Власть книжного червя

Размер шрифта:

Глава 105. Звёздный фестиваль (❀)

Настал день звёздного фестиваля. Пусть солнце уже поднялось, но пока было раннее утро, а потому летнего зноя ещё не ощущалось. Тем не менее, город уже был наполнен праздничным шумом и суетой. Люди уже направлялись к южным воротам, хотя до их открытия и было ещё рано.

— Мама, я ушла!

— Будь осторожна и не торопись. Лутц, как и всегда, пожалуйста, позаботься о Майн.

Я покинула дом вместе с пришедшим за мной Лутцем. Сперва Тули пошла с нами, но, похоже, она собралась насладиться фестивалем со своими друзьями. Прежде чем убежать к воротам вместе с Ральфом и Феем, она сказала:

— Пока, Майн. Повеселись сегодня!

— Ты тоже, Тули.

Помахав на прощание Тули, Ральфу и Фею, мы с Лутцем пошли навстречу потоку, направляясь в храм. Мы надели нашу обычную одежду, чтобы можно было не бояться промокнуть.То тут то там из переулков выходили люди, и во взглядах всех читалась радость. Несмотря на то, что сегодня был фестиваль, никто не надел красивую одежду. Похоже, все вокруг знали, что промокнут.

Пробираясь сквозь множество людей, мы прошли центральную площадь и направились дальше на север. После площади людей стало меньше. Похоже, что живущие на севере люди уже ушли, чтобы добраться до ворот к их открытию.

— Майн, ты останешься в приюте.

— А-а? Почему?! — спросила я, посмотрев на Лутца широко распахнутыми глазами.

Я собиралась пойти в лес вместе со всеми, чтобы тоже собрать плоды тау. Лутц слегка поморщился, а затем ответил.

— Майн, если бы я просто пошёл на фестиваль вместе с тобой, то собрал бы в лесу лишь несколько тау и сразу вернулся. Вот только мы собираемся бросать их не в молодожёнов, а друг в друга в приюте, верно? А это значит, что их нам потребуется много. И если мы возьмём тебя вместе с собой, то просто не успеем вернуться к четвёртому колоколу.

Лутц был прав. Я считала, что это будет весёлой прогулкой, но на деле я просто буду мешать. Как же я ненавижу это тело, из-за которого я для всех лишь мёртвый груз. Стараясь утешить меня, Лутц погладил меня по голове и спокойно произнёс:

— Не говоря уже о том, что кто-нибудь может прийти в приют, чтобы проверить как там дела. Майн, поскольку ты директор, то разве тебе не стоит быть там?

— Ну да… верно.

Вполне вероятно, что главный священник или глава храма могут отправить кого-нибудь, чтобы проверить приют. И если глава храма узнает, что в приюте никого нет, то может за это наказать не только меня, но и главного священника, давшего разрешение.

— Видишь, у тебя тоже есть важная работа. Прикрой нас, пока мы собираем тау. Этим ты очень поможешь.

— Я понимаю. Я за всем прослежу.

Как только мы подошли к храму, пробил второй колокол. Это значит, что сейчас откроют ворота города. Вместе с Франом я наблюдала, как дети через чёрный ход выскользнули из приюта вслед за Лутцем, который прижимал палец к губам, чтобы показать, что они должны вести себя тихо. Привратник у ворот храма едва не расхохотался, да и мне тоже было тяжело удержаться от смеха. Увидев, что они успешно покинули храм, и теперь бегут к воротам, весело переговариваясь, я отправилась в свои покои. Я немного завидовала им. Переодевшись в свои синие одежды, я собиралась пойти в приют.

— Делия, а разве ты не хотела тоже пойти в лес?

— Поход в лес не поможет мне стать любовницей. Я хочу как можно скорее выучить алфавит.

Когда я дала Гилу и Делии грифельные дощечки, они начали соревноваться, кто быстрее выучит все буквы, однако Гил учился быстрее. Возможно, потому что он приносил свою каруту в приют и играл вместе с другими детьми.

— Понятно. Сейчас ты проигрываешь Гилу, да?

— Вот же! Совсем немного! Но я быстро его превзойду!

Раз уж Делия сама решила остаться, то я поручила ей присматривать за поварами, а мы с Франом, тем временем, пойдём в приют. Спустившись по лестнице на первый этаж, я через открытую дверь на кухню увидела, как Ху́го и Элла с невероятной скоростью готовят еду, стараясь закончить до четвёртого колокола, чтобы они могли присоединиться к празднику и побросать тау.

— Главный священник сказал мне, что за утро мне нужно рассказать вам о проходящих в храме ритуалах и церемониях. Он запретил вам бросать тау, пока вы не запомните их все.

— У-у-у-у…

Похоже, что главный священник был бескомпромиссным, когда дело касалось образования, а потому он сразу же разработал для меня учебную программу. И сегодня мне придётся многое запомнить.

Увидев, что я поражена количеством информации, написанной на дощечках, Фран пояснил:

— Главный священник принял во внимание ваши способности к расчётам и грамотность, и счёл, что вы должны с этим справиться.

Вот только главный священник ошибается. Мои способности к расчётам — это навык, оставшийся ещё с прошлой жизни, а грамотность — простая необходимость для того, чтобы читать книги. Ему не следовало на их основании делать вывод, что я могу запомнить большое количество информации о церемониях в храме. К сожалению, память у меня не особо хорошая.

Когда я направлялась по коридору в приют, то мне на пути попался какой-то священник, которого я раньше не видела. Должно быть, он собирался на церемонию.

— Ох, разве это не та бесстыжая маленькая простолюдинка, которой разрешили носить синие одежды? Разве ты не знаешь, что на сегодняшней церемонии нет места детям?

— Я не участвую в церемонии. Главный священник поручил мне присматривать за сиротами в приюте.

— Вот как. Такой простолюдинке как ты и правда подходит что-то вроде присмотра за сиротами. Неужели, ты всё-таки знаешь своё место?

— Благодарю вас за вашу похвалу.

Священник презрительно хмыкнул и ушёл. Я же направилась в приют. А вот Фран казался обеспокоенным случившимся, и, нахмурившись, сказал:

— Госпожа Майн. То, что сейчас произошло…

— Фран, не беспокойся об этом. Ничего плохого не произошло. Это всего лишь слова. Они никак не могут мне навредить.

Придя в приют, я увидела, что там находилось несколько служительниц. Как и следовало ожидать от служительниц, которых оставили на роли кандидаток для подношения цветов, все они были милыми девушками с красивыми чертами лица.

— Ох, госпожа Майн. Что привело вас сюда?

Они повернулись в мою сторону и непонимающе наклонили головы. Каждое их движение было настолько изящно, что я подумала, что они были куда больше похожи на богатых девушек, чем я.

— Я беспокоилась, что кто-то может прийти, чтобы проверить приют, а потому решила побыть здесь. А у вас, девочки, осталась какая-то работа?

— Нет, просто нам было не особо интересно идти в лес, а потому мы решили остаться, чтобы приготовить суп.

Среди служительниц я заметила знакомое лицо. Это была девочка лет пятнадцати с ярко-оранжевыми волосами, собранными в тугой пучок за головой. Хотя называть её девочкой, возможно немного странно, потому что, судя по её причёске, она уже должна быть взрослой. Однако, её лицо выглядело всё ещё достаточно юным, так что определение «девочка» ей больше подходит.

— Вильма, спасибо что нарисовала картинки для каруты. Они получились очень милыми.

Светло-карие глаза Вильмы, которые и без того всегда выглядели весёлыми, счастливо прищурились, что ещё больше подчеркнуло нежную атмосферу вокруг неё.

— Это я должна поблагодарить вас, что предоставили мне возможность снова рисовать. Я уже давно не держала в руках ручку, а потому была очень счастлива. К тому же дети очень заинтересовались вашей карутой. Я даже не ожидала, что вы делаете её для приюта.

— Это была награда для моего слуги. Но если ты не против нарисовать ещё, то я могу заказать карточки и для приюта.

Хотя я могла заказать дощечки и написать на них буквы и текст, но вот мои рисунки настолько сильно отличались от привычных для этой культуры, что все люди вокруг были категорически против, чтобы я рисовала. Так что для создания каруты мне требовалась помощь Вильмы.

— Ох, конечно! Я с радостью помогу вам.

Вильма просияла. Она очень любила как рисование, так и детей. Когда мы устроили уборку в приюте, именно Вильма первой бросилась в подвал, чтобы вымыть детей. Когда я пообещала, что подготовлю карточки для каруты специально для детей из приюта, девушка рядом с Вильмой печально опустила глаза.

— Если бы я как и Вильма умела хорошо рисовать, то тоже могла бы быть вам полезной…

— Ох, Розина, ты ведь хорошо играешь на музыкальных инструментах, да?

Девушкой, которая только что тяжело вздохнула, была Розина. У неё было красивое зрелое лицо и, насколько я знала, она умела играть на музыкальных инструментах. Вот что значит элегантная девушка. Мне бы хотелось услышать игру Розины, но похоже, что её бывшая хозяйка забрала инструменты с собой, а потому Розине было не на чем играть. Если бы была такая возможность, то я хотела бы купить ей инструмент, но учитывая, что музыкальные инструменты были до́роги даже в Японии, мне было несложно представить, что цена на хороший инструмент здесь была просто астрономической.

— Фран, а музыкальные инструменты дорогие?

— Было бы лучше спросить об этом господина Бенно. Однако, должен сказать, священницам очень важно обучаться музыке.

— Если госпожа Майн хочет обучаться, то я могла бы ей помочь. Я с радостью стала бы вашей слугой, — сказала Розина.

Кажется, Розина служила той же священнице-ученице, что и Вильма. Их хозяйка была очень увлечена различными видами искусства и чётко разделяла своих слуг на служителей, которые занимались работой, и служительниц, с которыми она предавалась искусству. Розина и подобные ей проводили все дни, оттачивая свои навыки в пении, музыке, танцах, поэзии и рисовании.

Мда… Я училась играть на фортепиано около трёх лет, но никогда не брала в руки какие-либо другие инструменты, помимо тех, что были в музыкальном классе. Не думаю, что здесь найдутся блокфлейта1 или мело́дика2. Да и сомневаюсь, что мне позволят назвать своим любимым музыкальным инструментом кастанье́ты3. Думаю, я поспешила стать священницей-ученицей. Мне не только нужно разобраться в порядках в храме, но и получить музыкальное образование.

— Госпожа Майн, а теперь просим нас простить. Нам пора готовить суп, — сказала Вильма.

Когда она и остальные девушки отправились готовить суп, я осталась в столовой приюта лишь с Франом.

— Фран, как ты думаешь, что если я возьму Вильму в качестве своей слуги? Главный священник не будет против?

— Могу я спросить, почему вы хотите её взять?

— Вильма хорошо рисует. И дело не только в каруте. На самом деле у меня есть ещё много идей, для которых понадобится её помощь. Поэтому я и хочу взять Вильму, пока её не забрал какой-нибудь священник. Кроме того, думаю, что мне будет полезно иметь при себе взрослую и образованную служительницу.

— Думаю, что главный священник скорее всего даст своё разрешение. Однако, Вильма заботится о маленьких детях больше, чем кто-либо другой, а потому я не знаю, что с ними будет, если вы заберёте её из приюта.

— Понимаю. Позже, я спрошу мнение Вильмы и всё обдумаю.

Пока Фран рассказывал мне о церемониях в храме, пробил третий колокол. Вскоре после этого стало довольно шумно. Похоже, что женихи и невесты пришли в храм на церемонию звёздного сплетения. Мне бы хотелось пойти посмотреть, но, естественно, я не могла этого сделать.

С нетерпением ожидая, когда же остальные вернутся, я старалась запомнить то, что мне поручили за сегодня выучить. Наконец пробил четвёртый колокол, означавший окончание церемонии звёздного сплетения. Шум постепенно начал утихать. Когда стало совсем тихо, дети украдкой вернулись через чёрный ход. Я видела, как они, зажав рты, старались ступать как можно тише, поднимаясь по лестнице.

— С возвращением. Вы собрали много тау?

— Госпожа Майн, тише!

Мне велели замолчать, так что я поспешно закрыла рот. Наконец вошёл Лутц и закрыл дверь в подвал. После этого он поднял руку, только тогда все начали говорить.

— Да, мы принесли много!

— Они в наших корзинах в подвале. Но сначала обед, верно?

— Верно. Сначала помойте руки и подождите, пока принесут божественные дары. Я ненадолго вернусь в свои покои.

Так как со мной был Лутц, то я решила идти в покои не по коридору, а через подвал. Спустившись по лестнице, я увидела корзины, которые дети в лесу заполнили тау.

— Лутц, можешь дать мне четыре тау? Мои повара, Хуго и Элла, не могли пойти в лес, а потому я хочу дать им по паре тау.

— Да, конечно.

Фран взял тау и через чёрный ход мы дошли до моих покоев, где я увидела, что Ху́го и Элла уже закончили готовить обед и теперь нетерпеливо ждут у кухни. Фран передал им по два тау.

— Большое спасибо за вашу работу в день фестиваля. Это немного, но, пожалуйста, возьмите эти фрукты.

— Что?! Правда можно?! Спасибо!

Стоило мне повернуться спиной к кухне, как Ху́го сразу же бросился прочь. Насколько же он ждал звёздного фестиваля? И в кого он вознамерился бросить эти тау? Я услышала обеспокоенный выкрик Эллы:

— Ху́го, подождите!

Я подумала, что мне в данном случае не стоит обращать на них внимания, а потому не стала оборачиваться.

Попросив Делию принести обед, я поела вместе с Лутцем. Сегодня на обед было нечто похожее на капеллини4. Я попросила нарезать простую пасту как можно тоньше, а вместо томатного соуса и моцареллы я решила использовать соус из помэ́ и сыр с мягким вкусом. Чтобы заменить соус из базилика, я попробовала добавить в растительное масло похожие на чеснок ри́ги, травы и соль. Также у нас был салат из сезонных овощей и курица приготовленная на пару. По правде говоря, я бы хотела со̄мэн5, но, как всегда, я не могла найти ничего подходящего для японской кухни.

— Лутц, ты сегодня много работал, так что можешь есть сколько хочешь. Благодаря тебе, все выглядят такими счастливыми и взволнованными. Спасибо.

— Да, нам всем пришлось постараться. Чтобы найти побольше тау некоторые дети ушли так далеко в лес, что я думал, мы не успеем вернуться вовремя.

— Похоже, было весело. Хотелось бы и мне увидеть фестиваль. Фран всё утро учил меня.

Судя по всему, сиротам понравилось собирать плоды тау в лесу, и из их взволнованных разговоров я поняла, что на обратном пути в храм они видели людей, которые прятались, держа фрукты тау. Я не могла не позавидовать им.

— Эй, Майн, не хочешь ненадолго сходить и посмотреть на фестиваль? Вероятно, все молодожёны уже ушли, а потому мы не будем бросать фрукты. Просто посмотрим как сейчас выглядит город. Дети будут есть лишь после того, как мы пообедаем, так что у нас ещё есть время, верно?

Божественные дары будут переданы в приют после того, как священники закончат обед. К тому же, некоторые служители скорее всего ещё подготавливали кареты. Думаю, у нас есть немного времени, прежде чем все будут готовы бросать тау.

— Да! Пойдём!

После того, как я переоделась из синих одежд в свою обычную одежду, я бросилась вместе с Лутцем к воротам храма. Залитые водой улицы города блестели под летним солнцем. Мостовая около храма почти не была влажной, но чем дальше мы шли на юг, тем больше под нашими ногами было сырых участков. Интересно, сколько же плодов тау бросили люди, чтобы на улицах оказалось столько воды, что даже летнее солнце не могло быстро её испарить? Думая об этом, я заметила детей, что бежали по улице и смеялись. Они были мокрыми с ног до головы. С волос капала вода. Они направлялись на юг, откуда доносилась какая-то суета.

— Лутц, давай пойдём за ними!

— Только не подходи слишком близко, хорошо?

Следуя совету Лутца, я украдкой наблюдала за детьми из-за угла здания. В довольно узком переулке шла большая битва. При этом, люди там не делились на команды, а просто бросали тау друг в друга, выкрикивая громкие и бессмысленные слова. Из-за того, что они были в переулке, крики отражались от стен и становились громче.

Все были полностью мокрые, а потому не удивительно, что в итоге лёгкая летняя одежда девушек плотно прилегала к телу, а в худшем случае становилась прозрачной. Многие парни бегали без рубашек, вероятно, потому что им не нравилось, что одежда липнет к телу… Мда, это похоже на то, как люди празднуют когда их любимая футбольная или бейсбольная команда выигрывает чемпионат.

— А-а?! — внезапно выкрикнул Лутц, когда в его голову попал шар воды.

Капли холодной воды брызнули и на меня, а когда я обернулась, то увидела позади Лутца группу детей, готовых бросаться тау.

— Эй, мы нашли детей, которые совсем не мокрые! — закричали дети.

В ответ на их выкрик, огромная толпа людей прекратила забрасывать друг друга плодами тау и все люди разом уставились на нас. Их глаза сияли, как у охотников, нашедших свою добычу, отчего у меня по спине побежали мурашки. Я тихо пискнула и вся сжалась.

— Майн, беги! Постарайся уворачиваться!

— Я не смогу!

Ему не следует полагаться на мою ловкость, потому что это тщетно. Лучшее, что я могла сделать, это поднять руки, чтобы тау не попали мне прямо в лицо. Лутц схватил меня за руку и побежал, при этом отбив летящий в меня фрукт. Тау ударился о мостовую и лопнул, разбрызгав воду. Избежав попадания, я почувствовала облегчение, вот только это продлилось недолго. То, что Лутц отбил тау, лишь подстегнуло азарт охотников атаковать нас.

— Они увернулись! Нахальные маленькие дети!

— А ну за ними!

И вот в нас один за другим полетели тау. Они действительно напоминали водные шары, а потому от попадания не было больно, даже когда их бросали в полную силу. Вот только от холодной воды, стекающей по голове и спине, а также попаданий в спину всё новых тау, у меня по всему телу были мурашки.

— Ай-ай! Холодно! Очень холодно!

— Майн, просто двигай ногами!

Лутцу удалось отбить только первый бросок тау, а вот всех остальных мы никак не могли избежать. Особенно когда к атакующим присоединились взрослые. В мгновение ока нас окружило множество людей. Всё они хотели насладиться фестивалем, а потому, поддавшись азарту, с энтузиазмом бросали в нас тау. У нас не было никакой возможности ни убежать, ни увернуться.

— Аха-ха! А ведь парнишке неплохо удаётся защищать её!

— У паренька многообещающее будущее!

Хохоча, взрослые хвалили усилия защищавшего меня Лутца, а затем словно ураган устремились искать свою следующую добычу.

— Лутц… я ведь теперь заболею, да?

Я сжала край своей мокрой юбки, отчего из неё полилась вода. Лутц покачал головой, а затем кивнул.

— Тётя Ева наверняка отругает тебя и скажет, что не пустит на фестиваль в следующем году.

— Ну, теперь я узнала что из себя представляет этот фестиваль. И поняла, что это не для меня, раз после него я наверняка заболею, — ответила я, выжимая мокрые волосы.

Мы с Лутцем направились в храм, по пути постаравшись выжать одежду насколько могли. На площадях в северной части города уже начались приготовления. Похоже, что здесь сделали упор на праздничном ужине, а не на забрасывании друг друга тау. На деревянные ящики водрузили доски, соорудив таким образом некое подобие столов, и уже откуда-то приносили еду.

— Если бы я был голоден, то захотел бы зайти к ним.

— Да, но мы недавно поели.

Думаю, что набегавшиеся по городу люди, всё это время кидавшиеся плодами тау, сразу же поймут, насколько они голодные, стоит им только увидеть еду.

***

— Вот же! Да что с вами случилось?! Вы только посмотрите на себя! Госпожа Майн, подождите снаружи, пока я приготовлю ванну, иначе вы всё здесь испачкаете! — отругала меня Делия, прежде чем это успела сделать мама.

— Она страшнее, чем тётя Ева, — пробормотал Лутц.

Я слегка кивнула, соглашаясь с ним. Пока мы ждали за дверью, когда ванна будет готова, появился Фран, одетый в подержанную одежду для походов в лес. Похоже, он подготовился к предстоящим играм с водой. Увидев нас промокшими насквозь, он принялся тереть свои виски́.

— Госпожа Майн, сироты уже готовы, так что вы можете пойти в приют как есть. Делия, пожалуйста, приготовь ванну, чтобы госпожа Майн могла принять её, когда вернётся.

Делия не пошла с нами, сказав, что бросание друг в друга тау нельзя назвать достойным занятием. Что до Гила, то он уже ушёл в приют.

— Служители, которые подготавливали кареты для священников, сообщили мне, что все священники и их слуги отправились в дворянский район и ворота уже закрыты.

Мы направились в приют через чёрный ход, где увидели, что все уже переоделись в обноски, в которых они ходят в лес. Корзины с тау, что стояли в подвале, уже вынесли на улицу. Лутц предложил разделиться на две команды, и Фран поделил всех поровну, учитывая пол и возраст сирот. Мы выбрали подходящее место, где можно бегать, и все пообещали не покидать его границы.

— Не забудьте потом убрать за собой. И не слишком громко кричите, чтобы не привлекать внимания людей за пределами храма. Веселитесь, но не причиняйте друг другу вреда и не ссорьтесь. Поняли?

— Да!

— Хорошо, сейчас мы раздадим вам фрукты тау.

Лутц бросил взгляд на корзины. В такой момент я, как человек с самым высоким статусом, должна подать пример. Те тау, которые я видела в лесу ранее, были размером с сустав моего большого пальца, а тау, которые были в корзинах, имели размер с мой кулак. Они и правда были набухшими от воды, прямо как шарики с водой. Когда меня закидывали тау, я прикрывала глаза, так что, можно сказать, что сейчас я впервые их видела.

— Ух ты, они и правда выросли!

В тот момент, когда я взяла большой тау, лежавший сверху, я почувствовала, как из меня вытягивается магическая сила, прямо как при посвящении её божественным инструментам. При этом тау начала пузыриться и менять свою форму.

— Ай-яй?!

— Майн, что случилось?!

— Оно поглощает мою магическую силу!

Внутри полупрозрачных красных тау появились семена, похожие на гранатовые зёрна и начали увеличиваться.

— Это плохо! Ты знаешь что происходит?! — спросил Лутц.

— Откуда я знаю?!

Пока я паниковала, держа тау, светло-красный плод становился всё темнее, и в нём уже было больше семян, чем воды. Мягкая кожура затвердела и стала непрозрачной. И тут я наконец поняла, что это. Этот красный фрукт, без сомнения, был семенем тро́мбэ, который мне попался в прошлом.

— Лутц, это тро́мбэ! Приготовь ножи! — выкрикнула я, всё ещё держа тау.

Лутц, до этого смотрящий на изменения тау, немедленно бросился в подвал, который мы теперь использовали как склад. Он вернулся с корзиной, заполненной ножами и садовыми секачами6, а затем принялся раздавать указания детям-сиротам.

— Возьмите ножи к которым привыкли при походах в лес. Сейчас у нас будет ценный материал для изготовления бумаги. Давайте нарубим его!

— Хорошо! — хором ответили сироты.

К тому времени, когда тау стал совсем жёстким и становился всё более и более горячим, у всех в руках уже были ножи. Думаю, если я сейчас его брошу, то он начнёт расти так же, как и в прошлый раз.

— Госпожа Майн, мы готовы! — сказал Гил, встав рядом со мной, держа секач.

Гил выглядел прямо как герой из «супер сэнтай7». Лутц, держа в руке нож, указал мне на участок травы.

— Майн, брось его на землю!

После слов Гила и Лутца я постаралась бросить тау так сильно, как только могла.

— Я выбираю древесные ростки8!

Примечания

1. блокфлейта — продольная флейта со свистковым устройством.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Блокфлейта

2. мело́дика — язычковый музыкальный инструмент семейства гармоник. Разновидность губных гармоник с клавиатурой.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Мелодика

3. кастанье́ты — ударный музыкальный инструмент, представляющий собой две вогнутые пластинки-ракушки, в верхних частях связанные между собой шнурком.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Кастаньеты

4. капеллини — крайне тонкие, обычно 0,88 мм в диаметре, подобные спагетти макаронные изделия, принадлежащие к традиционной итальянской кухне.
https://ru.wikipedia.org/wiki/Капеллини

5. со̄мэн — очень тонкая лапша из пшеничной муки (менее 1,3 мм в диаметре). японский со̄мэн обычно подается холодным с соевым соусом, дас̧и и мирином.

6. садовый сека́ч — нож, верхняя часть которого загнута и похожа на крюк. https://ru.wikipedia.org/wiki/Садовый_секач

7. Super Sentai — японский телевизионный сериал о супергероях. Производится с 1975 года японскими компаниями Toei Company и Bandai. В 1993 компания «Saban» занялась переработкой оригинала, назвав его «Power Rangers» (Могучие Рейнджеры).
https://ru.wikipedia.org/wiki/Super_Sentai

8. отсылка на «Покемон».
что до названия, то в оригинале Майн называет их «にょきにょっ木» (НёКиНёККи), где «нёкинёки» — это некие длинные объекты появляющиеся (выстреливающие) один за другим, а «ки» — дерево.

Власть книжного червя

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии