Власть книжного червя

Размер шрифта:

Глава 292. Отправляясь в Илльгнер

После того, как распродажа благополучно завершилась, я вернулась в храм, размышляя в пути о возможных способах незаметно помочь Эльвире. По возвращении я немедленно приступила к работе по подготовке группы для поездки в Илльгнер. Я вызвала Лутца и Гила в потайную комнату в покоях директора приюта и попросила выбрать служителей, которые будут сопровождать их в Илльгнер и помогать с повседневными нуждами.

— Гил, будь осмотрителен при выборе одежды, хорошо? Тебе понадобится одежда как для лета, так и для осени. Думаю, когда я прибуду за тобой ко времени праздника урожая, будет уже довольно холодно.

— Вас понял, госпожа.

— Лутц, пожалуйста, пусть компания «Гилберта» подготовит для служителей несколько комплектов одежды, которая подошла бы для повседневной жизни в Илльгнере. Одежда не обязательно должна быть дорогой, но им нужно что-то надевать, когда они не работают в мастерской. В отличие от храма, я не думаю, что там они смогут носить привычную им свободную одежду.

— Хорошо. Я разберусь с этим, как только мы определимся, кто поедет с нами.

Наблюдая, как они оба делают заметки в диптихах, я думала над тем, что ещё им может понадобиться.

— Не забудьте про посуду и столовые приборы. Я не думаю, что там найдётся всё, что нужно для такого количества людей, а поскольку служители никогда не ели без столовых приборов, то, без сомнения, могут возникнуть проблемы, если не взять их с собой.

Лутц привык как есть еду руками, так и пользоваться общими столовыми приборами в столовых нижнего города, но служителей готовили как слуг дворян, в результате привив им довольно хорошее воспитание. Культурный шок в Илльгнере может быть для них примерно в той же степени тяжёлым, как и для сирот Хассе, когда те пытались приспособиться к жизни в храме.

— Я попрошу мастера Бенно или Дамиана достать столовые приборы и посуду. Я знаю, что мы останемся в Илльгнере до праздника урожая, но когда именно ты заберёшь нас?

— Наверное, после сбора моего осеннего ингредиента в Ночь Шуцерии, когда луна станет пурпурной. Так что через какое-то время после этого.

Когда я в прошлом году очень горевала из-за неудачи, Лутц утешал меня. Он, похоже, вспомнил об этом, потому что начал смущённо чесать затылок.

— Э-эм… Ну, не облажайся в этот раз.

— Кхм… В этом году всё будет хорошо. С нами будет главный священник.

Фердинанд упоминал, что в этом году планировал одолжить у Сильвестра командующего рыцарским орденом Карстеда для сбора в Ночь Шуцерии. Вместе с ним и Экхартом, который уже был знаком с той волной зверей, атаковавшей нас в прошлом году, было трудно представить, что что-то может пойти слишком плохо.

Но перед этим нам ещё нужно собрать мой летний ингредиент.

— Также есть сообщение от компании «Планте́н», — сказал Лутц. — Дамиан хотел бы ненадолго посетить твою мастерскую. Если он не узнает, как делается бумага, то не сможет вести переговоры с гибом Илльгнером.

— Я не возражаю, если Бенно дал на это своё разрешение. Только учти, что, как и мастера, он может пройти только в мастерскую. Не забудь сказать Дамиану, чтобы он не заходил в дворянскую область храма.

— Не беспокойся, он — не ты. Нормальные люди не гуляют по территории благородных, — парировал Лутц, прищурившись.

Дамиан был внуком главы гильдии. Вести дела с дворянами для него было словно дышать, а потому компании «Планте́н», на мой взгляд, следовало проявлять в отношении него осторожность, чтобы его действия не привели к оттоку прибыли. Вот только Дамиан был весьма ценным работником, поскольку точно знал, что ему следует, а чего не следует делать в присутствии дворян, так что от его работы в компании «Планте́н» было намного больше пользы, чем вреда.

— И ещё кое-что. Глава гильдии попросил о встрече с тобой, прежде чем все отправятся в Илльгнер. Как думаешь, сможешь найти для него время?

— Я не против, если он придёт попрощаться с нами в день отбытия, но организовать встречу в любое другое время будет непросто. Мне нужно очень многое сделать перед отправлением в Илльгнер. К тому же… У меня впечатление, что даже несмотря на то, что времени будет мало, он, вероятно, попытается обратиться с какой-нибудь хлопотной просьбой. У меня нет особого желания с ним пересекаться.

Пусть даже сейчас я была выше него по статусу, но из-за того напора, с которым глава гильдии вёл дела, я беспокоилась, что не смогу отказать ему в просьбе. Но когда я подумала о том, насколько мне нужно быть осторожной с ним, Лутц раздраженно затряс головой.

— Не-не-не. Это благодаря вам, дворянам, а не ему, у людей так много забот.

Кхм… Извини за то, что из-за меня у тебя столько работы… И её количество только увеличивается.

— В любом случае, это приемлемо, — продолжил Лутц. — Я скажу главе гильдии, что он может приехать проводить нас.

***

Для путешествия в Илльгнер Лутц и Гил выбрали четверых служителей, а затем собрали в мастерской инструменты, которые понадобятся им для изготовления бумаги. До отбытия в мастерской успеет побывать и Дамиан, но, поскольку я сама редко бываю там, вряд ли мы пересечёмся.

После возвращения в комнату главы храма Бригитта, обрадованная возможностью поговорить с семьёй, отправила в Илльгнер ордоннанца и сообщила дату нашего прибытия.

***

И вот наступило утро нашего отбытия. Всё, что нам требовалось взять с собой, было сложено на белокаменной мостовой со стороны нижнего города. Отсюда недалеко до мастерской, и имелось достаточно свободного места для создания пандобуса. Служители и работники компании «Планте́н», помогавшие носить вещи, сейчас стояли передо мной. Помимо них, я увидела и Фриду с главой гильдии.

— Доброе утро, госпожа Розмайн.

— Доброе утро. Все готовы? — спросила я, оглядываясь. — Сделайте шаг назад, пожалуйста. Я создам ездового зверя.

Чтобы вместить весь имеющийся багаж, зверя я создала размером с автобус. Бенно приказал рабочим начинать погрузку вещей, а Фрида ошеломлённо смотрела на пандочку.

— Госпожа Розмайн… Что это вообще такое?

— Мой ездовой зверь. Мы отправимся на нём в Илльгнер. Симпатичный, не правда ли?

Фрида несколько раз переводила взгляд между мной и пандочкой, затем склонила голову.

— Это ездовой зверь? Он очень отличается от ездовых зверей, что я видела.

К тому, что пандочка кажется людям странной, я уже привыкла. Что меня удивило, так это то, что Фрида вообще оказалась знакомой с ездовыми зверями. В конце концов, за пределами дворянского района увидеть их можно редко.

Пока остальные готовились, мы с Фридой обсудили дела итальянского ресторана. Кроме того, она рассказала мне о своём ви́дении компании «Планте́н» как человека со стороны. Как выяснилось, она уже знала о распродаже книг в замке от Дамиана.

— Фрида, я слышала, что это ты направила Дамиана в компанию «Планте́н», верно?

— Да, это была я. Полиграфия началась с вас, госпожа Розмайн, и распространяется при полной поддержке герцога. Разве не будет очевидным участвовать в чём-то подобном с настолько гарантированным успехом? Если хотите, можете использовать моего старшего брата, пока он не будет падать от усталости. Уверена, он сможет доказать свою полезность, — ехидно улыбаясь, сказала Фрида.

Я на миг запнулась, снова увидев эту знакомую мне прямоту и верность своим торговым инстинктам, и в этот момент Дамиан подскочил к нам.

— Фрида, хотя госпожа Розмайн и благосклонна к тебе, но не говори с ней столь небрежно, она уже не такая, какой была до своего крещения, — обеспокоенно заметил Дамиан.

— Ах, простите меня. Я буду более осторожной в будущем.

Дамиан, должно быть, заметил, как я опешила от такого предложения. Он отвёл Фриду в сторону, напоминая ей, что она вела себя неподобающе по отношению к приёмной дочери герцога.

— Как только закончите с погрузкой, садитесь внутрь, — крикнул Бенно. — Все, кто уже раньше ездил на этой штуковине, научите остальных, как использовать ремни безопасности.

Группа людей, направляющихся в Илльгнер, была следующей: Бенно, Лутц и Дамиан из компании «Планте́н», Фран, Гил, Моника и Хуго в качестве моих слуг и персонала, Дамуэль и Бригитта как мои рыцари эскорта, и, наконец, четыре служителя из приюта.

Бригитта села на переднее пассажирское сиденье. Она выглядела счастливой, ведь ей предстояло впервые за долгое время вернуться домой. В то же время Дамуэль, который должен был лететь впереди нас на своём ездовом звере, выглядел довольно напряжённым. Он, вероятно, планировал, как бы произвести на семью Бригитты хорошее впечатление. Я подумала, что это было, безусловно, очень трогательно, но ему лучше немного расслабиться, вместо того, чтобы так напрягаться. Иначе он может испортить о себе впечатление, когда придёт время.

— Тогда в путь, — сказала я и взмахнула рукой.

Поднимая пандобус в воздух, я мельком увидела Фриду и главу гильдии, наблюдающих за нами с широко открытыми от удивления ртами.

***

Мой пандобус весь путь летел по небу, сделав лишь небольшой перерыв на обед. Илльгнер покрывали горы и леса, как и рассказывали Бригитта и Мориц на уроках географии. С гор в озёра текли реки, на берегах которых можно было заметить дома.

В конце концов в центре самого крупного селения из тех, что мы тут видели, показался большой белый дом. Это был летний особняк Илльгнера. Несколько крестьян смотрели в небо и махали нам, словно в ожидании нашего прибытия.

— Бригитта, мне кажется, или они зовут тебя?

— Они все для меня как семья, — ответила она, глядя вниз с ностальгической улыбкой.

В отличие от Эренфеста, дворянский особняк не был отгорожен от домов простолюдинов стеной, и тот факт, что они махали и кричали Бригитте, хорошо показывал, как близки здесь были простолюдины и дворяне.

— Госпожа Розмайн, я понимаю, что это может беспокоить вас. У нас тут, э-э… Илльгнер сильно отличается от Эренфеста, так что… Вы можете решить, что простолюдины ведут себя неуместно, но они делают это не из злого умысла, — пыталась объяснить Бригитта.

Бригитта была свидетелем произошедшего в Хассе, а потому беспокоилась о том, что жители могут пострадать из-за своего поведения, на что я лишь покачала головой.

— Тебе не о чем беспокоиться. Хотя я уверена, что главный священник был бы весьма недоволен ими. Однако я выросла в храме, часто посещая приют и тайком сбегая в нижний город, чтобы встретиться с торговцами и ремесленниками. Бригитта, простолюдины, близко общающиеся с дворянами, меня нисколько не оскорбляют, особенно когда все они так явно восхищаются тобой, — сказала я и продолжила намного тише, — И разве я сама не ела с простолюдинами на празднике урожая в Хассе?

Бригитта моргнула несколько раз, а затем расплылась в радостной улыбке. Для неё такая искренняя улыбка была редкостью, поскольку обычно она держала всё в себе, стараясь сохранять строгое выражение лица и говорить как можно меньше. Честно говоря, сейчас она выглядела настолько милой, что мне захотелось срочно похвастаться этим перед Дамуэлем.

***

К тому моменту, когда мы все выбрались из пандобуса, вокруг нас собралось около дюжины простолюдинов. По словам Бригитты, здесь были простолюдины, работавшие как в лесу и на полях, так и слуги из летнего особняка.

— Госпожа Бригитта, добро пожаловать домой.

— Спасибо, что решили посетить Илльгнер, госпожа Розмайн.

У всех простолюдинов были добрые глаза, светящиеся любовью и уважением к Бригитте. Она поприветствовала их с такой доброй улыбкой, какую я редко видела, когда она была на службе.

— Я наконец-то вернулась. Я хочу вам всем представить госпожу Розмайн, приёмную дочь герцога и мою хозяйку. Позаботьтесь о том, чтобы ей оказывали должное уважение, — объявила Бригитта.

— Ах, значит, вы служите юной леди? В таком случае, полагаю, нам нужно быть внимательнее, — сказал пожилой мужчина, в то время как другие жители начали перешёптываться.

— Надо же, юная госпожа, которая всегда была настоящим сорванцом, стала такой элегантной.

— Может быть, она даже нашла себе возлюбленного!

— Юная госпожа всегда предпочитала бегать по горам с ножом, а не учить этикет, но сейчас она выглядит как представительная дама…

Все они говорили о прошлом Бригитты. Естественно, она поспешила остановить их.

— Достаточно! Оставьте разговоры на потом и отведите нас к моему брату. Он ожидает госпожу Розмайн.

— Хорошо. Идёмте.

Хихикающие сельчане провели нас к отдельно стоящему от главного особняка зданию и открыли нам дверь. Я видела, как те из нашей группы, кто был знаком с отношениями между простолюдинами и дворянами только на примере Эренфеста, напряглись и побледнели, не зная, как реагировать на происходящее.

— Эм-м, госпожа Розмайн… — начал Фран, смотря на меня тем знакомым взглядом, когда он собирался возразить против чего-нибудь.

— Фран, культура здесь отличается от культуры Эренфеста. Пока нет опасности, нам не стоит возражать. Я прошу тебя принять нынешнее положение вещей и понять, что не везде традиции одинаковы, — ответила я, снисходительно махнув рукой.

— Но…

— Если тебя увиденное слишком потрясло, прежде всего вырази своё недовольство гибу Илльгнеру или Бригитте, а не самим простолюдинам. Если сейчас испортить наши с ними отношения, то это будет грозить проблемами для компании «Планте́н» и служителей, которым ещё предстоит с ними работать.

Бенно, заметив, что я не возражаю против поведения простолюдинов, а потому проблем возникнуть не должно, приказал торговцам и служителями разгружать вещи из пандобуса. Нам негде будет спать, если вовремя не подготовить комнаты.

Бригитту, конечно же, разместят в летнем особняке, и, поскольку Дамуэль и я — дворяне, комнаты нам тоже подготовят там. Моника будет со мной, а Фран — с Дамуэлем. Гил, который в этой поездке являлся скорее частью компании «Планте́н», и Хуго являлись мужчинами, а потому их нельзя было разместить вблизи от моей комнаты. Они будут спать в отдельном здании.

Как только разгрузили багаж, я убрала пандочку и в сопровождении Бригитты последовала в особняк Илльгнера. В отличие от Эренфеста, мебель здесь изготавливалась не мастерами высочайшего уровня, которые соревновались в создании самого прекрасного продукта, а была довольно простой, сделанной заботливыми руками, отчего создавала умиротворяющую атмосферу.

Гиб Илльгнер вместе со своей семьей ждал нас в приёмной для гостей. Помимо него присутствовали его мать, жена и дети.

— Госпожа Розмайн, добро пожаловать в Илльгнер.

— Гиб Илльгнер, я безмерно благодарна вам за приглашение.

— Могу ли я просить о благословении в знак признательности за эту счастливую встречу, случившуюся под яркими летними лучами бога огня Лейденшафта?

— Вы можете.

Далее меня познакомили с семьёй. Жена и мать гиба Илльгнера поприветствовали меня, после чего гиб Илльгнер указал на приготовленный чай.

— Не желаете выпить чаю, пока слуги готовят вам комнату? Нам многое нужно обсудить.

Бригитта сейчас выступала моим рыцарем сопровождения и поэтому не могла обратиться к своей семье, к чему гиб Илльгнер отнёсся как к само собой разумеющемуся. Но было видно, что остальным членам семьи очень хотелось поговорить с ней. Я перевела взгляд между Бригиттой и остальными, прежде чем предложить Бригитте отпуск.

— Бригитта, я доверю свою охрану Дамуэлю. Ты же можешь быть свободна, пока не наступит время отбытия.

Она недоверчиво посмотрела на меня и покачала головой.

— Простите, но я должна охранять вас.

— Я очень ценю, что в моём эскорте есть человек, который так хорошо знаком с Илльгнером, но по той же причине у меня есть много вопросов, которые я хотела бы тебе задать. Однако, как рыцарь сопровождения, ты не сможешь принять участие в обсуждении, верно?

Рыцарей сопровождения, которые поставили что-то выше охраны своих подзащитных, обычно считали предавшими свой долг. Как и следовало ожидать от ответственной Бригитты, на работе она редко когда роняла даже слово.

— Кроме того, ты снова дома впервые за долгое время. Я хочу дать твоей семье возможность поговорить с тобой. Бригитта, это приказ. Переоденься и выпей с нами чаю.

— Как пожелаете, — ответила она, окончательно сдавшись.

Бригитта опустилась на колени с улыбкой проигравшей и скрестила руки на груди. Затем она вышла из комнаты, чтобы переодеться, как и было приказано. Увидев это, гиб Илльгнер недоумённо поморщился.

— Вы определенно необычная особа, госпожа Розмайн. Должен отметить, что вы совершенно не похожи на известных мне высших дворян.

— Как вы должно быть знаете, гиб Илльгнер, в отличие от большинства высших дворян, я выросла в храме. Живя там, я много общалась с сиротами и сбегала в нижний город, чтобы встречаться с торговцами и ремесленниками. Атмосфера здесь мне нравится больше, чем в дворянском районе, — ответила я.

Воздух и пейзажи здесь были прекрасными, а жители производили впечатление искренних и добрых людей. Я чувствовала себя здесь так же безмятежно, как и в нижнем городе, чего нельзя было сказать о замке с его многочисленными интриганами. Хотя наличие библиотеки, честно говоря, компенсировало мне большую часть проблем.

— Приношу извинения за ожидание, — сказала Бригитта, быстро переодевшись и вернувшись к столу.

Мы все вместе пили чай и обсуждали наши планы на ближайшие дни. В какой-то момент ко мне подошла Моника и сообщила, что моя комната подготовлена.

— Госпожа Розмайн, желаете ли вы переодеться?

— Да, желаю. Прошу меня простить.

Если бы я ушла, Бригитта, наверное, смогла бы поговорить с семьёй более откровенно. Стоило мне выйти из приёмной, закрыть за собой дверь и сделать пару шагов, как я сразу же услышала восторженное «Добро пожаловать домой, Бригитта!». Я ощутила в их голосах семейную любовь, и мне тоже сильно захотелось вернуться домой — в мой дом в нижнем городе.

***

Когда я сменила свой наряд для встречи с дворянами на одежду для прогулок по сельской местности, ко мне пришли Фран и Гил. По их словам, комната для Дамуэля тоже уже была готова, а для остальных почти закончили подготовку отдельно стоящего здания.

— Хорошо, значит, у всех уже есть место для сна. А теперь давайте определим место на берегу реки для строительства мастерской и установки наших инструментов.

— Компания «Планте́н» желает как можно скорее поговорить с гибом Илльгнером об ассоциации растительной бумаги. Они желают вашего присутствия в качестве посредника, чтобы обе стороны могли заключить справедливую сделку.

Из нашего обсуждения в замке мы знали, что, поскольку люди в пределах Илльгнера в основном использовали бартер, для обеспечения продаж произведенной ими бумаги по надлежащей рыночной цене лучше всего было основать здесь собственную ассоциацию. С организацией беседы было бы разумно поспешить, учитывая, что встреч с дворянами порой можно было ждать целую вечность. Так что я наскоро написала соответствующий запрос и отдала его Франу. Пока Фран относил письмо, я рассказала Гилу о планах на завтра, которые мы успели согласовать за чаем.

— Завтра хорошо знакомый с местностью житель проведёт для нас экскурсию. Я хотела бы собрать все образцы древесины, что покажутся подходящими для изготовления бумаги, поэтому приготовьте корзины, ножи и одежду для походов в лес.

— Как пожелаете.

— Далее, сегодня вечером на ужин, похоже, будет барбекю из местного мяса и овощей. Они действительно стараются изо всех сил, чтобы произвести на нас хорошее впечатление. Пожалуйста, скажи Хуго, чтобы помог им с готовкой.

Тут вернулся явно очень обеспокоенный Фран.

— Что-то случилось, Фран?

— Гиб Илльгнер сказал, что хотел бы поговорить с вами прямо сейчас.

Имея дело с дворянами Эренфеста, нужно было заранее посылать письма и договариваться о встречах за несколько дней, исходя из соображений, что у них есть какие-то планы. Но, похоже, гиб Илльгнер просто сказал, что нет необходимости ждать так долго, раз мы оба знаем, что наши расписания свободны. Меня это вполне устраивало, так как позволяло нам обоим сэкономить время и силы, но Фран настолько привык к традициям дворян из города, что ему было не по себе от того, как это делалось здесь, в сельской местности.

— Фран, старайся не обращать на это много внимания. Бенно не может провести слишком много времени вдали от своего магазина, поэтому чем быстрее он закончит здесь свои дела, тем лучше.

— Может быть и так, но…

Я попросила Гила позвать Бенно, а сама, несмотря на недовольный вид Франа, пошла в кабинет гиба Илльгнера. Бенно и Дамиан были удивлены тем, как быстро прошла организация встречи, но они так привыкли, что дворяне могут поторопить события, исходя из своего удобства, что просто приняли это как должное.

— Гиб Илльгнер, спасибо, что уделили нам время.

Бенно разговаривал с гибом Илльгнером в качестве представителя ассоциации растительной бумаги, я же просто сидела и наблюдала как посредник. Дамиан должен был остаться в Илльгнере в качестве представителя компании «Планте́н», поэтому хотел ознакомиться с точными формулировками подписываемого договора.

Бо́льшую часть деталей мы обсудили ещё в замке, а потому договор был составлен и подписан в кратчайшие сроки.

Власть книжного червя

Подписаться
Уведомить о
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии