Власть книжного червя

Размер шрифта:

Глава 280. Пролог

Под прохладным весенним ветром Тули отправилась за покупками вместе со своей мамой Евой и другом детства Лутцем. В Эренфесте существовала традиция, что девочки по достижении десяти лет меняли юбки до колен на юбки длиной до щиколотки. В связи с этим Тули требовалось подготовить одежду к предстоящему сезону.

Кроме того, десять лет — это также время, когда заканчиваются договоры учеников, которые дети заключают после крещения. Детям предстоит решить, хотят ли они продлить свой договор в мастерской или перейти в другую. Таким образом, десять лет — это важная веха в жизни.

Тули намеревалась, как только её договор закончится, присоединиться к мастерской Коринны в качестве ученицы да́пла. К этой цели она стремилась последние два года. Пусть пока это было лишь устным соглашением, так что Тули и её родителям только предстояло заключить договор, но просто невозможно было представить, чтобы компания «Гилбе́рта» или мастерская Коринны отступились от своего слова, учитывая, что Тули являлась любимой мастерицей Розмайн, приёмной дочери герцога, и делала для той украшения для волос. Таким образом, она могла ни о чём не беспокоиться и готовиться к переходу в новую мастерскую.

«Когда наступит лето, я стану да́пла, прямо как и Лутц», — думала Тули. Она понимала, что ей придётся попрощаться с друзьями, с которыми работала всё это время, и всё же её походка оставалась лёгкой, потому что она на шаг приблизилась к своей мечте. В хорошем настроении Тули быстро добралась до центральной площади города, а затем повернулась к идущим позади Еве и Лутцу.

— Итак, Лутц, куда теперь? — спросила Тули.

— Нам нужно заказать одежду для работы в мастерской, а также одежду ученицы компании «Гилбе́рта». Тебе, как доверенной мастерице госпожи Розмайн, потребуется время от времени посещать храм. Лучше сначала заказать одежду ученицы, тогда нам не придётся носить с собой лишнее. Поэтому мы начнём с мастерской госпожи Коринны.

Оказалось, что это Бенно распорядился, чтобы Лутц сопровождал Тули. Она подумала, что такая внимательность Бенно к другим потрясающая.

— Лутц, извини, что тебе приходится ходить с нами. Большое спасибо, — сказала Тули.

— Не беспокойся. Меня попросил об этом мастер, к тому же мне тоже нужна летняя одежда.

Лутц показывал куда идти, а Тули и Ева следовали за ним. Как только они миновали площадь и оказались в северной части города, количество людей в дорогой одежде увеличилось, доносившиеся разговоры стали звучать вежливее. Общая атмосфера явно указывала на то, что здесь жили богатые люди.

Заметив, что её мать в нерешительности оглядывается, Тули осознала, что в какой-то момент уже привыкла ходить по северной части города. Пусть она и всё ещё нервничала, когда заходила в мастерскую Коринны, но простая прогулка по улице больше не вызывала у неё беспокойства. Оглядевшись, Тули хихикнула про себя и подумала: «А интересно, думают ли другие люди, что я живу в северной части города?»

— Тули, почему ты так довольно улыбаешься? — поинтересовался Лутц.

— Знаешь, госпожа Коринна лично пригласила меня присоединиться к её мастерской, чтобы я делала украшения для волос для госпожи Розмайн. Разве это не потрясающе?

Любой ученик оказался бы невероятно горд и счастлив, если бы какая-то другая мастерская попросила работать на неё. Лутц тепло улыбнулся и поздравил Тули, а вот Ева выглядела немного раздражённой.

— Тули, ты не должна говорить о таких вещах на улице, — отчитала она её.

Ремесленники могли понять гордость Тули за то, что её приглашает к себе другая мастерская. Да и её коллеги обычно празднуют переход учеников в другие мастерские. Вот только Тули перебиралась из бедной южной части города в богатую северную. Подобное почти никогда не случается. Казалось более вероятным, что её удача вызовет больше зависти, чем поздравлений. Всё-таки город был не таким большим, а потому лучше жить так, чтобы другие не таили на тебя обиду.

В ответ Тули надула щёки и сказала:

— Да, я знаю. Но что в этом такого? Нас здесь всё равно никто не знает…

Тули и сама прекрасно понимала, что ей не следует открыто говорить об этом даже своим друзьям, а потому не хвасталась, хотя и хотелось. Конечно, было бы здорово, если бы те искренне поздравили Тули с переходом в мастерскую госпожи Коринны, и всё же, когда её спрашивали о планах, ей ничего не оставалось, как давать расплывчатые ответы.

— По крайней мере я могу поговорить с Лутцем, который уже присоединился к компании «Гилбе́рта». Соседям я не проболтаюсь. Разве я могу сказать, что собираюсь перейти в мастерску́ю госпожи Коринны, в то время, когда Лаура сильно переживает, что, возможно, не сможет остаться даже в нашей мастерской?

Все в текущей мастерской Тули знали, что Коринна часто звала её, чтобы сделать украшения для волос, а потому нетрудно было догадаться, в какую именно мастерскую она собирается перейти. Тем не менее Тули старалась не разговаривать на эту тему ни с кем, кроме своей семьи.

— Ага… Продление договора даруа́ — результат упорных усилий, а потому не стоит говорить об этом тем, у кого возникли сложности даже с продлением текущего договора. Я ученик торговца, к тому же уже стал да́пла, а значит не буду менять магазин. Мне не известно, насколько сложно перейти в другую мастерскую, и как сильно из-за этого завидуют другие, но я знаю, что ты, Тули, старалась изо всех сил.

Искренние слова Лутца, в которых не было и тени зависти, позволили Тули почувствовать себя немного лучше. В последнее время, каждый раз, когда речь заходила о продлении договоров, Тули хранила молчание. Но даже так она ощущала завистливые взгляды окружающих. То, что Лутц относился к ней как обычно, было для неё облегчением.

— Даже если ты не знаешь, как сложно сменить мастерскую, но ведь поначалу тебе пришлось трудно, разве нет? — спросила Тули.

Лутц стал учеником в большом магазине в северной части города сразу же после церемонии крещения. При этом сам он не был из семьи торговцев, и даже среди родственников не имелось никого, кто мог бы его представить. Тули переходила в схожую по направлению мастерскую, но всевозможные различия всё равно сбивали её с толку. А вот Лутц оказался брошен в новый мир сразу же после крещения и смог преуспеть, хотя никто и не мог его направить.

— Знаешь, Лутц… Если бы ты не присоединился к компании «Гилбе́рта», я бы даже не подумала о том, чтобы перейти в мастерскую госпожи Коринны. Ты удивительный.

— Это всё благодаря Майн. Я смог стать учеником компании «Гилбе́рта» только потому, что Майн провела переговоры с мастером Бенно. К тому же, став священницей-ученицей, она организовала мастерскую, помогая с которой, я смог доказать свою ценность магазину. А сейчас мою позицию да́пла в магазине поддерживает то, что я являюсь их связью с приёмной дочерью герцога, — небрежно сказал Лутц, посмотрев на Тули. — Конечно, я тоже приложил много усилий, и всё же…

Ненадолго задумавшись, Лутц продолжил:

— Тули, разве твоя ситуация не такая же? Ты смогла стать мастерицей по изготовлению украшений для волос благодаря тому, что Майн научила тебя, как их делать. И теперь, когда она, став приёмной дочерью герцога, хочет носить украшения, которые сделала ты, компания «Гилбе́рта» просто не может не желать взять тебя к себе. Конечно, ты тоже очень стараешься ради того, чтобы твои украшения получались как можно лучше, но той, кто проложила для тебя дорогу, была Майн.

В обычных обстоятельствах никто бы не доверил изготовление украшения для волос, предназначенного для дочери герцога, ученице, которой не исполнилось ещё и десяти. Учитывая, что работа на семью герцога была невероятно почётна, взрослые хотели выполнять её сами, считая, что это не работа для детей. Единственная причина, по которой компания «Гилбе́рта» не поступила так, заключалась в том, что они понимали, что в действительности Майн хотела встретиться со своей семьёй. Так что Лутц дал Тули понять, что положение, в котором она находится, обусловлено тем, что её младшая сестра предпочитала украшения для волос, сделанные Тули.

— Понятно… Ты прав, — подтвердила она.

В голове Тули глубоко укоренился образ Майн, которая мало чем могла помочь и которой достаточно было переволноваться, чтобы потерять сознание и оказаться прикованной к постели с лихорадкой. Но безусловно, именно благодаря Майн, у Тули сейчас появилась возможность присоединиться к мастерской госпожи Коринны.

— Вот почему я никому не собираюсь позволить превзойти меня в том, что касается печати и изготовления бумаги. Тули, тебе нужно упорно трудиться, оттачивая свои навыки, чтобы никто не смог превзойти тебя в изготовлении украшений для волос. Если взрослые обойдут тебя, и твои украшения окажутся хуже, чем у них, то ты потеряешь своё особое положение.

Лутц намекал, что компания «Гилбе́рта» просто не может продавать приёмной дочери герцога украшения для волос хуже чем те, что они продают другим дворянам. Затем он продолжил:

— Тули, ты ведь понимаешь, что произойдёт, если твои украшения для волос окажутся недостаточно хороши?

— Я больше не смогу увидеться с Майн?

— Ошибаешься. Госпожа Коринна и мастер Бенно никогда не рискнули бы рассердить приёмную дочь герцога, сделав что-то подобное. Однако тебе бы пришлось доставлять ей украшения для волос, которые сделаны другими, при этом делая вид, что ты сделала их сама. Ты ведь не хочешь этого, верно?

Тули замотала головой. Она совершенно не желала допускать подобного. Тули решила ещё больше стараться, чтобы оставаться единственной, кто будет делать украшения для её младшей сестры.

***

— Ох, это же Лутц и Тули. Господин Бенно сообщил мне, что вы придёте, — сказала знакомая мастерица, когда они вошли в мастерскую Коринны. — Лутц, ты можешь пока заняться оформлением документов. Тули, а мы с тобой пойдём в примерочную и быстренько тебя измерим. Вам ведь сегодня предстоит много чего купить, так что лишнего времени нет, верно?

Мастерица поспешно отвела Тули и Еву в примерочную в задней части мастерской. Там находилось несколько швей, которые тут же велели Тули раздеться, чтобы они могли снять мерки.

— Тули, так странно шить для тебя рабочую одежду только сейчас. Я хочу сказать, ты ведь приходишь сюда уже около двух лет, — со смехом сказала одна из швей, начиная измерять Тули, оставшуюся в одном нижнем белье.

Ева улыбнулась, чувствуя облегчение от того, что Тули уже стала своей для работниц мастерской.

— В конце весны мы с ней придём, чтобы подписать договор. Пожалуйста, позаботьтесь о моей дочери, — обратилась Ева к работницам.

— Конечно. Мы позаботимся о Тули. До сих пор она приходила сюда, чтобы учить нас делать украшения для волос, и теперь мы сможем стать коллегами.

Ощутив, как тепло к ней все относятся, Тули почувствовала, как её тревоги утихают. Она боялась, что что-то может омрачить её радость, и теперь этот страх постепенно исчезал.

— Тебе также понадобится одежда ученицы компании «Гилбе́рта», в которой ты будешь доставлять заказы в храм, да? — уточнила швея. — Тогда мы снимем необходимые мерки и для неё.

Пока работницы снимали мерки Тули, она чувствовала себя немного странно. Ранее ей уже доводилось помогать с измерениями Майн и Бригитты, но это первый раз, когда одежду в мастерской шили на заказ для неё самой. Тули подумала, что довольно занятно взглянуть на работу швеи с другой стороны.

— Тули быстро растёт, — сказала Ева швеям. — Не могли бы вы сделать одежду с заделом на будущее? Боюсь, что иначе Тули быстро из неё вырастет, и нам придётся заказывать новую.

— Тогда почему бы нам не сделать юбку чуть длиннее? — предложила швея.

Пока Ева обсуждала со швеями будущую одежду, Тули оделась. Закончив с оформлением заказа и поблагодарив швей за работу, Ева и Тули покинули примерочную.

— Тули, с измерениями закончили? Тогда сядь здесь. Сапожник сейчас подойдёт, — сказал Лутц.

Стоило Тули выйти из примерочной, как её усадили на стул, чтобы снять мерки для кожаной обуви. Из-за прикосновений к ногам Тули было так щекотно, что она отчаянно пыталась не рассмеяться. «Майн говорила, что это тяжело, когда тебя меряют, — подумала Тули. — Теперь я понимаю почему!».

***

Закончив с заказом требующейся для Тули формы ученицы компании «Гилбе́рта», Тули вместе с Лутцем и Евой отправились в магазин дорого́й подержанной одежды, который она уже несколько раз посещала с тех пор, как Майн впервые купила там одежду для неё. Им нужно было купить что-нибудь для прогулок по северной части города, а именно корсаж и юбку до щиколотки, подходящие для десятилетней девочки.

— Мне тоже нужно купить себе одежду. Тули, думаю, вы с тётей Евой и сами справитесь, верно? — сказал Лутц, после чего сразу же направился в секцию с мужской одеждой.

Когда Тули вместе с матерью пришли в секцию с женской одеждой, на лице Евы проявилось беспокойство, и она поинтересовалась, правда ли они будут покупать одежду в таком месте.

— Мама, как думаешь, юбка такой длины подойдёт? — спросила Тули.

Посмотрев на юбку, которую примерила дочь, Ева наклонилась, чтобы получше ту рассмотреть, а затем выпрямилась и счастливо улыбнулась.

— Думаю, да. Пусть она и немного длинновата, но это даже хорошо, потому что к осени ты ещё подрастёшь.

Наблюдая, как Тули примеряет одну юбку за другой, Ева смогла немного расслабиться.

— Тули, тебе ведь ещё понадобится корсаж. Как насчёт этого? — предложила Ева.

Тули взяла у матери предложенный корсаж. Он напоминал жилет, только украшенный спереди кружевом. Девочки начинали носить такие с десяти лет, чтобы их фигура выглядела красивее. Надев корсаж, она стала затягивать находящийся спереди шнурок, пока корсаж не начал плотно облегать тело.

— Думаю, мне нужно немного попрактиковаться, прежде чем я научусь делать это идеально, — сказала Тули, крутясь перед зеркалом и чувствуя себя взрослее.

По её собственному мнению, она выглядела весьма неплохо.

Ева коснулась пальцем шнурка корсажа улыбающейся Тули и заметила:

— Тебе нужно научиться завязывать его так, чтобы шнурок не развязался. То, как ты завязала его сейчас, не продержится долго. Когда ты начнёшь двигаться, шнуровка ослабнет. До наступления лета тебе предстоит ещё попрактиковаться, как его правильно завязывать. Так что, возьмём этот корсаж?

— Эм-м… Мне кажется, что вон тот симпатичнее. Как ты думаешь? — спросила Тули и взяла ещё один корсаж, который ранее привлёк её внимание.

Лицо Евы слегка потемнело.

— Он конечно симпатичный, но тебе не кажется, что он слишком кричащий, чтобы надевать такой на работу?

Некоторое время они мучились выбором, а затем увидели, как Лутц бросил на прилавок выбранную одежду. Тули окликнула его и помахала рукой.

— Эй, Лутц. Как ты думаешь, что из этого лучше подойдёт для ученицы компании «Гилбе́рта»?

— Тули, поскольку ты станешь да́пла, то тебе сто́ит купить и то, и другое.

— Но мне не нужно так много. Я могу обойтись одним, — ответила Тули.

Лутц покачал головой.

— То, что ты станешь да́пла, означает, что ты больше не будешь ходить в северную часть города, когда тебя зовёт госпожа Коринна, а станешь там жить. Тебе понадобятся несколько комплектов одежды, особенно с приближением лета.

Тули поняла, что с учётом того, что ей предстоит жить в компании «Гилбе́рта», ей понадобится больше подходящей для северной части города одежды. У неё кровь отлила от лица, и она пробормотала, что не сможет себе этого позволить, а затем схватилась за голову. На Еве тоже лица не было. Ничего удивительного, ведь такая одежда стоила заметно дороже той, которую они покупали обычно.

— О, тебе не нужно беспокоиться о деньгах. Благодаря кое-кому, тебе хватит на всё необходимое, — сказал Лутц, вытаскивая из под рубашки гильдейскую карту.

Лутц объяснил им, что Майн отдала ему свои сбережения, накопленные до того, как она стала Розмайн, и сказала использовать их, чтобы поддержать её семью и помочь Тули осуществить её мечты.

— Постой, Лутц. Сколько в конечном итоге заработала Майн? — спросила Тули.

— Похоже, она тайно добавляла к той сумме свои недавние доходы, так что я не могу назвать вам точную сумму. В любом случае, теперь, когда масштаб её работы возрос, зарабатывать она стала куда больше, — ответил Лутц и отвёл взгляд.

Затем он взял у Тули два корсажа и положил их на прилавок.

— Так что не беспокойся о деньгах. Просто купи всё, что тебе потребуется, когда ты начнёшь жить в магазине. Думаю, тебе понадобится ещё один корсаж и юбка. А ещё две или три блузки.

Послушавшись Лутца, Тули и Ева поспешно принялись выбирать подходящую одежду. В итоге на прилавке скопилась небольшая гора. Лутц расплатился и, выглядя непринуждённо, попросил продавца принести все это в компанию «Гилбе́рта».

— Давайте продолжим. Нам нужно ещё многое купить, — сказал Лутц, направившись куда-то дальше.

Тули сильно удивило, что она покидала магазин с пустыми руками, несмотря на то, что они накупили много вещей, но ещё больше её удивили слова Лутца о том, что им ещё многое нужно купить.

— Что? Нужно ещё что-то? Но я ведь купила достаточно одежды, — непонимающе сказала Тули.

— Я вспомнил, что тебе понадобятся новые рабочие инструменты и принадлежности для письма. И раз ты станешь да́пла и получишь комнату, то также будет нужна посуда. Конечно, это можно отложить до тех пор, пока ты не переедешь, поскольку прямо сейчас всё это тебе не требуется, но чтобы воспользоваться гильдейской картой, я должен пойти с тобой. Будет лучше, если мы разберёмся со всеми покупками прямо сейчас.

***

Лутц водил их по самым разным магазинам, при этом вспоминая, что ему самому требовалось купить, когда он только переехал в свою комнату в компании «Гилбе́рта». В итоге они купили ручку, чернила, дощечки, а также тарелки, чтобы она могла есть вместе с другими да́пла. Сама Тули даже не догадалась бы, что ей потребуется купить всё это.

— Лутц, спасибо, что пошёл с нами. Без тебя мы бы даже не знали, что именно нужно купить, — сказала Ева, устало покачав головой.

Она искренне радовалась тому, что мечта её дочери перейти в мастерскую Коринны в северной части города сбылась, вот только это совершенно отличалось от работы в более бедной мастерской, поскольку и требующаяся для работы одежда, и используемые инструменты заметно отличались. В результате Ева не знала, что именно понадобится Тули, и сколько за это придётся заплатить. Она была очень благодарна Бенно за то, что он послал Лутца им в помощь, а также за деньги, которые Майн оставила им.

— Я никогда не думала, что Тули так скоро покинет дом… — пробормотала Ева.

Только сейчас, покупая все эти вещи, что понадобятся Тули, она осознала, что когда наступит лето, у её дочери будет уже совершенно другая жизнь. Сначала Майн, а теперь и Тули. Ева думала, что её дети слишком рано покидают гнездо.

— Мне немного страшно уходить из дома, но со мной все будет в порядке, пока там Лутц, — сказала Тули, похлопав мать по руке, чтобы успокоить. — Верно, Лутц?

К её большому удивлению, Лутц скрестил руки на груди и слегка нахмурился.

— Нет… Не думаю, что мы сможем держаться вместе долго.

— А-а? Что ты имеешь в виду? Ты собираешься покинуть компанию «Гилбе́рта»? — спросила Тули.

Да́пла просто не мог уйти с работы, а потому у Тули и Евы округлились глаза и они непонимающе уставились на Лутца. Тот огляделся, а затем, понизив голос, сказал:

— Только никому не рассказывайте, хорошо? Тули, я могу поделиться этим с тобой только потому, что вскоре ты станешь ученицей в компании «Гилбе́рта».

Затем Лутц ещё несколько раз сказал им, что они не должны никому рассказывать о том, что услышат, и только после того, как они вернулись в бедную часть города, куда не заходили люди, связанные с компанией «Гилбе́рта», принялся объяснять.

— Мастер Бенно планирует покинуть компанию «Гилбе́рта» и открыть новый магазин, торгующий бумагой и книгами.

По словам Лутца, компания «Гилбе́рта» зарабатывала слишком много денег на полиграфии и производстве бумаги, в то время как изначально магазин занимался одеждой и близкими к ней товарами. А поскольку их новое направление торговли находилось под покровительством приёмной дочери герцога, было очевидно, что со временем эта отрасль расширится ещё сильнее.

— С тех пор, как госпожу Розмайн удочерили, продажи бумаги и книг слишком сильно выросли. Более того, она ведь ещё придумала оригинальный дизайн одежды, который может положить начало новой моде, не так ли?

В настоящее время Коринна усиленно дорабатывала дизайн наряда Бригитты, и в случае, если он станет популярным среди дворян, статус компании «Гилбе́рта» повысится ещё сильнее. Тули тоже это понимала.

— Желая заработать, другие магазины отчаянно пытаются проникнуть в новую отрасль, а потому во время последней встречи владельцев крупных магазинов мастеру много чего наговорили. Чтобы защитить компанию «Гилбе́рта» как магазин одежды, у него нет другого выбора, кроме как открыть новый магазин, занимающийся полиграфией и продажей бумаги, тем самым разделив прибыль.

— М-м? А что плохого в том, что он зарабатывает много денег? — смущённо спросила Тули.

Она совершенно не понимала, почему Бенно нужно защищать свой магазин, когда дела у него шли так хорошо.

— Конечно, зарабатывать деньги — это здо́рово, вот только когда другие магазины начинают вам завидовать, это грозит различными проблемами. Тули, ты ведь тоже, чтобы избежать ненужной зависти, не болтаешь о том, что переходишь в другую мастерскую, — объяснил Лутц.

После его слов всё встало на свои места. Безусловно, было очень важно избегать ревности со стороны окружающих.

— К тому же, — продолжил он, — мастер планирует открыть собственный магазин ещё и потому, чтобы он в случае чего мог отправиться вслед за госпожой Розмайн, поскольку она финансирует всю полиграфическую отрасль и является его крупнейшим клиентом. Без неё ничего бы не началось и ничего не будет развиваться. Её страсть к книгопечатанию для него важнее, чем подданство герцогства.

Дворянки часто переезжали в другие герцогства, чтобы выйти замуж. Вполне возможно, что это может случиться и с Розмайн. Учитывая, что Эренфест довольно слаб по сравнению с другими герцогствами, вполне возможно, что придёт день, когда ей придётся покинуть герцогство. В таком случае Бенно хотел бы иметь возможность следовать за ней, как один из её людей, и открыть типографию на новом месте.

— Однако для компании «Гилбе́рта» такое невозможно, — пояснил Лутц. — У них здесь клиенты, связи и надёжная репутация. Они не могут бросить всё это лишь ради госпожи Розмайн. К тому же, госпожа Коринна привязана к родному городу и не хочет его покидать. Это означает, что если госпожа Розмайн все-таки переедет в другое герцогство, то компания «Гилбе́рта» не сможет отправиться вслед за ней.

— Но я тоже хочу последовать за ней! — воскликнула Тули.

Она понимала, что компания «Гилбе́рта» не может отказаться от всех установленных связей и клиентов, но причина её желания подписать с ними договор заключалось в том, чтобы оставаться эксклюзивной мастерицей госпожи Розмайн. Тули сильно забеспокоилась, что в будущем не сможет последовать за ней.

— Поскольку да́пла привязаны к своему магазину, мне, наверное, лучше подписать договор даруа́? — спросила Тули.

— Нет, нет. Я не знаю об этом наверняка. Возможно госпожа Розмайн и не переедет в другое герцогство. Пока это только догадки. Кроме того, раз у тебя есть возможность подписать договор да́пла, то тебе следует его подписать. От этого во многом будет зависеть отношение к тебе. Для таких бедных людей, как мы, у которых нет никакой поддержки, договор да́пла очень важен.

Прежде чем подписать с компанией «Гилбе́рта» договор да́пла, Лутц был там даруа́, а потому он знал, что говорил. Тули стиснула зубы.

— Конечно, я тоже хочу подписать договор да́пла, но моя мечта не просто в том, чтобы присоединиться к компании «Гилбе́рта»… Я обещала сестре, что стану первоклассной швеёй и смогу шить для неё одежду.

Самым важным для Тули было обещание, данное Майн прямо перед тем, как герцог удочерил её. Почувствовав, что её нежно похлопали по спине, Тули обернулась и увидела, что Ева смотрит на неё с тёплой улыбкой.

— Тули, нет смысла беспокоиться об этом самой. Тебе следует поговорить об этом с госпожой Коринной. Мы ещё не подписали договор, так что давай хорошенько подумаем, что для тебя лучше, — успокаивающе сказала она.

Тули кивнула, а затем тихо вздохнула. Направляясь домой, она думала о том, что никогда даже не предполагала, что будет беспокоиться подписывать ли ей договор да́пла или нет.

Власть книжного червя

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии