Весенние деревья и закатные облака ☣

Размер шрифта:

Глава 21

После отправки юных солдат дни в Гуантянь вернулись к своим обычным безмятежности и суете. Нань Гэ’эр, как и прежде, ежедневно вел наполненную беспокойством жизнь. С приходом весны он снова открыл свой чайный ларек. Пусть дела шли не так хорошо, как в летний сезон, у Нань Гэ’эра оставался в рукаве один козырь — рассказывание сказок.

Еще одно преимущество заключалось в отличном расположении его ларька. Выражаясь современными терминами, здесь был самый оживленный и преуспевающий район с отменным притоком людей и развитым дорожным движением. Время от времени там просто могли останавливаться случайные прохожие, чтобы послушать часть сказки, выпить чашечку чая и, немного посплетничав, отдохнуть. Конечно же, сейчас в Гуаньтянь ко всем прочим сплетням прибавилась еще одна горячая тема — история Нань Гэ’эра с Мо Шу, о которой просто невозможно было не поболтать.

О них гуляли самые разнообразные слухи; кое-кто даже не постеснялся подойти к главному герою сплетен, Нань Гэ’эру, просто желая узнать, правдивы ли слухи. То, что он стал горячей темой для обсуждения, не давало Нань Гэ’эру покоя, но ему все равно приходилось изо дня в день открывать свой чайный ларек. У него не оставалось иного выбора: если он лишится дополнительного дохода, то ему просто не хватит денег для ведения домашнего хозяйства. Но даже если не учитывать необходимость помогать с расходами на ведение хозяйства, он же не мог перестать ежедневно ходить за продуктами, так что… это было попросту неизбежно!

Однако, как ни странно, пока это наполняло горечью Нань Гэ’эра, Мо Шу, другого главного героя этих сплетен, они, похоже, совершенно не беспокоили. Он все так же вставал ранним утром и возвращался поздним вечером. И все же, поскольку Нань Гэ’эр теперь спал вместе с ним, Мо Шу приходилось возвращаться немного пораньше. Он старался поскорее закончить с делами, чтобы после улечься спать вместе с ним. В противном случае Нань Гэ’эр, который плохо спал и с легкостью просыпался, больше этой ночью не смог бы заснуть…

В комнате Нань Гэ’эра всю зиму не прибирались, поэтому там царили разруха и беспорядок. Даже кровать и столы теперь оказались непригодны к использованию, окончательно превратившись в рухлядь. Чтобы сэкономить на расходах и не тратить свое время и энергию на уборку еще одной комнаты, Нань Гэ’эр и Мо Шу продолжали поддерживать статус кво, живя в одной комнате, — они оба были парнями, так что им нечего было стесняться. 

А что до того, как смотрели на это жители округа? «Кого мы пытаемся обмануть? Все уже давно считают меня фужэнь магистрата, чего мне теперь бояться?!» — в глубине души повторял себе Нань Гэ’эр.

Был полдень. Закончив историю, которую он сегодня рассказывал, Нань Гэ’эр выпил глоток воды и решил закрыть свой ларек. Прибыль вышла неплохой, как и во все предыдущие дни. Он прикинул в уме: такими темпами по окончании весны он сможет сделать перерыв на все лето и посвятить это время тому, чтобы вырастить побольше живности и овощей, что, в свою очередь, позволит им сэкономить на ведении домашнего хозяйства. Но если он будет открывать ларек и летом, то ему не придется заботиться об этом осенью и зимой. Как бы то ни было, план по сути будет таким. С заработанным за сезон, если добавить к этому выращиваемые им овощи и домашний скот, он сможет с легкостью пережить пару сезонов и даже еще немного останется.

Если так подумать, то жизнь в Гуантянь действительно была чересчур расслабляющей. Для всех обладание небольшим богатством было обычным делом. К тому же в большинстве своем люди были хорошо сложены и не обделены воспитанием, общественная безопасность тоже оставалась на высоте. Его никак не покидало чувство, что при нынешнем режиме власти подобное место просто не могло существовать. И все-таки он жил в нем здесь и сейчас.

— Ох, ты уже закрыл свой ларек, Нань Гэ’эр? — раздался неподалеку незнакомый голос, прервавший ход его мыслей.

— Папочка, это ты во всем виноват! — следом наполненный сожалением детский голосок прозвучал у него за спиной. — Ты шел слишком медленно, а еще болтал с другими людьми по пути! А теперь посмотри, что ты наделал: ларек уже закрылся!

— Сяо Чжэнь, ты же знаешь, что папа очень давно не встречал своих старых друзей, — с долей смущения в голосе заметил мужчина.

— Папочка, нет ничего плохого в том, чтобы предаться воспоминаниям, встретив старых друзей, но мы выехали рано утром, понимаешь? Пап, ты посвятил этому целый день. Лучше бы ты просто позволил мне прийти сюда самой.

Мужчина ахнул:

— Небеса, да как я могу это допустить? Моя Сяо Чжэнь слишком милая, что если тебя по пути похитят злодеи?!

— Но А-Ню и всем остальным разрешают самостоятельно приходить сюда и слушать истории Нань Гэ’эра. Все из-за тебя, — пусть Нань Гэ’эру были незнакомы говорящие люди, он уже привык к тому, что каждый человек в этом округе называл его «Нань Гэ’эром».

Послушав разговор стоящих у него за спиной отца и дочери, он обернулся с улыбкой, которая сама по себе появилась у него на губах:

— Эм… А? — он на самом деле узнал одного из двух стоящих позади него человек. У него невольно вырвалось восклицание: — Неземной Генерал!

Все верно, парень, который только сейчас с горькой усмешкой на лице чесал затылок после упреков собственной дочери, в действительности оказался самым выдающимся генералом, которого только видели в Бэй Цзюнь. За каких-то три года этот парень поднялся от незначительного солдата до несокрушимого великого генерала. В то время его имя было на устах каждого человека в Бэй Цзюнь. На поле битвы он мог с божественной точностью предвидеть события на несколько ходов вперед и предвосхищать поступки своих противников, благодаря чему выходил победителем из любого сражения, при этом обладая силой, сравнимой лишь с небожителями. Поэтому при всяком упоминании о нем, люди начинали его восхвалять, называя «Неземным Генералом».

Однако этот Неземной Генерал погиб на поле боя в ходе успешно завершившегося похода. Причем именно Нань Гэ’эр отвечал за похороны его до неузнаваемости искалеченного трупа… Вот только сейчас… мужчина, которого Нань Гэ’эр назвал «Неземным Генералом», на миг застыл, прежде чем поднять голову и посмотреть на Нань Гэ’эра пристальным взглядом.

Нань Гэ’эр мог бы побиться об заклад, что этому парню ни за что не удалось бы его узнать по одному только внешнему виду. Умываясь, он каждое утро прикасался к этим неровным шрамам, избороздившим его лицо. Можно было сказать, что черты его лица изменились до неузнаваемости, настолько, что его внешний вид полностью отличался от любого обычного человека. К счастью, все в этом округе и сами оказались ненормальными, потому и не пугались его.

Что касается голоса, то его теперь тоже, скорей всего, невозможно было узнать. Его связки порвались от непрестанных криков боли во всемя пыток, которые ему пришлось вынести за те годы, поэтому теперь в его голосе всегда слышалось шипение, а сам он звучал хрипло и грубовато.

Что же касается таких вещей, как изящество… Как преступник, на три года заключенный в тюрьму, какое изящество он мог там сохранить? Или ему лучше будет просто признать, что принц, которым он когда-то являлся, изначально был мрачным, коварным парнем, не обладавшим ни малейшим изяществом? К тому же на сегодняшний день он был не более чем скромным помощником при правительстве…

Ладно, теперь к этому добавилось еще несколько титулов; вроде «владельца чайного ларька», «знаменитого в округе сказочника», «излюбленной цели для поддразнивания проживающими в районе красных фонарей горожанами» и «горячей темы всех сплетен», «второго парня, замешанного в скандале с магистратом-дажэнем»… Нань Гэ’эру казалось довольно странным, что он мог с такой легкостью относиться к случившемуся в прошлом, а затем насмешливо смотреть на свое настоящее.

Вследствие этого он ляпнул нечто такое, что потрясло его самого:

— Я — Бэй Мо Ли, — он раскрыл свою настоящую личность.

В стране Бэй Цзюнь все носили фамилию «Бэй», а в стране Цзюнь Яо у всех была одинаковая фамилия «Цзюнь». Фамилия в каждой стране совпадала с первым словом в названии этой страны; это можно было считать устоявшейся традицией этого мира.

На лице Неземного Генерала, который стоял напротив него, отразился ужас, как будто он увидел призрака. Нань Гэ’эру выражение на лице мужчины показалось довольно забавным. Для него было куда более жутко увидеть перед собой того, кто «уже мертв», понятно?!

— Давно не виделись, — как человек, который часто оказывался на грани жизни и смерти и не раз командовал на поле боя, он спустя мгновение уже оправился и скрыл шок за улыбкой.

— Папочка, ты снова встретил кого-то из своих старых друзей? — стоящая возле них девочка недовольно нахмурилась, особенно выделив слово «ты».

Вся уверенность из поведения мужчины сразу же испарилась, словно была всего лишь иллюзией…

— Эм, Сяо Чжэнь, твой папочка, я…

— Папочка, тебе не нужно ничего объяснять, — девочка с невозмутимым видом прервала лепет этого парня. — Все в порядке, Сяо Чжэнь уже привыкла к тому, что ты каждый день только и делаешь, что встречаешь старых друзей.

Кстати говоря, похоже, Неземной Генерал был рубаха-парнем, который завел великое множество самых разных друзей.

Парень с неловкостью посмотрел на Нань Гэ’эра:

— Моя девочка, эм, кхе-кхе…

Нань Гэ’эр тоже улыбнулся.

— Но если так подумать, поскольку папа и Нань Гэ’эр — старые друзья, мы сможем каждый день слушать истории Нань Гэ’эра, — с проказливым видом сказала девочка, которой явно было не больше пяти.

«Ха, а ты действительно все хорошо просчитала…»

Неземной Генерал испустил смиренный вздох:

— Сяо Чжэнь!

— Папочка, раз уж все так, то не спеши и предавайся своим воспоминаниям в компании старого друга, — Сяо Чжэнь высунула язычок и рассмеялась, — а я пока немного поиграю неподалеку, — не успел ее папочка возразить, как она взяла ноги в руки и бросилась наутек.

Отец с комплексом дочери все еще ворчал, глядя ей вслед:

— Сяо Чжэнь, будь осторожна с этими невинно выглядящими мальчиками, они все поголовно злодеи, которые в будущем украдут тебя у твоего папочки!

Даже после того, как силуэт Сяо Чжэнь скрылся из виду, Неземной Генерал продолжал слегка переживать, глядя туда, где исчезла спина Сяо Чжэнь.

— Я знаю каждого ребенка в округе, — улыбнулся Нань Гэ’эр. — Не волнуйся, позже я помогу тебе ее отыскать.

— Я знаю, что с ней ничего не случится, — преисполненный уныния Неземной Генерал уселся на скамью, которую обнаружил неподалеку. — Но если все эти мальчики проведают о моей Сяо Чжэнь, они определенно придут, чтобы попросить у меня ее руки. Сяо Чжэнь такая очаровательная…

«Да ладно… Какой бы очаровательной ни была твоя Сяо Чжэнь, ей даже пяти лет еще нет, кто воообще может прийти и сделать ей предложение?..» Нань Гэ’эр скорчил гримаску. Он налил чашку чая и поставил ее перед Неземным Генералом:

— Угощайся. 

— Спасибо, — Неземной Генерал наконец-то привел в порядок свое настроение. Взяв со стола чашку с чаем, он сделал большой глоток, после чего поднял голову и посмотрел на Нань Гэ’эра. — Никогда бы не подумал, что тебя на самом деле интересуют мужчины.

Уголки губ Нань Гэ’эра дернулись, когда он ответил:

— Я тоже.

«Негодяй! Как и следовало ожидать, весь округ уже проведал об этом!»

Неземной Генерал усмехнулся, не пожелав это прокомментировать:

— Ты… — казалось это слово включало в себя тысячу слов. В конце концов, он смог выдавить только его, больше ничего не сказав.

Нань Гэ’эр понимал сложные эмоции, навалившиеся на его собеседника. Он улыбнулся:

— За пролетевшие пять лет мы оба несколько изменились.

Неземной Генерал ухмыльнулся:

— Нет, я остался прежним, ты единственный здесь изменился. Я же всегда был человеком, который вышел отсюда.

— О, — брови Нань Гэ’эра приподнялись. Его не заботило, собирается Неземной Генерал поделиться с ним своими причинами или нет; это не имело значения. — Какое замечательное место, даже мертвые здесь могут воскреснуть.

Неземной Генерал усмехнулся:

— Я вообще-то не умирал. Просто, когда моя жена умерла, я почувствовал, что меня больше ничто там не держит, поэтому вернулся в родные места, — он ничего не скрывал.

— Сюда? — изначально Нань Гэ’эр решил, что Неземного Генерала тоже сюда забросило; но в итоге выяснилось, что это место изначально было его родиной.

— Сюда, — в знак подтверждения кивнул Неземной Генерал. — Помимо этого места, я не могу представить себе никакое другое, где мог бы обосноваться.

— Ты — Неземной Генерал, — заметил Нань Гэ’эр. «Разве есть что-нибудь, чего ты не смог бы заполучить? Почему ты так жалко вернулся сюда?»

— Только здесь я дома, — улыбнулся Неземной Генерал. — Лишь в этом месте я мог бы осесть и жить в мире с самим собой и окружающими людьми. Мы родились здесь и вернемся сюда; такова наша судьба.

— Почему?

— Этот мир терпеть нас не может, — снова усмехнулся Неземной Генерал. — Нам некуда идти, — отпив глоток чая, он посмотрел на Нань Гэ’эра. — Ваше высочество, разве вы не чувствуете того же?

Нань Гэ’эр промолчал.

— Только люди, которые принадлежат этому миру, могут вернуться сюда. Только люди, которым некуда больше идти, останутся здесь, — рассмеялся Неземной Генерал. — Таковы правила. Начиная с самого рождения,  каждый здешний ребенок учится маршировать, командовать войском, вести сражения и убивать врагов вместо того, чтобы изучать стихи, поэзию и песни; изучают боевые искусства и навыки владения оружием вместо добродетелей, — Неземной Генерал улыбнулся. — По достижении подходящего возраста, они могут сделать выбор: набраться опыта во внешнем мире или же остаться и зарабатывать себе на жизнь здесь. Ты уже должен был это видеть.

— Это те дети, которые собирались вступить в войска Цзюнь Яо и добиться успеха? — если бы после всего сказанного Нань Гэ’эр по-прежнему верил, что Гуаньтянь находится под юрисдикцией Цзюнь Яо, он был бы безнадежным болваном.

— Да, — улыбнулся Неземной Генерал. — Вот почему я сказал, что мир нас на дух не выносит. Это наш первый и последний пункт назначения, — он усмехнулся. — Я лишь воспользовался определенной тактикой, чтобы вернуться сюда.

Нань Гэ’эр немного поразмыслил:

— Почему ты рассказал мне все это? Если говорить начистоту, это должно быть важным секретом Гуантянь, разве не так? Разве можно рассказывать о подобном чужаку, вроде меня?

Неожиданно, но Неземной Генерал рассмеялся:

— Ты все еще считаешь себя чужаком? — а затем с усмешкой продолжил: — Или ты думаешь, что в этом мире есть еще какое-то место, куда ты мог бы отправиться?

Нань Гэ’эр дара речи лишился.

После продолжительного молчания Неземной Генерал резко вскочил:

— Мне нужно найти мою Сяо Чжэнь; эти пройдохи-мальчишки, — у него снова пробудился комплекс дочери.

Нань Гэ’эр скривил губы:

— Я тебе помогу, — идя возле него, он неожиданно задал вопрос: — Парни, в чем заключается причина вашего существования? — «Чего ради в мире существует столь могущественная, таинственная и пугающая сила?»

Правители всех стран, похоже, понятия не имели о ее существовании. Чего они пытались достичь в этом мире? Если имелся один Неземной Генерал, то где-то должен существовать и второй. Аура, уникальная для могущественных людей, которую он лично видел и ощущал, была здесь настолько концентрированной, словно обладать ей было в порядке вещей.

Неземной Генерал обернулся и бросил взгляд на Нань Гэ’эра, смеясь:

— Хочешь знать?

«Разве не очевидно?»

— Тогда иди и спроси у Мо Шу сяньшэна, он расскажет тебе, — ухмыльнулся Неземной Генерал. — Все мы подчиняемся его приказам и в любой момент готовы явиться на зов. Он — властелин и правитель этого места.

Весенние деревья и закатные облака ☣

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии