Весенние деревья и закатные облака ☣

Размер шрифта:

Глава 36

Раз уж Нань Гэ’эр решил наведаться в Бэйцзюнь, он тотчас приступил к подготовке. Той ночью, во время умывания он немного помялся, а затем неожиданно посмотрел утратившего от любви разум Мо Шу, сидящего в свете лампы:

— Эм, мое лицо.

— Хм? — после краткого мгновения достойного поведения Мо Шу снова вернулся к своей слепой одержимости; он с улыбкой издал вопросительный звук, когда заметил, что к нему обращается Нань Гэ’эр.

«Хорошо, ладно. Я в курсе, что ты у нас культурный человек и способен видеть мою душу сквозь эту жуткую внешнюю оболочку… Уф, но, по-моему, мою душу тоже нельзя считать особенно привлекательной, хорошо?! Постойте-ка, с ходом моих мыслей, похоже, что-то пошло не так…»

Нань Гэ’эр тут же вернул свои разгулявшиеся мысли на место:

— Эм, это… Мо Шу, людям, живущим во внешнем мире, мое лицо может показаться довольно… пугающим, верно? — ему нечасто приходилось смотреться в зеркало, но, в конце концов, он то и дело общался с другими людьми. Даже если это было просто отражение в чьих-то глазах, Нань Гэ’эр все равно мог различить, что внешность отраженного в них уродливого парня была до крайности неприглядной. Более того, умываясь, он даже сам ощущал исключительно глубокие шрамы, изрезавшие его лицо. Было бы куда более странно, не знай он, насколько ужасно выглядит.

Мо Шу с полным непониманием глянул на лицо Нань Гэ’эра:

— Хм, и вовсе не пугающе.

«Я в курсе, что тебя подобным не запугать, но проблема заключается в том, что нормального человека это зрелище, скорее всего, испугает. К тому же…» — Нань Гэ’эр бросил взгляд на прекрасное лицо, которое казалось нефритовым в свете лампы. — «Мой дорогой господин, если я в таком виде выйду во внешний мир вместе с тобой, как ты думаешь, хоть какой-то прохожий сможет скрыть противоречивые чувства, увидев контраст между нашими лицами?»

— Есть ли какой-нибудь способ подправить мое лицо? — напрямик спросил Нань Гэ’эр, не желая вдаваться с Мо Шу в обсуждения душевных качеств человека и его внешнего вида.

— Есть такой, — конечно же, как только прозвучал прямой вопрос, Мо Шу дал на него такой же прямой ответ, не тратя время на разглагольствования. — И какой тип внешности для изменения своего лица ты предпочитаешь?

«А? Так можно еще и внешность заодно изменить?» — у Нань Гэ’эра распахнулись глаза. 

— Эм, у меня есть свобода выбора?

Мо Шу глянул на Нань Гэ’эра так, будто тот только что ляпнул нечто странное:

— Конечно. Ты предпочитаешь тип внешности Чжу Си или Сяо Ся? Мой тоже неплох, — немного поразмыслив, он снова заговорил: — Тип Чунь Цзяо тоже вполне осуществим, только для этого потребуется больше времени, из-за чего можем не успеть закончить к отъезду. К тому же, хотя для А-Фана и меня это не имеет большого значения, у других могут возникнуть кое-какие сложности из-за слишком сильного сходства. 

— Да кто вообще захочет выглядеть как Чунь Цзяо?! — спустя долгое время на лоб Нань Гэ’эра снова вернулись черные линии. Он прервал разбегающийся поток мыслей Мо Шу. — Я просто хочу выглядеть нормально, — он наконец-то осознал, из-за чьего влияния его собственные мысли становились все более и более запутанными.

— Нормально? — Мо Шу посмотрел на лицо Нань Гэ’эра. — Но ты и сейчас выглядишь совершенно нормально.

— Где ты здесь увидел хоть что-то нормальное?! — Нань Гэ’эр скорчил гримаску. — Да я же точная копия горбуна из Нотр-Дама, ясно тебе?! — «Насколько же искажено твое чувство прекрасного?»

— Горбун из Нотр-Дама? — этот термин озадачил Мо Шу. — Это кто-то из ночного патруля?

Почувствовав слабость, Нань Гэ’эр замотал головой:

— Эм, только не говори мне, что именно ты будешь помогать мне с изменением внешности? — «Если этим займешься ты, то мне лучше сразу же сдаться. Кто знает, во что ты меня превратишь». — Я просто хочу излечить эти шрамы, оставшиеся от ран у меня на лице. Сделать их практически незаметными будет вполне достаточно.

— Так вот ты о чем, — наконец-то озарило Мо Шу. — Это проще простого; скорей всего, займет только неделю. Завтра я приглашу доктора, хорошо?

«…Проще простого… Всего лишь неделю… А ты знаешь, что я пять лет проходил с этим изуродованным лицом?! …Это место еще более абсурдное, чем какие-нибудь центры пластической хирургии из некой страны! Один-единственный врач в Гуантянь занимается всеми травмами, как внутренними, так и внешними, и даже на стороне пластическим хирургом подрабатывать успевает?! Его поистине можно назвать «видным деятелем в области медицины» и «высокоодаренным гением»!»

«Доктор из Гуантянь даже способен вернуть к жизни кого-то, три года продержанного в водной тюрьме, человека, которого признали мертвецом императорские врачи и которого неизвестно сколько времени несло по течению. Более того, этот кто-то по сей день остается живым и с каждым днем его здоровье все улучшается… Для такого врача пластическая хирургия — раз плюнуть! А избавление от шрамов вообще проще простого!»

Нань Гэ’эр уже утратил всякую чувствительность к непостижимым вещам, с которыми сталкивался в Гуантянь. Излив в глубине души все накопившееся негодование, он тихо ответил:

— Хорошо…

Высокомерный доктор посетил их на следующий день, спросив Нань Гэ’эра:

— Как ты хотел бы изменить свою внешность?

«Дядя, если в итоге твоя душа переселится и окажется в двадцать первом веке, за тобой наверняка станет табунами гоняться бесчисленное множество женщин, если не хуже», — молча выговорился про себя Нань Гэ’эр, после чего сухо ответил:

— Нормально… Выглядеть нормально было бы замечательно.

Некий обезумевший от любви пришелец дополнил его слова комментарием со своей стороны:

— Сяо Нань имел в виду сглаживание шрамов, он считает, что этого будет достаточно, — хотя затем пробормотал: — На самом деле я считаю, что он уже сейчас выглядит просто великолепно. Если после этого в результате он станет выглядеть еще лучше, что случится, когда он появится таким во внешнем мире?.. — в тоне его голоса начала проявляться легкая тревога. — Что если все эти злобные люди нацелятся на него?..

Недовольный и приунывший Нань Гэ’эр бросил взгляд на Мо Шу. «Мой добрый господин, ты бы лучше о себе позаботился, хорошо? Я ведь выгляжу совершенно обыкновенно. А вот на тебя, с другой стороны, стоит тебе выйти, как большинство прохожих, не в силах удержаться, бросают еще один взгляд».

Обернувшийся Нань Гэ’эр заметил, как лоб доктора пересекли черные линии. «Я понял. Не считая Чжу Си и меня, ты — единственный человек в Гуантянь, который ясно понимает, какой этот парень на самом деле».

Обменявшись смиренным взглядом с доктором, Нань Гэ’эр заговорил:

— Вы сможете сделать такое небольшое изменение внешности? Все будет хорошо, если меня не станут узнавать по лицу, каким оно было до того, как я получил эти шрамы.

Доктор кивнул:

— Здесь нет ничего сложного. Достаточно слегка изменить некоторые области лиц людей, чтобы они стали неузнаваемыми. Вот только… — доктор замолчал и посмотрел на Мо Шу. Взяв кисть и бумагу, он написал: «Если Мо Шу сяньшэн слишком разгорячится во время путешествия, я молю Нань Гэ’эра успокоить его».

— А? — слегка озадаченный Нань Гэ’эр глянул на доктора. Он совершенно не понял, что тот пытался этим сказать.

«Мо Шу сяньшэн немного…» Доктор казался несколько нерешительным. После затянувшейся паузы он снова поднял кисть: «Он слегка кровожаден».

— А? — Нань Гэ’эр невольно повернул голову, бросив взгляд на Мо Шу, который хмурился и бормотал себе что-то под нос.

Мо Шу = кровожадный? Это определение никак не укладывалось у него в голове. Раньше ему казалось, что… Мо Шу = идиот. Сейчас ему представлялось, что Мо Шу = влюбленный дурак.

Однако, как ни крути, он просто не мог связать у себя в голове «кровожадный» с «Мо Шу». Ничто не намекало на это. Любой кровожадный человек казался либо слегка ненормальным, либо психически неуравновешенным. Однако исходящая от Мо Шу аура была безупречно чиста. Он совершенно не походил на подобного человека, а если точнее, это было просто немыслимо.

Заметив изумленное выражение, нарисовавшееся на лице Нань Гэ’эра, доктор с горечью усмехнулся и написал: «Пусть все и желают, чтобы у вас все закончилось хорошо, если честно, они не особо хотят, чтобы ты ехал туда вместе с ним».

— Почему? — «Неудивительно, что Чжу Си так странно отреагировал».

«Потому что в итоге тебе придется увидеть другую сторону характера Мо Шу сяньшэна». Продолжил писать доктор. «Из-за этого ты можешь испугаться и начать сторониться его».

— Но… — теперь Нань Гэ’эр тоже слегка занервничал. Еще раз взглянув на Мо Шу, он прошептал: — Похоже, он сам совершенно не подозревает об этом.

«Потому что он не видит ничего плохого в своей кровожадности».

Нань Гэ’эр посмотрел на Мо Шу, погрузившись в молчание и не ответив ни слова.

«Не переживай, если ты не сможешь с этим смириться, у меня есть лекарство, способное стереть все твои воспоминания о нем». Предположив, что Нань Гэ’эр сомневается, доктор снова взялся за кисть. «Так было в случае с биологической матерью Мо Шу сяньшэна. В действительности она вышла замуж за другого и родила от него ребенка, продолжая жить мирной жизнью».

Нань Гэ’эр, едва сдерживая крик, широко распахнул глаза, после чего взял кисть и написал для доктора: «Мать Мо Шу до сих пор жива?!»

«Да. Она предпочла принять лекарство, оказавшись не в силах с этим смириться». Ответил доктор.

Осознав, что Нань Гэ’эр с доктором с каждой минутой подходят все ближе друг к другу, Мо Шу снова ощутил недовольство:

— Сяо Нань, ты все еще не закончил? — «Даже если это старик, я никому не позволю приблизиться к своему Нань Гэ’эру».

Доктор мигом схватил бумагу, и та в мгновение ока обратилась в порошок, рассыпавшийся по столу.

— Давайте приступать, — с бесстрашным видом заявил Нань Гэ’эр. — Давайте поскорее разберемся с этим делом, чтобы вы смогли вернуться пораньше.

Подготавливая инструменты для зашивания, доктор сверлил Нань Гэ’эра наполненным сомнением взглядом. В его глазах читались следующие слова: «Так что же ты ответишь на это, а, Нань Гэ’эр? Нельзя же просто забыть обо всем после того, как вытянул из меня все факты. Это слишком нечестно с твоей стороны! Что же именно у тебя на уме?!»

Весенние деревья и закатные облака ☣

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии