раз и сознанием почувствовал энергию, содержащуюся в теле этого человека. Чрезвычайно сложно было почувствовать эту энергию, если не достичь определенного царства.

— Откуда, как ты узнал? Ты видел моего отца раньше? – Софи отнеслась к его словам с легким недоверием.

Покачав головой, Хань Шо ответил:

— Вы очень похожи внешне, и поэтому я догадался. Я не думал, что он действительно окажется твоим отцом.

Внешность была всего лишь одним аспектом. Наиболее значительным было то, что боевая аура, которую культивировала Софи, была аналогичной ауре этого человека. Обычный человек не смог бы этого почувствовать. Но Хань Шо обладал очень мощным сознанием, и поэтому он мог определить это, внимательно ее исследовав.

— Он, должно быть, ушел в ту же VIP-комнату, где сидит Брак. Хмм! Как он мог, не спросив моего согласия, решить за меня? Я ненавижу его! – свирепо сказала Софи. Было видно, что Софи обижалась на Суло.

Хань Шо не знал о том, что происходило между Браком и Софи. Поэтому, когда он услышал ворчание Софи, его любопытство подтолкнуло его к вопросу:

— А в чем дело?

— Ни… ни в чем! – Софи немного сконфузилась и поспешно ответила.

Хань Шо мог понять, что к чему, но не стал дальше спрашивать. Он показал на сцену и сказал:

— Следующий лот довольно хороший. Думаю, он тебе очень подходит!

Как только Хань Шо договорил, Софи украдкой посмотрела вперед. Когда она увидела, что след ее отца Суло давно простыл, она с облегчением вздохнула и с большим интересом посмотрела на сцену.

В этот момент аукционист руководил процессом, и свет падал на предмет, и с потолка медленно опустилась темно-зеленая броня. Она была лоснящейся, гладкой и сияющей. Она ярко переливалась под светом софитов.

— Эта рыцарская броня – работа искусного ремесленника-гнома. Хотя неизвестно, кто же именно из ремесленников-гномов на самом деле сделал ее, судя по блеску этой брони, — после того, как с брони была снята покрывающая ее ткань, аукционист снова энергично продолжил презентацию.

— Эта броня на самом деле очень красивая. Но действительно ли она настолько прочая, как он говорит? – Софи немного сомневалась и обратилась к Хань Шо, рассматривая броню издалека.

— Она должна быть нормальной. В нее вмешаны несколько видов редких металлов: черное железо, черное золото и мифрил. То, что создается гномами, всегда хорошего качества. Ты можешь подумать о том, чтобы выкупить ее, — объяснил Хань Шо.

— Забудь. Мой отец в VIP-комнате. Хотя мы его отсюда не видим, он видит нас сверху. Я уже однажды использовала это лицо, чтобы разыграть его, и он все равно смог меня узнать. Если случайно он поймает меня с поличным, мне крышка! – Софи восхитительно высунула язык, словно мертвая корова. Но вскоре, словно она испугалась, что Суло увидит ее из своей комнаты наверху, снова опустила голову.

— 20 тысяч золотых! Молодой господин Брак ставит 20 тысяч золотых! – аукционист еще не закончил трубить о прелестях брони, как из толпы послышался громкий голос.

Софи слегка застонала и с пренебрежением пробормотала:

— Пфф, негодяй, я не буду тебе за это благодарна!

Хотя Софи говорила тихо, Хань Шо все равно отчетливо слышал ее слова. Подняв голову, чтобы посмотреть наверх, он удивленно сказал:

— Кто такой этот Брак? Он выставил такую здоровенную цену еще до того, как ведущий закончил презентацию лота!

— Это Брак Пиллон. Ты в Империи Кази, не говори, что ты даже не знаешь, кто он такой? – Софи немного вздрогнула и, странно посмотрев на Хань Шо, спросила.

Пожав плечами, Хань Шо честно сказал:

— Я на самом деле не знаю. Он известен?

Софи сделала такое выражение лица, будто была повержена, и только потом объяснила:

— В Империи Кази, несмотря на то, что Храм Льда обладает большой силой, все равно королевская семья Пиллонов держит полный контроль над Империей Кази. Брак – сын принца Брэдли. Он не из разряда добродетелей. У тебя будут большие проблемы из-за того, что ты оскорбил Храм Льда, поэтому ни при каких обстоятельствах не оскорбляй этот клан.

— Спасибо, что напомнила! – хотя Хань Шо улыбался, он не воспринял этот совет всерьез. На Глубинном Континенте было не так много тех, кто мог угрожать жизни Хань Шо. Так называемая королевская семья была сущим пустяком в его глазах.

— Брэдли? Брэдли Пиллон из города Цезар? – вдруг показалось, что Хань Шо что-то вспомнил, и он начал дальше спрашивать.

— Да! Во всей Империи Кази есть только один Брэдли Пиллон, — Софи нахмурилась и добавила. – Ты уже в Империи Кази, как ты умудрился еще не узнать этого?

Причина, по которой Транк сейчас столько сил тратил на то, чтобы увеличить территории Долины Солнца и усилить ее, заключалась в том, чтобы добраться до этого Брэдли Пиллона. Хань Шо понял, что всё было из-за того, что Энни, девушка, к которой Транк относился как к своей сестре, пострадала от немыслимой трагедии, в которой был замешан Брэдли.

Флорида и Густав умерли у Транка на руках во время сражения за власть над Долиной Солнца. Теперь всё, что осталось в списке Транка, это Брэдли, который наслаждался льющейся через край силой в Империи Кази. Когда Софи упомянула этого Брэдли, Хань Шо не мог сдержать усмешку.

Так как Транк нацелился на этого человека, Хань Шо лучше не брать это дело в свои руки. Тем не менее если Брэдли посмеет спровоцировать Хань Шо, то ему будет приятно преподать тому урок, который он никогда в жизни не забудет.

— 20 тысяч! Могу ли я получить 21 тысячу, 21 тысячу…? – продолжал аукционист, но зрители реагировали на это холодно.

— В Империи Кази дом Пиллонов обладает настоящей силой. Ни один простой человек не будет специально осложнять жизнь кому-либо из этой семьи, — вздохнув, объяснила Хань Шо Софи.

Когда Софи произнесла эти слова, она почувствовала беспомощность относительно своего будущего. Это было понятно, потому что она ясно понимала влияние дома Пиллонов в Империи Кази, и поэтому она чувствовала себя такой бессильной относительно своей свадьбы с Браком. Вдруг ее сердце наполнилось отчаянием. Софи вдруг подумала про себя, что, даже несмотря на то, что она обладала экстраординарной силой, она едва ли могла противостоять таким политическим гигантам. Так и зачем было пытаться?

— Раз! Два! Продано молодому господину Браку! – аукционист стукнул молотком.

Софи была в подавленном настроении и не обращала внимания на то, что происходило на аукционе. Еще четыре драгоценных предмета были по очереди отправлены с молотка за высокую цену. Из этих четырех предметов два были магическими мантиями с необычным функционалом, один – магический свиток, который мог накладывать запретные заклинания, и последний – ожерелье, инкрустированное сотней алмазов, которое когда-то носила императрица бывшей династии Верден.

Хань Шо не интересовали эти четыре предмета. Первые три по отдельности приобрели три разных мага. Последнее ожерелье было куплено Браком.

Хань Шо понаблюдал какое-то время и увидел, что чем выше и могущественнее казался Брак в центре внимания, тем мрачнее становилась Софи. Это сбивало Хань Шо с толку, так как он не знал, почему вдруг Софи впала в такую меланхолию.

— Леди и джентльмены, следующий лот довольно необычен, даже наши эксперты не смогли определить что это! Однако эта вещь обладает чудотворной способностью. Когда она попадает в землю, все растения в радиусе нескольких километров становятся намного здоровее и выше, — аукционист представлял на сцене предмет.

Вместе с этим рассказом на сцене появился нежно-зеленый лист дерева размером с его ладонь, лежащий на хрустальном подносе. У этого листа была блестящая поверхность, и он выглядел так, словно был изготовлен из тонкого темно-зеленого нефрита. Как только его показали, спертый воздух во всем зале, где проходил аукцион, мгновенно очистился.

Словно они все за одно мгновение перенеслись в густой лес. Тело и сознание каждого, казалось, расслабились.

Хань Шо, который не обращал на сцену особого внимания, вдруг вздрогнул. Ослепительный свет, слишком яркий, чтобы на него можно было смотреть, вырвался из его глаз. Софи, которая сидела прямо рядом с Хань Шо, увидела, как глаза Хань Шо сильно округлились. Ее мрачное настроение, казалось, разбавилось любопытством. С подозрением глядя на Хань Шо, она тихо спросила:

— Ты хочешь это купить?

— Верно! – ответил Хань Шо глубоким голосом.

– Что это такое? Я никогда не видела таких странных листьев раньше. Ты знаешь, что это такое? – удивилась Софи и спросила Хань Шо, неотрывно на него глядя.

Хань Шо кивнул и объяснил:

— Сложно объяснить это тебе. Вкратце, эта штука очень полезна для меня!

— Тогда иди и предложи свою цену! Если у тебя не хватит золотых монет, я могу одолжить тебе немного, но ты должен будешь мне вернуть! – сказала Софи светящемуся Хань Шо. Вскоре она взглянула на VIP-комнату наверху, а потом сказала Хань Шо. – Я спрячусь, чтобы меня не заметил отец, когда ты будешь предлагать цену.

— Сложно сказать, откуда этот лист. Но, тем не менее, я уверен, что тот, кто обладает достаточными знаниями, может почувствовать, насколько он необычный. Ладно, начальная цена 10 тысяч золотых. Пусть выиграет лучшее предложение. Торги начинаются сейчас! – закричал аукционист.

— 20 тысяч!

— 25 тысяч!

— 27 тысяч!

Казалось, много кто мог определить хорошую покупку, увидев таковую. Как только аукционист договорил, цена лота стала подниматься все выше и выше.

Хань Шо ничуть не торопился поднять руку, а холодно наблюдал, как соревнуются несколько соперников. После раунда криков и ссор цена медленно возросла до 40 тысяч золотых. В этот момент многие знатные люди, которые были искренне заинтересованы в функционале этого сокровища, постепенно выпали из соревнования.

Осталось три человека, которые были по-настоящему заинтересованы в предмете. Из них один был истеричным пухлым парнем, другим соперником была величественная леди в яркой одежде, и третьим был никто иной, как Брак из семьи Пиллонов.

Среди этих троих Брак был самым возбужденным. Наверное потому, что он увидел, что были люди, которые смели соперничать с ним, но он казался очень рассерженным. Хань Шо даже слышал, как у него от возбуждения учащается сердцебиение.

Тот большой толстяк, казалось, скорее всего, был состоятельным, успешным торговцем, судя по его наряду, наверное, из торгового альянса Брута. Неудивительно, что он смел сражаться за предмет с Браком. Что касается грациозной величественной женщины, хотя Хань Шо не мог понять ее происхождение, он видел, что ее финансовые ресурсы были самыми скромными из этих троих, так как ее лицо постепенно становилось все более и более недовольным. Хань Шо посчитал, что цена за предмет превысила тот лимит, который она могла себе позволить.

Немного понаблюдав, Хань Шо, когда увидел, что цена дошла до 50 тысяч, вдруг сделал свой ход. У него перед глазами вдруг появилась вереница цифр.

— Сотня… 100 тысяч! Кто, кто это? – завизжал аукционист и начал сканировать толпу глазами, пытаясь отыскать того, кто предложил такую цену.

Весь аукцион погрузился в смятение!

Оставить комментарий